Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Брошенные старики мечтают о маме

Помогать детям и животным, спасать архитектурные памятники и леса - приятно, можно увидеть результат. Спасать стариков - страшно. Они умирают. Но два десятка петербуржцев взяли на себя тяжелую миссию - скрасить последние дни брошенных бабушек и дедушек. Корреспондент «МК» в Питере» съездила с добровольцами к их старичкам

Добровольные правнучки

Группа волонтеров, вызвавшихся помогать домам престарелых, образовалась около двух лет назад. Идея заинтересовала больше тысячи человек, но реально до стариков доехали единицы. Они по-разному приходят к этому. 50-летняя Маргарита Петрухина, например, решила помогать бабушкам и дедушкам после того, как умерла ее мама. Дома осталось много ставших ненужными вещей, но рука не поднималась вынести их на помойку. А 22-летняя Аня Сизова задумалась о стариках после недавнего знакомства с одним южным парнем. Она увидела, как в кавказских семьях относятся к старикам, у них немыслимо бросить отца или мать в больнице. Петербуржцам же зачастую свободные квартиры нужнее, чем старые больные родители.

- Недавно сын приехал в больницу, никому из врачей не показался. Забежал в палату, оставил у кровати матери пачку подгузников и убежал. Как можно быть таким бездушным?! - ужасаются волонтеры.

Среди брошенных стариков есть и ветераны войны, и блокадники, и учителя. Однажды старушка со слезами на глазах прошептала волонтеру: «Вытащите меня отсюда. Я отблагодарю. Квартиру разменяю, вам денег дам. Только заберите меня». В казенные стены ее сдала невестка, сын не сопротивлялся.

- Мы еще находим старикам «внучат по переписке», чтобы они не скучали. Но часто родственники запрещают бабушкам и дедушкам общаться с чужаками, боятся мошенников. Чего ж они сами тогда своих близких раз в полгода навещают? А старички нас своими «милыми девочками» называют, - рассказывает Маргарита.

Она по профессии бухгалтер. Еще есть менеджер ресторана, владельца небольшого рекламного агентства, школьница... Катя Лукина - самая юная участница группы. Ей всего 14 лет - своим подопечным она не то что во внучки - в правнучки годится.

- У меня своя бабушка тоже есть. Но она живет отдельно от меня с мамой, а мне всегда хотелось большую семью, может быть, поэтому я пришла в эту группу, - объясняет девочка.

Преданные родней и родиной

Добровольцы помогают нескольким домам престарелых и больничным отделениям сестринского ухода, где лежат старики. Но только в Ленобласти. Городские учреждения подобного типа от волонтерской опеки почему-то отказались. В эту субботу «тимуровцы» ездили в деревню Большая Вруда Гатчинского района. Багажники двух машин были забиты до отказа. Через объявления в Интернете волонтерам удалось собрать много вещей для стариков местной больницы. Кто-то отдал старикам даже цветной телевизор, постельное белье, теплые кофты. Но наряду с полезными вещами в одном из пакетов обнаружились, будто из другой жизни, босоножки на каблуках.

- Чем люди думали? Отдать старые кофты и штаны несложно, люди кладовки освобождают и чувствуют, что сделали великое дело, спасли стариков. Но тем гораздо нужнее подгузники, пеленки, антипролежные матрасы и, конечно, лекарства, - объясняет Алина Минина, пересчитывающая в дороге коробочки с медикаментами.

Препаратов в этот раз закупили на шесть тысяч. В Большую Вруду везут антибиотики, обезболивающие средства и даже зеленку с бинтами. Не только родне, но и родине нет дела до кучки еле живых стариков в провинциальной больнице.

Волонтеры хотели добраться до своих подопечных пораньше. Но в этот день будто злая сила не пускала их к бабушкам и дедушкам. По пути собрали все возможные пробки из-за ремонтов и ДТП, дважды Федора, сидевшего за рулем, остановили гаишники. Но это еще ничего, однажды четверо девушек вообще зимой, в мороз, в предновогодний день добирались до бабушек и дедушек пешком по занесенным дорогам и с тяжеленными рюкзаками за спиной.

До Большой Вруды мы доехали только к пяти часам. В больнице начинался полдник, пациентам разносили макароны с сыром и чай. Девчонки быстро разбежались по палатам. В первой живет четыре человека. Екатерина Дмитриевна - самая старшая. Ей уже 93 года.

- Все умерли у меня - брат, сестра, ее муж. Никого не осталось. Я сюда на своих ногах пришла, а уж обратно вынесут. Дом мой остался пустой. Наверное, его сосед себе забрал, - печально говорит бабушка. Она не рвется беседовать. Тогда одна из девушек начинает рассказывать ей про свою собаку. Неожиданно старушка оживает.

- У меня же дома тоже остались кот и собака. Кто же их теперь покормит? - волнуется она.

Екатерина Дмитриевна в больнице с весны. Но она упорно считает, что провела там целый год. Время в казенных стенах тянется мучительно долго и однообразно.

Любой дом лучше больницы

Волонтеры стараются исполнить нехитрые просьбы стариков. Часто тем не хватает самых простых вещей. Одна бабушка мечтала о чистой мягкой ночной сорочке. Пожилому мужчине, привыкшему к книгам, очень хотелось иметь прикроватную лампу, чтобы читать перед сном, когда в палате выключают свет. А один дедушка заказал себе русско-финский разговорник и финских газет. Он решил на старости лет заняться самообразованием.

Этой весной одноногий инвалид поведал волонтеру Галине Савченко о своем заветном желании - узнать, жива ли еще его мама.

- Олег Михайлович весельчак, оптимист, в прошлом заядлый рыболов, охотник. У него такие добрые глаза. Он еще не совсем старый, 1950 года рождения, - рассказала Галина.

Лет 20 назад он приехал в Питер к сыну. Но так получилось, что лишился ноги, с сыном поссорился и оказался в областной больнице.

Инвалид рассказал, что сам он родом из Ярославской области, из города Рыбинска, там остались его семья, брат, тетки. Он назвал улицу, где стоял дом его матери, только номер дома уже стерся из памяти. Галина обратилась за помощью на интернет-форум города Рыбинска.

- И буквально на следующий день мне прислали телефоны родственников Олега Михайловича, посторонние люди разыскали его семью. Оказалось, что родные очень за него переживали, пытались разыскать, но не смогли, - радуется за инвалида Галина. - А главное, выяснилось, что его мама еще жива. Старушке уже больше 90 лет, она больна, не встает с постели, но все эти годы ждала вестей от сына.

Глаза 60-летнего Олега Михайловича светятся от счастья, что больше он не одинок, что еще жива старушка-мать и она ждет его в родном доме.

Волонтеры даже готовы отвезти инвалида в Рыбинск. Но пока он ждет протез. А это может затянуться на годы.

- Другого старика наша девочка Саша Родионова смогла вернуть домой. У него комната в Петербурге была, но каким-то неведомым образом мужчина оказался в областной больнице, - рассказывает Маргарита. - Девушка наняла ему такси до города, с друзьями сделала уборку в его комнате. К инвалиду - а он совсем без ног - начал приходить работник из собеса. Конечно, он был безумно счастлив - любой дом лучше больничной палаты.

Не разжимайте рук

Из 46 пациентов большеврудского отделения сестринского ухода от силы человек десять могут передвигаться самостоятельно - остальные либо совсем не встают, либо делают это с помощью медперсонала. Но, несмотря на возраст и болезни, старички бодрятся. Бабушки кокетничают, прихорашиваются перед тем, как сфотографироваться. А дедушки без прелюдий целуют молодых девчонок.

Волонтеры обходят все палаты одну за другой, расставляют тарелочки с гостинцами. В этот раз каждому пациенту досталось по два банана, две конфетки, горстка печенюшек. Нельзя никого обделить. Старики - как дети - переживают, если им достанется меньше, чем соседу по палате. В коридоре меня останавливает одна из бабушек. Видимо, она пережила инсульт, половина тела парализована, ей трудно ходить и говорить. Жестами она показывает, что ей досталась шоколадная конфета, а не плитка «Аленки». Эта плитка по размерам не больше конфеты, но бабушке очень хочется именно ее, шоколадку с розовощекой девочкой на обертке. Старушка с жалостью смотрит на «паек» более удачливой соседки. Хорошо, что раздали еще не всех «Аленок». Отдаю бабушке шоколадку, она прячет ее в карман и, кивая в знак благодарности, уходит к себе.

В соседней палате старик во фланелевой пижаме наводит марафет по случаю приезда питерских девчонок. Выпросил у медсестры электробритву и старательно сводит щетину со щек. Думала его сфотографировать, но из комнаты напротив уже зовут: «А меня? Сфотографируйте меня, пожалуйста».

Пора прощаться. Федор и Даниил (еще один волонтер) спускаются с чердака, где чинили крышу, чтобы во время дождя не заливало туалет для пациентов. Девушки еще разок заходят к бабушкам и дедушкам, запавшим в душу. 14-летняя Катя прощается с Зинаидой Николаевной. У бабушки болят ноги, рана на щеке, две ее соседки по палате почти в беспамятстве.

- Я вас увидела и обрадела. А то лежу-лежу тут, так скучно. Племянница из Ленинграда редко приезжает. А у тебя жених-то есть? - неожиданно спрашивает бабушка.

- Нет еще, - улыбается Катя.

- А, тогда жениха тебе хорошего. Как встретишь, сфотографируйтесь вместе и мне фотокарточку пришли, - просит старушка. - Я на вас смотреть буду, а то мне больше не на кого.

Бабушка Зина крепко держит Катю за руки, не хочет отпускать. Разожмешь руки - и снова обступит одиночество.

Елена Михина

Источник: mk-piter.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ