Архив:

Почему "П" не может дурно пахнуть?

Вы будете смеяться, но Пермь претендует на роль культурной столицы Европы. На станции «Пермь-II» при въезде в город стоит сложенная из бревен по мановению продвинутого деятеля искусств Гельмана буква «П». Что означает - видно из нижеизложенного.

Рабочий АО «Мотовилихинские заводы» (пусковые установки для «Смерчей» и тп.) Владимир Васильевич Корсаков, пенсионер с 1996 г., в декабре 2007 г. перенес инсульт средней степени (атоксия и депрессивная дециркулярная энцефалопатия). Выписался в начале января 2009-го. Пока лечился, обследовался, спрашивал лечащего врача Журавлеву А. С., может, пора его на группу инвалидности выводить. Нет, отвечала врач, надо посмотреть, когда ситуация стабилизируется, да и зачем торопиться? Вот выйдешь на работу, как еще тебя встретят...

Работа у Корсакова - в ночную смену, явно противопоказана. В феврале 2011 г. он начал готовить документы. В марте отдал их в комиссию на Висиме (микрорайон в Перми). Получил направление в экспертное бюро на ул. Островского, 55.

Первая экспертиза состоялась только в мае, вторая - 3-го июня. За это время старое здание больницы на ул. Грачева в Рабочем поселке было закрыто, частично переведено в поликлинику на ул. Крупской. Членами бюро экспертиз Шабуниной и Журавлевой были утеряны основные документы по истории инсульта: выписной эпикриз, все записи послеинсультного периода и одна из двух существовавших в то время медицинских книжек. Журавлева ныне заведует поликлиникой на ул. Крупской.

При обследовании Корсакова врач-терапевт (по утверждению руководителя бюро экспертиз - это врач высшей категории) занизила артериальное давление сразу на 50 единиц. По требованию обследуемого это было зафиксировано (несмотря на противодействие членов комиссии) в акте обследования. До обследования по требованию экспертного бюро (именно врача Костаревой) Корсаковым были представлены снимки МРТ для исследования головного мозга.

Корсаков, человек неработающий, пенсионер, заплатил 2280 р. плюс 500 р. за их расшифровку у частного невролога. Снимки были предъявлены экспертам. Однако руководитель бюро Костарева заявила, что бюро не может принять их к рассмотрению, ибо «мы не владеем методикой прочтения этих снимков». Спасибо за заботы. Но оцените квалификацию экспертов, не умеющих читать снимки!

В акте экспертизы №523 значится отказ вывести Корсакова на группу инвалидности. Корсаков пишет заявление в Федеральную службу по надзору за сферой здравоохранения с просьбой отменить неправомерное решение врачей-экспертов. Нет ответа.

Пишет в министерство здравоохранения края. И. о. министра Гилева Ф. А. отправляет заявление обратно в Федеральную службу. Руководитель Управления Нефедова Ю. С. разъясняет бедному пенсионеру, что ее контора не имеет полномочий рассматривать такие вопросы и предлагает обратиться в суд.

Спрашивается, зачем Гилева отправляла Нефедовой письмо, если та не имеет полномочий? И какой, в таком случае, надзор осуществляет Федеральная служба, если даже на такой простой надзор она не имеет полномочий?

Делать нечего, Корсаков подает иск на Главное бюро МСЭ по Пермскому краю в Мотовилихинский райсуд по месту жительства. 5 июня судья Кондратюк О. В. определил: пенсионер неправильно написал заявление. Исправить. Корсаков исправил.

15 июня тот же Кондратюк выдал новое определение: «... исковое заявление Федорца Максима Валерьевича должно быть возвращено», иск оставить без движения, рекомендовать Корсакову Владимиру Васильевичу обратиться с аналогичным иском в Ленинский райсуд. По месту проживания Главного бюро МСЭ. Хотя бюро находится в Свердловском районе, а некий Федорец к Корсакову не имеет никакого отношения. Но ведь по закону иск может быть подан как по месту нахождения ответчика, так и по месту жительства истца.

Корсаков снова обращаться в Мотовилихинский райсуд с иском, в котором он обосновывает законность его обращения по месту собственного проживания. 26 июля всё тот же Кондратюк выносит третье определение: «... второй абзац в резолютивной части определения изложить - «Рекомендовать истцу Корсакову Владимиру Васильевичу обратиться в Свердловский райсуд», а решение Мотовилихинского суда предлагает обжаловать через суд краевой.

Действительно, надо сделать всё возможное, чтобы надоело мыкаться пенсионеру, плюнул бы он на всё это, и драгоценные гроши сохранились бы в бюджете. Для новых инсталляций и хеппенингов. Это система. Для нее крайне важно, чтобы нищий не дай бог не получил лишний грош. Если слепой инвалид долгие месяцы не может добиться путевки в санаторий, если безногого инвалида каждый раз вновь и вновь заставляют проходить мед. экспертизу, чтобы подтвердить инвалидность (очевидно, в ожидании, что отсутствующая нога вырастет), если Корсакова, перенесшего инсульт, пятьдесят лет отдавшего производству, не желают выводить на группу инвалидности, но при этом по блату на группу выводят здоровых кабанов, которые и путевки ежегодно по дав раза получают без проблем - значит, что-то окончательно сгнило в Датском королевстве. И дурно пахнет. Это культура.

Нашу культуру будут изучать не по гельмановским розовым человечкам у здания культурно-делового центра, а по размеру пенсий, загазованности и запыленности в цехе и уровню смертности. Впрочем, дурной запах - тоже может стать частью культуры, своего рода постмодерном, принятым в свете. Действительно, почему «П» не может дурно пахнуть. В этом плане любой Страсбургский суд непременно признает Пермь культурной столицей Европы.

Источник: svodka.net

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ