Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Он очень любит учиться

Ваня Васильев мечтает об аттестате зрелости, а потом хочет поступать в институт. Но ребенок-инвалид вполне мог остаться даже без среднего образования…

Ваня Васильев - инвалид с детства. Из-за врачебной ошибки он получил тяжелейшую родовую травму - перелом черепа. Теперь у мальчика поведенческие особенности, которые делают его «белой вороной» среди сверстников. Таких детей называют «другими». Или «особыми».

Окружающие их искренне жалеют, сочувствуют им, сопереживают их родителям. И все-таки общество отказывается признать их право на полноценную жизнь. История Вани Васильева в этом смысле очень характерна.

Шансов у таких детей «выбиться в люди» практически нет. Если речь идет о школах, то имеются в виду коррекционные учебные заведения. Если транспорт, так социальное такси (метро для инвалидов по-прежнему закрыто), если образование - профессионально-техническое. Дорога в институты для детей-инвалидов зачастую закрыта.

Иван успешно окончил девять классов по специальной программе в коррекционной школе VII вида. В таких учебных заведениях принимают детей с задержкой психического развития. Некоторые ребята, пройдя специальную программу, которая развивает интеллект, могут продолжать образование в обычной школе.

- Он учился очень хорошо, - рассказывает мама мальчика Валентина Васильева, - экзамены сдал на одни пятерки. И очень хочет получать знания! Но десятых классов по такой программе в городе нет, и нам предложили перейти в школу VIII вида, для детей с умственной отсталостью…

Мама отказалась. Она твердо знает, что способности ее ребенка намного выше, и не хочет, чтобы сын растерял все знания, полученные за девять лет. Она попыталась устроить мальчика в обычную образовательную школу. Что из этого вышло?

Нет мест, или инвалиду в школе не место

Лучший вариант для мальчика - сменная вечерняя школа, которую рекомендовала государственная психолого-медико-педагогическая комиссия. Такая школа в Красносельском районе нашлась. «Как здорово, что он будет учиться с обычными детьми, будет тянуться за ними, сможет найти новых друзей!» - примерно так думала мама Вани. И попыталась определить туда сына. Но ей отказали. Причина - отсутствие свободных мест.

- Я поговорила с завучем школы, - рассказала мама Вани, - звучали разные отговорки. Думаю, что моего ребенка не хотели брать в школу просто потому, что он инвалид и наблюдается у психиатра. Педагоги не захотели взять на себя ответственность. А других вариантов у нас нет.

Обучать мальчика в частной школе Валентина Васильева не может. Отец Вани умер, когда ребенок был совсем крохой. Все эти годы мать растит сына в одиночку. Сейчас она работает санитаркой в доме ребенка, и ее небольшой зарплаты едва хватает на то, чтобы прокормить семью.

Но для Ивана мать желает лучшей участи, потому так отчаянно борется за его право на знания.

- Не понимаю, почему мой ребенок только из-за того, что он инвалид, не может получить среднее образование в школе, ведь на это имеют право все граждане нашей страны, - недоумевает она.

Домашнее обучение требует от ребенка большей ответственности.

В стране невыученных уроков

Получив окончательный отказ в вечерней школе, Валентина Васильева обратилась к уполномоченному по правам ребенка в Санкт-Петербурге. Потребовалось вмешательство детского омбудсмена, чтобы в прошлом году Ваню приняли наконец в 10-й класс одной из ближайших общеобразовательных школ Красносельского района. Но с мечтой ходить в школу, как все дети, Ване все-таки пришлось расстаться. Он стал учиться на дому.

Но все равно семья Васильевых была счастлива!

Однако радоваться было рано.

- Наша учеба началась не с первого сентября, как у всех детей, а лишь с шестого, - вспоминает Валентина, - и расписание занятий все время менялось. Уроки постоянно отменяли, потому что учителя проходили какие-то курсы. Например, мы пропустили занятия по информатике и географии, а геометрии и алгебры с 28 января по 3 марта вообще не было - учительница болела.

Это только в обычной школе ученики до потолка прыгают, что уроков нет.

Для Вани это просто беда. Ведь на дому программа и так сильно сокращена. Например, если обычным школьникам положено заниматься 37 часов в неделю, то ученики-«надомники» осваивают тот же курс всего за 12 часов.

И когда у Вани в очередной раз на месяц прекратились уроки математики, чаша терпения Валентины Васильевой переполнилась. Мама пошла в школу. Но директор и учителя даже слушать не хотели о возмещении пропущенных часов. Ссылаясь на какие-то законы, пытались убедить мать, что занятия потеряны безвозвратно.

Лучше поздно, чем никогда

Валентина Васильева была в замешательстве. Какой толк от учебы, если знаний ребенок не получает?

И в отчаянии женщина еще раз обратилась к уполномоченному по правам ребенка. Специалисты аппарата, в свою очередь, направили письмо в городской Комитет по образованию с просьбой разобраться в ситуации.

Отдел образования администрации Красносельского района решил выяснить, как ведется обучение на дому. И не только Вани, а всех детей, которые находятся на домашнем обучении.

Факты, говорится в официальном ответе, «частично подтвердились».

Цитируем: «Действительно, администрацией школы не было организовано замещение уроков Вашему сыну в период временной нетрудоспособности учителей информатики, географии и математики. За данное нарушение заместителю директора школы объявлено дисциплинарное взыскание». Теперь вопрос обучения Ивана Васильева - на особом контроле роно.

В результате школьнику компенсировали все пропущенные за год уроки по алгебре и геометрии. Правда, чуть позже, в июне, когда у других детей уже начались каникулы. Но мальчик все равно был в восторге.

- Хорошо, что ситуация так быстро разрешилась. Теперь мы с сыном готовы упорно учиться в одиннадцатом классе. Впереди - экзамены. Будем стараться…

Ваня Васильев очень хотел бы поступить в вуз. В какой - пока секрет. Он очень хочет стать человеком, полезным обществу.

Комментарий специалиста

Уполномоченный по правам детей в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова:

- История Вани, увы, не единична. К нам неоднократно обращаются родители, которые видят в инклюзивном образовании единственно возможную форму обучения для своего ребенка. Потому что инклюзия, то есть совместное обучение, в конечном итоге помогает ребенку с ограниченными возможностями стать сильным, уверенным в себе. Такие дети могли бы вырасти полноценными людьми, которые будут самостоятельно решать все свои проблемы, а не зависеть от государственной помощи в виде пенсий и льгот. На Западе много таких положительных примеров.

Но у нас инклюзивное образование только начинает развиваться. Сейчас всего лишь пять петербургских школ принимают особых детей. Понятно, что для всех желающих мест не хватает.

Надеюсь, что со временем в учебных заведениях города будет создана безбарьерная среда, как это и прописано в Международной конвенции о правах инвалидов. А пока для каждого обратившегося к нам ребенка мы ищем индивидуальное решение.

Убеждена, что дети с ограниченными возможностями могут и должны иметь такие же перспективы, как их здоровые сверстники.

Куда обращаться

Если дети попали в тяжелую ситуацию или им угрожает опасность, обращайтесь за помощью в приемную уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светланы Агапитовой по тел. (812) 407-70-74.

Сообщение можно направить письменно по адресу: 190000, Санкт-Петербург, BOX 1163, на электронную почту spbdeti@mail.ru или через Интернет на сайте www.spbdeti.org (зайти на сайт и нажать кнопку «Подать заявление»).

Марина Андреева

Источник: spb.kp.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ