Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Слово и дело

Уже который год меня мучает эта мысль, бьюсь лбом о проблему - как же их все-таки правильнее, лучше, мягче, человечнее называть: инвалиды, люди с ограниченными возможностями, граждане с ограничениями здоровья? И так коряво, и сяк не звучит.

О великий и могучий русский язык, помоги, подскажи, надоумь! Не хочет помогать. Только и подсовывает что-то вроде «хоть горшком назови, только в печку не ставь!» И где-то и в чем-то он прав, наш великий и могучий.

Потому что с одной стороны - понятно, что дело не в словах, а в делах.

Но с другой-то стороны - как вы яхту назовете, так она и поплывет.

Слово «инвалид» у нас в массовом понимании-сознании почему-то оказалось каким-то «левым»: не то уничижительным, не то пренебрежительным, не то вообще комическим.

Ну помните «Операцию «Ы». «Где это чертов инвалид?!» - «Не кричи! Я инвалид!» И толстый Моргунов одной левой разворачивает свою микролитражку-колымажку, в которую усаживается вся развеселая троица.

Хохот в зале. Спасибо, дорогой товарищ Гайдай.

Но чтоб вы знали и как следует из словарей и энциклопедий, слово это было заимствовано в XVIII веке из французского языка (вероятно, тоже по-своему «великого и могучего» - во всяком случае, для французов).

И происходило в свою очередь от латинского invalidus - «бессильный, слабый, больной». В противовес validus, что означает - «сильный, крепкий, здоровый», от valeo - «быть здоровым, сильным, крепким».

И что же тут смешного?! И кто бы мне объяснил, почему с годами и веками смысл остался, а отношение поменялось? Это у нас-то, у русских, которые, как уверяют некоторые, и сердобольны-то по своей натуре, и милосердны по менталитету, и вообще доброты неисчерпаемой и щедрости необозримой.

Проще простого было бы свалить все на советскую власть, при которой, как уверяют нас другие некоторые, мы растеряли все самое лучшее в нас, в том числе пресловутое милосердие и широту загадочной славянской души.

То есть за 70 лет утратили все, что было якобы заложено веками? Вам в это верится? Мне с трудом. Хотя... кто его знает? Ломать - не строить.

Так что же нам все-таки делать со словом, словами? С этими неуклюжими эвфемизмами типа «ограниченные возможности», которые, насколько я могу судить, обижают и раздражают людей на инвалидных колясках, людей с ДЦП, людей с проблемами слуха и зрения гораздо больше, чем просто «инвалиды». Поскольку многие, очень многие из них буквально каждый день, всю свою жизнь доказывают, что не «ограниченные», а совсем наоборот - безграничны их возможности! Они учатся и работают, занимаются спортом, штурмуют горные вершины, пишут книги, рисуют картины, а главное - помогают и другим обрести веру в себя, свои силы, победить немощь, слабость, недуг...

Понятно, что дело не в словах, а дело в делах. Но... Все-таки. Как же их называть? Чтоб никому не было обидно. Чтоб не было этого шлейфа - то ли уничижительного, то ли пренебрежительного, а еще хуже - юмористического.

Может, подумаем вместе?

Ольга Мозговая

Источник: vmdaily.ru