Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Незрячие художники

Сергей Царапкин стал художником потому, что ослеп. Сергей - основатель творческой организации «Гомер». В нее входят слепые и инвалиды по зрению, увлекающиеся изобразительным искусством. Творчеством эти люди занимаются, чтобы «дорисовать» тот мир, который они не видят или видят его плохо.

Прозрение

Сергей Царапкин начал слепнуть с двух лет, когда перенес серьезное инфекционное заболевание. И окончательно потерял зрение к моменту окончания школы. Сейчас он видит лишь темные и светлые пятна.

Рисовать начал довольно поздно, после 30 лет. До того момента, пока полностью не лишился зрения, изобразительным искусством не увлекался. Уверяет, что рисовать начал после видения - к нему явился старец, который сказал: «Рисуй!» После этого Царапкин взял в руки уголь и начал чертить линии.

Первые свои линии Царапкин наносил на перфорированную бумагу, которую ему привозил отец. «Километре на пятом бумаги в этом хаосе линий я «усмотрел» изгиб, похожий на женское колено. Меня это так вздернуло! Я начал тянуть линию от этого колена. Получился изгиб талии, спина пошла, а места для головы не хватило», - признается он.

Позже Сергей стал работать с цветом. «Цвет для меня большого значения не имеет», - добавляет он. Сергей достает картину, изображающую Голгофу. На зеленом фоне распятый Иисус Христос и люди, оплакивающие его. На вопрос, почему фон зеленый, Царапкин отвечает: «Если бы вы мне не сказали, я бы этого и не знал».

Царапкин создал около двух тысяч картин. Большая их часть хранится у него дома, некоторые работы проданы на выставках. Он считает, что благодаря увлечению рисованием у него развилось внутреннее зрение.

Любопытство

Александр Романов увлекся изобразительным искусством после того, как в центре реабилитации познакомился со слабовидящими художниками. В детстве занимался рисованием и какое‑то время хотел стать художником.

Но в 16 лет он перестал видеть. Кто‑то из ребят попал ему в глаза снежком. От этого начала отслаиваться сетчатка, стало падать зрение. Сейчас Романов ничего не видит.

Чтобы заниматься живописью, разработал трафаретную методику. Из бумаги Александр вырезает шаблоны, которые булавками прикалывает к холсту. Сначала он закрашивает фон, а затем место под шаблонами.

«Краски у меня разложены [по порядку] и подписаны. Но когда мне нужны оттенки, приходится спрашивать у родственников, что получается», - объясняет он.

Над каждой картиной Романов работает от месяца до полугода. Сюжеты берет из книг и головы. По просьбе жены нарисовал ее порт­рет, но не классический, а психологический. Как выглядит его супруга, Александр не знает: он ее не видел.

Писатели

Сергей Царапкин и Александр Романов сейчас изобразительным искусством занимаются редко. Оба они нашли себя в новом увлечении - написании книг. «Это источник более сильного удовольствия для меня. И переход от живописи к книгам кажется мне логичным: научившись изображать что‑то на бумаге, мне теперь проще «рисовать» то же самое при помощи слов», - говорит Сергей Царапкин.

Ирина Толстошеева

Источник: mr-msk.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ