Архив:

Добро по-русски

На окраине города Шуи (Ивановская область) стоит интернат. Не простой, а специализированный: таких - по одному на каждый регион России. Здесь живут дети-инвалиды с заболеваниями центральной нервной системы. Обычная реакция на все, что связано с этой темой, - отстраниться. Но некоторые реагируют иначе - благодаря им и существует детдом. Оказывается, в дотационном регионе с зарплатами ниже пяти тысяч рублей интернат может быть оснащен не хуже, чем некоторые московские. Все это - силами сотрудников и волонтеров.

Без меценатов - никуда

Сегодня в детдоме праздник - торжественное открытие игровой площадки. Заказать ее было непросто. Она сделана с учетом особенностей больных детей, а закон о тендерах препятствует специализированным заказам, чтобы не ущемлять одного производителя по отношению к другому. Тем не менее все удалось так, как было задумано.

Дети ждали праздника с самого утра. Не уснули в тихий час, но полны сил. Очень рады - музыке, шарикам, москвичам-аниматорам. Они всегда радуются как никто другой. «Сколько ни снимал, впервые вижу такой восторг, - признается гость-фотограф. - Обычные дети угрюмо сидят и ждут, когда же все закончится. Особенно дети состоятельных родителей. А у этих - глаза горят. Все норовят подбежать, обняться». Обделив малышей, судьба избавила их от депрессии, столь распространенной нынче среди школьников и не только.

Конечно же регион не мог потратиться ради интерната на лучшую площадку в городе. Рассчитывать на федеральный бюджет в таком деле тоже бессмысленно. Но нашелся спонсор - благотворительный фонд «Под звездой надежды», образованный инвестиционной компанией «Метрополь» и ее клиентами. Цена площадки не сообщается, даже в приватной беседе журналистам не отвечают на этот вопрос. Узнав, что областные чиновники хотят похвастаться перед камерой размером привлеченной суммы, представитель фонда отговаривает их.

Интернат в Интернете

Кабинет Елены Геннадьевны Королевой, директора интерната, - маленький и скромный. Разместить с десяток гостей удается с трудом. «В тесноте, да не в обиде», - говорит Елена Геннадьевна, разливая гостям чай.

Педагог по образованию, она стала ухаживать за больными с поражением ЦНС в 1996 году. Выбор был продиктован простой причиной: безработицей. Поработав, Елена Геннадьевна прониклась. Получила второе образование - по специальности дефектолога. Постепенно «дослужилась» до директора детдома.

«Главная особенность нашего учреждения - открытость, - говорит она. - К нам приезжают множество волонтеров, преимущественно из Москвы. Они узнают о нас благодаря Интернету. Занимаются с детьми, помогают обустраивать помещения».

Штат детдома полон: 180 сотрудников на 120 детей. Группы для занятий маленькие: 7-8 человек. На каждую приходится по три персональных педагога. Они общаются с детьми на равных, не считая их «другими». Некоторые уделяют работе по 12 часов в день - больше, чем своим семьям. Коллектив учреждения - постоянный. Ежегодно на работу в интернат просятся выпускники Шуйского государственного педагогического университета, однако принять их нет возможности: некуда.

Учение - свет

70% детей в интернате - отказники. Остальные находятся здесь потому, что нуждаются в постоянном наблюдении. Сюда направляют тех, кого не берут в коррекционную школу. Здесь их учат читать и писать.

Директор показывает гостям учреждение. Заходим в один из классов, где малыши. «Привет!» - радуется девочка, видя Елену Геннадьевну. - «Ты мое счастье!» - отвечает она. «А ты - мое!» - говорит девочка и бросается ей на шею.

В другом классе - ребята постарше. Шьют. «Хотите, покажу хомяка?» - спрашивает ученица и бежит к «живому уголку». «Он же кусается», - говорят ей взрослые. «Меня не укусит», - отвечает ученица. Оператор просит повторить сцену на камеру. «А Ваня-то как усердно шьет - тоже хочет в кадре хорошо выглядеть», - замечает Елена Геннадьевна.

Дальше - кабинет психолога. Здесь проходят ролевые игры (в интернате даже есть театральная студия, которая включена в реестр специализированных театров России). Такие занятия развивают мыслительную деятельность, эмоциональную сферу и способность общаться. Здесь же - игры с песком и водой. Песок способствует моторике пальцев, горячая и холодная вода - тактильной чувствительности.

Затем - компьютерный класс, оплаченный из федерального бюджета. Клавиатуры - особенные: с большими клавишами, которые разделены перегородками (чтобы детям было легче координировать пальцы для нажатия). На компьютерах дети проходят развивающие программы.

Вера в себя

По достижении 18-летия ребята живут под присмотром близких людей или в учреждениях для взрослых. Двое выпускников интерната создали семьи. Шестеро - окончили ПТУ. «Для поступления в ПТУ требуется хотя бы коррекционное образование. Но даже если у ребенка за спиной есть лишь несколько классов коррекционной школы, я добиваюсь, чтобы его приняли в училище. Пока не примут, не отстану», - рассказывает Елена Геннадьевна.

Выпускник детдома Денис Кондратьев, перейдя на содержание в московскую больницу, стал своего рода знаменитостью. Однажды в больницу с визитом наведался президент Дм. Медведев, и между ними состоялась беседа, которую показали в новостях. Денис сказал, что хочет стать юристом.

«У Дениса хорошо развиты вербальные навыки, он умеет произвести впечатление, - отмечает Елена Геннадьевна. - В 19 лет у него нет среднего образования - в коррекционной школе дважды отказались принять его. Наши дети не относятся к себе критично, поэтому верят в себя. Я в него тоже верю. Высшего образования никто из таких людей не получал, но мы не знаем, что будет впереди».

Как на Руси

В коридоре встречаем уже знакомого нам Ваню. Завидев нас, переходит на бег. «На публику работает», - поясняет Елена Геннадьевна и ведет нас дальше - в отделение «Милосердие». Здесь содержатся дети, которым необходим постоянный постельный режим. «На это стоит взглянуть, - советует мне представитель фонда. - Такое зрелище избавляет от глупых переживаний на пустом месте. Первым делом мы закупили для детдома памперсы...»

Директор рассказывает, как была организована эта спальня. Ремонт - дело рук местных плотника и сантехника, мультяшная роспись стен - одной из преподавательниц. Кроватки все разные - доставлены разными волонтерами.

У меня вырывается вопрос: «Что было с такими больными людьми до того, как в обществе появился гуманизм?» «Чувствую себя, как экзамене по истории дефектологии, - говорит Елена Геннадьевна. - На Руси был не гуманизм, а гуманность - дома призрения (именно через «и», то есть дома пригляда, присмотра). Не на государственном, а на человеческом уровне к таким людям относились хорошо - гораздо лучше, чем теперь. В советское время отношение к ним ухудшилось (их как бы не существовало, все были «плечисты и крепки»). Сейчас оно меняется в лучшую сторону, особенно в столице. Неслучайно большинство наших волонтеров - москвичи».

Под конец встречи директор спрашивает, что нам не понравилось. Придраться не к чему. Классы оборудованы красивой мебелью и игрушками. Состояние здания тоже не вызывает критики, благо интернат существует не так давно - с 1989 года. Приходится озвучить единственное замечание: на входе учреждение смотрится по-советски - плитка не эстетична...

«Понимаю вас, - отвечает Елена Геннадьевна. - Со стороны заметны именно такие вещи. Трудно увидеть детдом так, как его видим мы. Для вас Ваня, который бежит по коридору, - это просто Ваня, а мы помним, чего ему стоило побежать в первый раз».

...Отъезжая от детдома, смотрим на окна - от них не отходят дети. Прощаются, машут руками и шариками. От детей веет добром, потому что им дарят его каждый день, каждый час. На таких воспитателях добро стоит и стоять будет.

Сергей Рязанов

Источник: argumenti.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ