Архив:

Как император стал садовником

Изо всех сил он пытался доплыть до берега, но темная вода сковывала движения, закручивалась спиралью и затягивала его в водоворот. Вдруг увидел возле себя соломинку - тоненькую и бесконечно длинную, как солнечный лучик. Он пытался ухватиться за нее, уже дотронулся до нее пальцами, но чья-то невидимая рука выдернула соломинку, и он снова оказался в черном водовороте...

После того как в автокатастрофе погибли жена и сын, этот сон снится Валерию едва ли не каждую ночь. Психиатры говорят - пройдет. Надо возвращаться к жизни. А он сторонится людей, стыдится, не находит нужных слов, чтобы объяснить, что ему как воздух нужна работа. Но кому нужен в штате сорокалетний пациент психиатрической больницы, если даже молодые-здоровые не могут найти работу?

Мы нередко встречаем таких людей на улице, а большей частью - у храмов, где они просят кусок хлеба и сочувствия. А что им еще остается? Кстати, в европейских странах такого не увидишь, складывается впечатление, что людей с расстройством психики там просто нет. Это даже немного удивляет, ведь люди с ограниченными возможностями там не сидят в четырех стенах: инвалидов в колясках встречаешь на улицах, в транспорте, магазинах и кофейнях, чего не увидишь в наших городах и селах.

«В Западной Европе уже многие годы успешно реализуется проект, предусматривающий трудоустройство больных с психическими расстройствами, - объясняет Виталий За­кладный, главный врач Пол­тавского психиатрического диспансера, главный внештатный психиатр облуправления здравоохранения. - Если создать благоприятные условия для больных, которых признают инвалидами и считают нетрудоспособными, они адаптируются к новой жизни и не будут бременем ни для семьи, ни для общества.

Что сделали наши соседи-поляки? Приняли закон, согласно которому учреждения, которые берут на работу больных с проблемами психики, имеют преференции. В Сопоте директор психбольницы объяснил, почему на улицах города не слоняются бывшие пациенты: муниципальные и частные предприятия заинтересованы в создании рабочих мест для них, почти все желающие трудоустроены. Это гуманно и экономически выгодно.

Сейчас перед психиатрией стоит задача не только диагностики и лечения конкретного человека. Это очень ограниченный подход. Речь идет об улучшении качества жизни, включающем лечебный процесс и максимально возможное возвращение человека в социум. Не секрет, что наши пациенты в обществе - изгои: их первыми увольняют с работы и последними принимают».

Трудоустройство после выписки пациентов психиатрических клиник - тема для Украи­ны очень сложная. И, можно сказать, новая. Следует ли этим заниматься, если здоровые люди, имеющие специальность, образование и опыт, годами не могут найти работу? Безусловно, эта проблема не является приоритетной в государственной политике. А для семьи, в которой есть психически больной человек? Пенсия инвалида едва обеспечивает полуголодное существование, если же нужно купить лекарство или, например, теплую одежду на зиму, то на хлеб уже не останется. Даже если курс лечения был успешным, со временем пациент снова возвращается в клинику - он не смог выжить за ее стенами, сломался. По словам специалистов, многих больных, за исключением тех, у кого тяжелые расстройства, можно вернуть в социум, если они будут работать, будут чувствовать, что кому-то нужны. Но кто поможет им в этом?

Оказывается, не только в Европе, но и в нашей стране есть такие люди. Впервые о намерениях создать рабочие места для пациентов психиатрических больниц я услышала три года назад в Полтаве. В областном управлении здравоохранения поделились планами, как шаг за шагом будут реализовывать эту программу, привлекли к сотрудничеству управление социальной защиты, искали общий язык с центрами занятости. Откровенно говоря, не верилось, что это возможно в наших реалиях. Особенно после того, как распространилась информация о массовых сокращениях коек в психиатрических больницах многих областей. Причина проста - дефицит средств.

Однако полтавчане, несмотря на все трудности, оказались настойчивыми, - программа не только написана, но и реализуется. В полтавском психдиспансере небольшая, но довольно ухоженная территория. Эту красоту поддерживают бывшие пациенты - садят и поливают цветы, подметают дорожки, умеют пользоваться газонокосилкой. Коллектив небольшой, помогают друг другу. На вопрос отвечают с готовностью: «Работа нетрудная, нравится. Нас здесь все знают, хвалят. Заработную плату получаем регулярно, можем купить больше продуктов, выбрать одежду и даже подарки для родных. За свои, заработанные!»

- Они выполняют ту работу, которая им по силам, - объяс­няет В.Закладный. - Врач следит за состоянием их здоровья, если кто-то пожалуется на самочувствие - освободят от работы, предоставят медпомощь. Но это случается редко, они сами стремятся быть на людях, не сидеть дома. Когда подвели первые итоги, оказалось, что потребность в госпитализации тех, кто работает, уменьшилась вдвое. Кроме того, это значительная экономия бюджетных средств: день пребывания больного в стационаре стоит 160-180 гривен. Если средний курс лечения - 50 дней, то набегает довольно солидная сумма.

Часть людей отсеялась - кто-то не адаптировался, кому-то не по душе именно такая работа. Одно дело лежать целыми днями и «решать» глобальные проблемы, совсем другое -вернуться на грешную землю и работать. Не каждый «наполеон» хочет стать садовником. Но для многих это шанс. Людей табелируют, начисляют им зарплату - пусть небольшую, но она все же превышает пенсию по инвалидности. Домашние тоже вздохнули с облегчением, ведь близкий им человек не скучает дома, не надоедает капризами.

- Я видела, как старательно они ухаживают за цветами. А что вы им предложите зимой?

- Создадим такие условия, чтобы цепочка адаптации не перерывалась. Психиатрическая больница и диспансер будут вести медицинскую реабилитацию, а трудовая и социальная деятельность будет проходить в специальном центре. Позаботимся также о реализации культурных нужд наших подопечных. В реабилитационном центре их будут приучать полностью себя обслуживать, ухаживать за одеждой и жильем, будут учить элементарным навыкам социальной жизни, чтобы они могли посещать официальные и общественные учреждения, знали, как там себя вести, что можно, а что запрещено. Им сложно обратиться в банк, чтобы проверить деньги на карточке, оплатить коммунальные услуги и т.п. Этим будут заниматься не врачи, а специалис­ты реабилитационного центра. Следующий этап - обретение какой-то несложной профессии, трудовые мастерские, общественные работы. Среди наших пациентов есть люди с довольно высоким уровнем образования, которые в свое время достигли карьерных успехов, - мы должны подумать, каким образом можно улучшить качество их жизни. Еще одна проблема - их культурные потребности. В Польше, например, при таких центрах созданы любительские кружки, в которых люди реализуют свои способности - рисуют, лепят, изготовляют сувениры. Изделия потом продают на праздничных ярмарках, они, кстати, очень ценятся и довольно быстро расходятся. Получен­ные средства направляют на развитие центров. Для нас это очень интересный опыт, мы хотим ввести его у себя.

Не только в диспансере, но и в Полтавской областной психбольнице им. Мальцева нашли себе работу бывшие пациенты. Территория здесь огромная, так что работы хватает. Первые корпуса выстроили за городом еще в 1898 году, не пожалели земли - разбили парк, в котором теперь можно отдохнуть в тени столетних дубов.

«Когда-то говорили: больного исцеляют молитва, травы и работа, - рассказывает Татьяна Михайлова, заместитель главного врача. - Когда человек видит, что умеет делать то, что и другие, он обретает душевное равновесие. В давние времена в Украине строили не просто больницы, а психиатрические колонии, где больные имели возможность реабилитироваться. И сегодня трудоспособные пациенты, по желанию, идут ухаживать за овощами или трудиться на ферме. Это приблизительно 12-15% нашего контингента. Желающих работать немало, если учесть, что у нас есть детское отделение, а также отделение, в котором лежат больные с очень тяжелыми расстройствами и т.д. В стационаре все находятся под медицинским надзором, на полном содержании, а после выписки немало их уходят в никуда, - кто-то остался без жилья, от кого-то отказались родные. Если такие люди смогут найти работу - выживут, иначе пропадут. Для начала мы создали несколько рабочих мест для тех, кто ухаживает за территорией больницы. Эксперимент удался, так что сейчас этот коллектив насчитывает почти 20 человек.

Мы подсчитали, что в течение последнего года постоянную работу потеряла почти половина тех, кто к нам обращается за медпомощью. Раньше пациенты стационара оформляли больничные, чтобы отнести на работу. А теперь выписываются, и бюллетеней не просят - их некуда предъявлять. Подлечится человек, а потом возвращается домой, где чувствует себя лишним, никчемным, начинаются рецидивы. Это же не только медицинская проблема, но и социальная».

Опыт полтавчан можно использовать для решения еще одной важной проблемы - уборки городских улиц и парков. В мэриях больших и малых городов нарекают, что не могут найти желающих. Здоровые люди, конечно, отказываются от такой работы, а для тех, кто стоит на учете в психдиспансере, она была бы как находка. И организовать это несложно, было бы желание.

«Наша программа реализуется уже третий год, - рассказывает Виктор Лысак, начальник областного управления здравоохранения Полтавской ОГА. - Областной совет поддержал идею, выделил определенную квоту мест. Были созданы дополнительные рабочие места - прежде всего при медицинских учреждениях, на общественных роботах. Мы отвечаем за отбор и подготовку пациентов к работе, следим за их здоровьем.

- Кто поддерживает программу?

- Прежде всего управление труда и социальной защиты. Пациенты регистрируются в центрах занятости, работа зачисляется им в трудовой стаж. Мы подписали меморандум о сотрудничестве, к которому присоединились также управление образования, общественные организации и церковь.

Мы намерены реализовать программу, используя внутренние резервы, меняем психологию и подходы в этой сфере, и первые результаты убедительно свидетельствуют, что мы на правильном пути».

Говорят, первый шаг в правильном направлении - половина дела. Особенно если есть поддержка. Ощущают ли ее полтавчане? На одной из конференций коллеги раскритиковали их идеи: дескать, зачем медикам заботиться о трудоустройстве психически больных? Достаточно того, что государство платит им пенсию.

Не удивительно, что образцы гуманного отношения к обездоленным, больным и немощным демонстрируют представители западных стран, а не те, кто всегда гордился широтой славянской души. К нашим психически больным детям, живущим в домах-интернатах, каждый год приезжают из Голландии дети членов Ротари-клуба. Берут не всех - надо завоевать право поехать в Украину с миссией добрых самаритян. Этим гордятся их семьи, поддерживает церковь. У нас, к сожалению, ситуация иная. Небедные украинцы везде хвалятся своим членством в Ротари-клубе, сияют золотом нововыстроенные церкви, а на папертях, как и столетия назад, толпятся блаженные нищие.

Утешает лишь то, что в конце концов и у нас появилась идея дать голодным не рыбу, а удочку, - создать условия для их реабилитации и трудоустройства. Опыт полтавчан убеждает, что это вполне реально

Ольга Скрипник

Источник: zn.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ