Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Распахните ваши души

"Вы нами поррражены?" - спросил Антон после спектакля, напряженно вглядываясь в наши восторженные лица. Мы кивали, а его мама все не осмеливалась поверить: "Кажется, что это только нам и нужно..."

Московский "Театр Простодушных" уникален. В мире нет другой драматической труппы, где играли бы только актеры с синдромом Дауна.

Спектакли "простодушных" можно увидеть в Москве и на фестивалях "особых" театров. В этом году знаменитая труппа решилась на гастроли. Отыграли два спектакля в Воронеже. В планах - Ярославль.

На сцене: импрессионизм

"Приходите завтра" - постановка по Гоголю. "Маленькие люди" в неярких костюмах, чуть неуклюже передвигаясь, представляют драму капитана Копейкина - инвалида, наивного и никому не нужного. На первых порах зрители слушают с усилием: актеры говорят прерывисто и не совсем внятно, их мимика и жесты еще кажутся непривычными. Вскоре это перестает отвлекать. Текста мало - только самые необходимые реплики. Движения скупы, но отточены. Людям с синдромом Дауна резкость дается с трудом.

Из них получились характерные типажи. Дмитрий Поляков (Генерал), в жизни - простой и добродушный, на сцене напыщен, будто всю жизнь проходил в парадном мундире. У Сергея Макарова (Копейкин) выражение лица меняется едва уловимо, а метания героя от надежды к отчаянию очевидны.

"Бесовское действо над неким мужем, а также прение Живота со Смертью" - спектакль по мистерии Алексея Ремизова. Мрачноватая история о метаниях души поставлена как лубок. Бесовские ужимки и истовая вера, самоуничижение и радость бытия у даунов выходят равно органично.

Виктор Будаков, увлекшись, задел мечом партнершу. Та ахнула: "В глаз попал!" - и закрылась ладонью. Парень смешался: то ли продолжать игру, то ли на помощь бежать. "Эй! Все нормально? Это роль такая!" - выпалил он, а зрители недоуменно зашептались: так задумано? Тут всему поверишь...

Синдром Дауна - это когда человек живет впечатлениями: память слаба, логически связывать явления не получается, но наслаждение жизнью дается легко. Такую же "импрессионистическую" картину дауны создают на сцене: из полуясных слов и смазанных движений складывается образ мира - то враждебного к человеку, как в "Копейкине", то инфернального, как в мистерии.

На несуразностях и дефектах речи, пластики и мимики, которые внешне отличают даунов от "нормальных" людей, режиссер Игорь Неупокоев умудрился построить художественный язык своего театра.

Однако спектакли "простодушных" не похожи на самодеятельность - искусство для актеров. Эта игра именно для зрителя - умного, искушенного взрослого. Соседка по креслу до спектакля хмурилась: "Они даунов, как дрессированных, будут выводить? Зачем?" После заявила: "Это - театр. Даже если бы они вообще не умели говорить, я бы все поняла".

За кулисами: реализм

Отыграв последний воронежский спектакль, Неупокоев закурил в коридоре: пальцы дрожали, зрители совали подарки, родители актеров собирали вещи Игоря, а он, стирая грим, рассказывал случайным знакомым о своих особенных актерах.

Он их любит. Пожалуй, не меньше родителей, которые все эти годы помогают им учить роли, возят на репетиции, шьют костюмы, переодевают и вовремя выталкивают на сцену. Родители - "второй состав" труппы. Режиссер - ее движитель.

Его знакомство с "простодушными" состоялось в конце 90-х, когда актер Неупокоев отдыхал в санатории и для развлечения поставил сказку с участием соседей по комнате и их детей-даунов. Позже пришел в "Ассоциацию Даун-синдром" с проектом театра.

- Было неимоверно тяжело. Первые полтора года я говорил себе: бросай, это авантюра, бессмыслица, - вспоминает Неупокоев. - Но потом сыграли дебютный спектакль, принялись за второй... Публика нас приняла...

- Как ваши актеры воспринимают игру?

- Как игру, а не работу. Им нравится самовыражаться. У них все по-своему. Они как бы с другой планеты. Архимандрит Тихон, наместник Сретенского монастыря, называет их "инопланетянами", говорит: "Нам есть чему у них поучиться. Это люди, которые неспособны делать зло. Таким, возможно, был человек до грехопадения". Современным людям нужно преодолевать в себе зло путем рефлексии, делать этический выбор. Ведь мы, чтобы выжить, приобрели навык зла. А дауны сразу уступают. Они беззащитны. Тем и интересны. На драматической сцене объект искусства - индивидуальность человека. А у них индивидуальности яркие, хотя и деформированные.

- Что бы вы изменили в вашем театре?

- Наше дело заглохнет, если не будет финансирования. Какого угодно, но постоянного. Любой театр - дотационное учреждение. Когда-то я носил московским и федеральным чиновникам письма с просьбами о помощи, приглашал на спектакли. Но никто из них не пришел. И я перестал стучаться. Пока все держится на родителях. Если бы вы знали, как они устали...

Дома: романтизм

Для актеров театр - центр жизни. После 18 лет люди с нарушениями интеллекта вынуждены замыкаться в кругу семьи: в коррекционных школах им делать уже нечего, на работу не берут. Некоторых членов труппы приглашают сниматься. Остальные счастливы уже тем, что могут играть на сцене.

Темпераментный Руслан Ванян выкладывается на все сто. До прихода в театр он не умел говорить. "В школе его считали необучаемым, - говорит мама Светлана. - По пинг-понгу соревнования выигрывал, а речь... И вдруг - спектакли знает наизусть, на домашних праздниках тосты говорит!"

Дима Сенин театром "болеет". Смотрит телеспектакли, репетирует роли дома - Неупокоев "наговаривает" ему спектакли на диск. "У него на балконе гримерная, где он входит в образ волшебника, рыцаря... - рассказывает папа Вячеслав. - Пьесы сочиняет и разыгрывает сам с собой. Он вообще гуманитарий, любит читать про историю России, фильмы смотреть, по сайтам лазить, мы и не знаем, где он черпает информацию. Диме театр нравится. Игорь для него - царь и бог.

Выходя на "бис", "простодушные" светло улыбаются. В этот миг они не думают о своей несценической роли - людей не понятых и не нужных миру. Роли романтической, но незавидной.

Татьяна Ткачева

Фото: Сергей Мардело

Источник: РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ