Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

"Жить в состоянии предрадости"

Три истории. Три парня. Три судьбы. У каждого - своя, но очень общая, одна на троих.

Сашка. Обаянию этого мальчишки практически невозможно не поддаться. Он мудрый какой-то. Светлый. Добрый, умный. Нельзя назвать его рубахой-парнем и душой компании его назвать нельзя. Психологи о таких говорят: «Интроверт, флегматичный, меланхолик». Он не любит фотографироваться. У него нет вредных привычек. Знакомых у него много, а друзей - не очень. Он - программист. Создатель своих собственных виртуальных миров.

Компьютерный стол, рабочее кресло, два монитора, диванчик, полки с книгами. Братья Стругацкие, Лем, Камю, Ремарк, Оруэлл, Достоевский, Бердяев. Библия рядом с томиком Ницше. Кактусы. Глобус, модели танков и самолётов. Гитара. Обращаю внимание на огромную книгу. Вид у неё грозный, к тому же на английском. Хозяин объясняет, что она о трёхмерной графике, о компьютерной визуализации.

- Кстати, можешь полистать, она даже с картинками, - улыбаясь, говорит Александр. - Почему решил стать программистом? Просто подумал: а что мне светит в жизни? Сиди дома, работай мозгами. Хотя мог бы стать и художником, думал и над профессией юриста, но к ней душа не лежала. А вот разработка компьютерных игр, создание своих собственных миров - это моё. Одно время работал по найму в одной симферопольской фирме, теперь создали с другом свой проект. Признаюсь, хотелось самому разработать игру-стратегию. Ведь что такое создание программной системы игр? Ты творишь то, что кому-то принесёт радость, поднимет настроение. Не всегда ведь то, что компьютерное, это зло и это вредно. Далеко не всегда.

Родители гордятся своим сыном. Грамоты его, дипломы показывают, о достижениях рассказывают. Ведь их сын - лучший, самый умный, самый красивый. Самый-самый. А он (паршивец такой) немного нервничает оттого, что они так им гордятся, так расхваливают да ещё при посторонних.

- Не люблю, когда меня хвалят, - вздыхает Александр. - Когда хвалят, будто нужно поставить точку и дальше не развиваться. Лучше пусть ругают, а ещё лучше пусть ничего не говорят. Каждый раз нужно самому себе доказывать, что чего-то стоишь. И здесь успех - это не только ум, талант или что-либо ещё, но и мотивация, желание, упорный труд... Никогда себя умным не считал, может, в какой-то степени удачливым. Не фаталист я. Считаю, что каждый момент жизни мы в будущее будто посылаем импульс, а потом пожинаем плоды. Судьба - это непрерывный процесс, мы сами творим свой жизненный путь. Понимаешь?

Конечно, понимаю. А может, мне только кажется, что понимаю. Саша хочет стать кандидатом физико-математических наук. Говорит, что доверчивый очень, потому что «человек не должен быть скептиком ежеминутно». Он отлично владеет английским языком, учит немецкий. Любит научную литературу, философию. Раньше зачитывался Достоевским. Теперь - фантастикой. «Но время на то, чтобы почитать для души, погрузиться в чтение, приходится просто вырывать, потому что сложно вынырнуть из процесса чтения», потому что мысли крутятся и не дают покоя.

Он серьёзно, даже с грустинкой, говорит о том, что человек управляет своей жизнью, но Бог способен управлять свыше. О том, что Канта читал давно, что Лейбница больше уважает как математика, нежели как философа, что любит русских религиозных экзистенциалистов.

- Верую ли я в Бога? - переспрашивает Сашка. - Да. Любая религия дарит смысл жизни. Когда случается человеку потерять смысл своего существования, то он может обрести его в религии. Ну а я всего лишь пытаюсь найти своё счастье. Счастье - это момент. Искусство в том, чтобы он продлился как можно дольше. Мне кажется, нужно жить в состоянии предрадости, в ожидании чего-то светлого. Счастье - это баланс всех чувств. Но чтобы этого баланса достигнуть, нужно потрудиться. Счастье - это тяжело заработанный приз.

Александр говорит спокойно, мягко, правильно. Но может и весело посмеяться над тем, что о программистах ходит много мифов. Например, что спать они укладываются под утро, любят пить кофе и регулярно проливают его на клавиатуру, что они якобы «неухоженные, небритые, с бородами ниже пуза». А ещё оказалось, что гитара - всего лишь элемент интерьера, «играть учился, но с музыкой не сложилось». Любит Саша слушать рок, русский и иностранный, тяжёлый и не очень.

- Знаешь, вчера только подумал, что лето прошло, и такая тоска нахлынула, появился страх, что я не успел насладиться летом, - делится парень. - А сегодня подумал о том, что это всего лишь цикл времён года. Ничего страшного. Жизнь идёт своим чередом. Когда-то я мечтал сойти с ума, считал, что «с безумца и спроса нет», но, слава Богу, понял, что это - бегство от реальности и отсрочка, которая никому не нужна. В общем, тьфу-тьфу, депрессий у меня не было давно. И это радует. Да и вообще я считаю себя счастливым. Стоит сказать самому себе, что ты счастлив и удачлив, как жизнь тебе улыбнётся в ответ...

До четвёртого класса Саша Пеек ходил самостоятельно, а потом, после того, как перенёс операцию по удалению аппендикса, ноги его ходить отказались. Семнадцатую симферопольскую школу Александр окончил с золотой медалью. На факультет информатики поступил в престижный университет, окончил его с красным дипломом. В поисках работы, дабы испытать свои силы, тогда ещё студент пятого курса Пеек дерзнул написать в Америку, в компанию «Майкрософт». Увы, отказали. Опыта у дерзкого мальчишки тогда не было.

- Теперь-то свой продукт коммерческий есть, - говорит он, мягко улыбаясь. - Теперь-то шансов больше. Главное - верить и трудиться.

- Запомнилось мне, - подхватывает беседу Александр Вальтерович, отец Саши, - как нам при поступлении ректор вуза сказал, что мы-то, мол, возьмём, ну а дальше - ваши проблемы: как хотите на третий этаж поднимайтесь, как хотите передвигайтесь по университету. У нас с ректором вроде как договор был такой, он нас предупредил. Но вы об этом не пишите, неудобно как-то......

Как не написать, простите?

А что писать? Что вашему сыну удобно было без лифта и пандуса? Удобно было чувствовать себя неполноценным, ожидая, что кто-то поможет добраться до третьего этажа? Хотя он прекрасно мог бы сделать это самостоятельно. Если бы престижный вуз вместо нарядных заборов и шикарных роз позаботился ещё и о своих студентах. Разных. С разными физическими возможностями. А не только финансовыми. И вот ещё что: здание сначала должно быть оборудовано и лифтом специальным, и пандусами, и туалетом для колясочников (между прочим), а уже потом - быть пущено в эксплуатацию. Этого нет. Хорошо, что ребята небезразличные есть, поднимали сына вашего в коляске инвалидной на третий этаж. Вот бы ректора заставить это сделать. Наверное, слабо ему. Потому и договаривается.

Он сидит в кресле за компьютерным столом. И кажется, что вот сейчас, после окончания интервью, встанет, чтобы проводить меня до двери. Но, увы, не встаёт. Пока не встаёт. Не умеет ходить. Пока не умеет. Но мама его говорит, что где-то в Америке изобрели то ли средство, то ли методику исцеляющую. А это значит, что когда-нибудь приду к Сашке в гости, посидим вот так, поболтаем. Потом он меня проводит. До двери. До калитки. А может, мы даже в парке погуляем. Ведь в комнатке его, конечно, всё хорошо, только солнца маловато. Окно «упирается» в какое-то соседнее строение.

Дениска

С ним мы встретились у одного из столичных вузов. На парапете, где студенты традиционно просиживают перемены и «прокуривают» пары. Денису Предеину тоже чуть больше двадцати. И он тоже программист. Но полная противоположность Сашке. Например, признаётся, что друзей у него много, и рад он, что нет у него ни сестрёнки, ни брата. Рассказывает, что спать ложится поздно, а утром разбудить его практически нереально. И вредные привычки у него есть. Курение. «Мама, конечно, бурчит недовольно, но что она может сделать?».

- Мы с Сашей Пееком на одном факультете учились, в одной группе, - весело говорит Денис. - Так уж судьба распорядилась. Но для меня он слишком умный, слишком правильный, слишком спокойный. Я не такой (смеётся). Да, люблю программировать, но книжки читать не люблю. И мне всё время нужно куда-нибудь бежать, усидеть дома не могу. Спорт люблю и свою «качалку». А недавно вот отдохнули с родителями под Судаком дикарями, в палатках. Мне очень понравилось!

Пожалуй, если бы Денис был девушкой, его смело можно было бы назвать обаятельной, ну очень обаятельной кокеткой! Он знает, что у него красивый загар, обворожительная улыбка и сильные, натренированные в спортивном зале руки. А ещё ему очень хочется казаться смелее, развязнее, взрослее. И после каждой реплики, то ли смущаясь, то ли кокетничая, он деловито повторяет: «Вот такие вот дела».

Учился Предеин в третьей симферопольской школе. После был зачислен на факультет информатики престижного вуза. Теперь - опять учёба: подался «на второе высшее», на специальность «финансы». Для чего? «Да так. Для себя, чтобы лучше понимать социально-экономическую обстановку в стране. В экономике разбираться».

- «Тараканов», знаете ли, в головах людей хватает, у меня они тоже есть, - признаётся паренёк. - Моя жизненная философия в том заключается, чтобы идти вперёд! Но наперёд никогда не загадываю. Сейчас для меня главное - найти работу, а там посмотрим.

- А что с работой? - интересуюсь.

- Никак не найду, - отвечает парень. - Сначала тестируют, говорят, мол, берём! Но после двух недель испытательного срока выгоняют, не заплатив. Дурят, короче! С удовольствием бы сам писал сайты, но для раскрутки собственного дела необходимы десятки тысяч гривен, где их взять? Вот и бегаю по частникам, прошусь на работу.

Бегать Денису помогает таксист. «Олегом зовут, такой нормальный мужик тридцати семи лет, на «Опеле» ездит. Всё понимает, потому что уже привык».

Мы сидим на парапете возле университета. Болтаем, он рассказывает, что «мама Таня работает в Центре ранней социальной реабилитации детей-инвалидов, а папа Дима в фирме какой-то трудится начальником отдела», что есть в их семье всеобщий любимец - сиамский кот по кличке Мурзик. «Вредный такой старичок, который любит кусаться». Мы громко смеёмся. В отличие от таксиста я не сразу понимаю, о чём говорит Денис. Речь у него специфическая, к ней привыкнуть нужно. Парень это понимает. Сам над собою подшучивает, терпеливо улыбаясь, повторяет простые предложения. Чтобы поняла. Ходит Денис сам. Но с помощью других людей.

Какой-то бородато-патлатый парень, увешанный растаманскими фенечками, подходит к нам, просит сигаретку. Берёт. И уходит. Спокойно так. Будто ничего эдакого не увидел, не услышал, не почувствовал. Все остальные почему-то не просто проходят мимо, не просто с любопытством поглядывают, а с опаской озираются. Будто брезгуют. И от этого как-то противно. Как, впрочем, и от слова «инвалид», ставшего синонимом чего-то оскорбительного, никчёмного. А как иначе объяснить, что образованный, толковый парень не может найти работу? Всё бегает, «просится», а его всё дурят...

Достучаться до небес

Парня, история которого должна была стать третьей, зовут Андрей. Он - юрист. Говорят, что у него мягкий характер, светлая голова и феноменальная память. Вот о ней-то мы и хотели написать. Не получилось встретиться с Андреем. Может быть, он боится, может быть, стесняется. В общем не хочет. На то у него есть свои резоны и навязанные обществом комплексы. А вот работы у него нет. Инвалидность есть. Колясочник. Спросите, почему не захотел встречаться? Не знаю. Может, оттого, что все те, кто смотрит ему вслед, думают: «Вот, инвалид». А значит, бесполезный, ненужный, лишний. Никчёмный, беспомощный, страшный. И пусть те, кто думает иначе, бросят в меня камень. Получится история четвёртая.

Ирина Ковалева

Источник: kp.crimea.ua