Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Город преград

Псков глазами человека в инвалидном кресле

Псковичка Ольга Огинская в прошлом увлекалась спортом. Сейчас - семья: муж и двое маленьких детей, на первом месте. С утра до вечера заботы: младшую на прогулку сводить, старшую собрать в школу, сходить за продуктами, заплатить за коммунальные услуги... Проблема в том, что Ольга - инвалид-колясочник, не все повседневные хлопоты даются так просто.

В сопровождении «Псковской правды» хрупкая женщина решилась на эксперимент - прогуляться по главным улицам города: Рижскому и Октябрьскому проспектам, чтобы выяснить, доступен ли центр маломобильным горожанам, которых в Пскове, кстати, около полутысячи.

Общественный транспорт

Живет Ольга на дальнем Завеличье. Крутить колеса инвалидного кресла тяжело. Чтобы не устать раньше времени, до «Маяка» решаем доехать на общественном транспорте. Благо в городе есть пять низкопольных автобусов, оборудованных пандусами.

- Ходят почти каждые сорок минут, - достает Ольга скачанное из Интернета расписание. - Оно у меня постоянно с собой. Всегда знаю, есть смысл ждать или лучше ехать самостоятельно.

А ведь если говорить о «доступности» транспорта для колясочников, нужно думать, что едут они не на экскурсию, а по делам: на учебу, работу... Это означает, что ждать автобус следовало бы 15-20 минут, а не практически час. Во многих городах существует бесплатное социальное такси для физически ослабленных лиц.

- У нас тоже есть «газель», которая с удивительной периодичностью ломается, - грустно улыбается наша героиня. - Мы ею можем пользоваться не более четырех раз в год. Заказывать машину нужно за 2-3 дня. Я это сделала единственный раз, до сих пор помню, как несчастный пожилой шофер меня туда затаскивал...

Подошла долгожданная 4-ка. Нажимаем на специальную кнопку. Выходит водитель, опускает железный лист. Успешно заезжаем внутрь.

- Мне жалко водителей, - вздыхает наша попутчица. - За границей все автоматизировано. А у нас тяжелый пандус откидывается вручную. Муж пробовал, это нелегко. К тому же в остановочном кармане все время наставлены машины, еще и припарковаться нужно умудриться правильно.

Тротуары

Выгружаемся на Рижском. Мы с фотокором беззаботно сворачиваем на самый короткий маршрут. Но из четырех возможных вариантов движения только в одном - съезды с высоких бордюров, поэтому Ольге приходится двигаться по дальним дорожкам. Ждем у светофора. Поравнявшись с нами, Ольга внезапно разворачивает свое транспортное средство на 180 градусов со словами: «Опять придется жизнью рисковать!». Нам хоть бы что, а для инвалидной коляски поребрик в 20 см - непреодолимое препятствие. Доступ к «зебре» возможен только при объезде по проезжей части. Город абсурдов: с другой стороны дороги бортовой камень «утоплен», как надо.

- Я уже пару лет веду переписку с Управлением городского хозяйства. Я им даже карту города распечатывала, отмечала, где и что нужно изменить. Говорят, что денег нет, но постепенно все-таки убирают бордюры на остановках, перекрестках, пешеходных переходах, - рассказывает наша героиня. - Многое уже сделали! Мне есть с чем сравнивать, пятнадцатый год на коляске... Сейчас самая проблемная зона - перекресток Западная - Коммунальная. Обещали исправить во время капитального ремонта дороги. Он уже идет. Посмотрим, что будет...

На пути - пересечение Рижского с Народной. Вроде у перехода бортовой камень ниже, чем в остальных местах. «Это только для видимости!» - замечает Ольга. И правда, на коляске не забраться. Эту «вершину» преодолеваем только общими силами.

- У нас идея есть - сходить в администрацию и внести предложение, чтобы перед приемом зданий или дорог брали с собой инвалида-колясочника для независимого тестирования объекта, - делится мыслями Ольга.

Дорожное покрытие тоже оставляет желать лучшего. Асфальт весь в колдобинах и ямах. Кресло дребезжит, дергается...

Останавливаю лихача на спортивном велосипеде:

- Да что говорить об инвалиде-колясочнике, не смешите! Я-то, здоровый парень, на велике по городу катаюсь, как по полосе препятствий. Поребрики приходится перескакивать, хорошо разогнавшись, иногда вообще спускаться и переходить дорогу пешком.

Магазины и кафе

Гуляя по главным улицам, один за другим минуем частные «лавочки»: обувные, ювелирные, продуктовые и магазины одежды, салоны красоты, кафе... 3-6 ступенек отделяют от входа. На таких заведениях можно поставить крест. Для инвалидов они не существуют.

- А ведь иногда так хочется повыбирать какую-нибудь красоту для себя, для детей, для дома. В кафе хожу не часто, только с мужем. Он помогает. С парикмахерскими тоже проблема, в основном дома обслуживаюсь, - признается Ольга.

Захожу в ближайшую бакалею:

- Почему пандусов нет для инвалидов?

- У нас и инвалидов-то нет в округе! Зачем же их строить... - удивленно отвечает молодая продавщица.

«Потому и нет...» - думаю я. А то, что с 2001 года существует закон, призванный обеспечить доступность городской среды для маломобильных групп населения, никого здесь не интересует.

- От людей зависит, - считает Ольга. - Директор одного рынка спросил у меня, удобны ли скаты с бордюров, которые у них сделаны. Я сказала, что легко перевернуться. Он тут же набрал номер телефона. Вскоре всё переделали.

Проезжаем крупный сетевой магазин. К автоматической широкой двери ведет пологий цементный пандус. Пробуем. Удобно!

- Супер- и гипермаркетам нужно сказать отдельное спасибо. Все продумано. Внутри даже туалеты специальные есть для инвалидов, - замечает Ольга. - Здесь недалеко магазин дешевой одежды. Все о нем рассказывают. Зайдем?

Почему бы и нет! На Рижском - торговый комплекс: на первом этаже - сетевой продуктовый, на втором - магазин распродаж. Пандус - что надо. Заезжаем. Но доступа к верхним этажам для Ольги нет. Есть эскалатор. Говорят, есть лифт. Но ни то, ни другое не работает. В справочной дают номера только арендаторов площадей. Как связаться с хозяином, который смог бы ответить на вопросы о передвижении колясочников к верхним торговым точкам, непонятно...

Госучреждения

- А давайте, раз уж в этом районе оказались, по моим делам заедем? - предлагает участница эксперимента.

Путь держим в страховую компанию на ул. Р. Люксембург, чтобы получить полис. Удивительно, такая важная структура и не приспособлена для колясочников. Нет пандуса, нет даже менее удобных направляющих (швеллеров). Ольга просит прохожего занести паспорт. Через минуту сотрудники выносят документы прямо на улицу.

- Это еще что... - разводит руками Ольга. - В Бюро медико-социальной экспертизы - в учреждение, где дают инвалидность, людям с инвалидностью не попасть! Нужно подняться по лестнице, потом - спуститься в цокольный этаж. А Фонд социального страхования на Советской, где мы бываем, когда становимся в очередь на получение технических средств реабилитации? Тоже не проехать! Бегают родственники. У нас квартира краткосрочного найма, каждый год приходится навещать Управление по учету и распределению жилой площади на Яна Фабрициуса, там - то же самое. Кстати, ни в одну нотариальную контору не заехать...

Направляемся в поликлинику. Ольге нужно забрать результаты флюорографии. С обратной стороны здания - вход для колясочников. Дверь всегда закрыта. Нажимаем звонок.

- Открывают долго, инвалиды редко приезжают, - объясняет Ольга затянувшееся молчание за дверью. Попадаем в отделение на первый этаж. На второй за результатами на коляске никак. Отправляюсь я.

- Кровь брать, ЭКГ делать - ко мне спускаются. Но аппарат УЗИ не перенесешь. Страшная картина, как муж меня затаскивал на 3 этаж. Зато в городской больнице - новое приемное отделение построили. Есть все условия: пандусы, лифт. Могу похвалить женскую консультацию и перинатальный центр. Наконец-то они заезды сделали.

На Коммунальной опять высокие бордюры. Упорно стараемся преодолеть один из них. Кресло разгоняется, врезается колесами. Камень неприступен. Это похоже на труд бабочки, которая пытается пробить стекло. И здесь бортовые камни занижены для вида, для галочки. Рядом с нами через препятствие перебирается мамочка с детской коляской. Осилили, переглянулись, горько друг другу улыбнулись.

Зато в банки и в аптеки (через одну) заехать можно.

На Октябрьском проспекте с магазинами другая история: многие имеют пандусы, которые, правда, не всегда отвечают здравому смыслу - не доходя до дверей, заканчиваются у ступеней или имеют такой уклон, что даже человек на здоровых ногах подняться не может. В основном, конечно, монтируют металлические швеллеры.

- Они не удобны потому, что расположение колес очень отличается в разных моделях колясок. Практически невозможно установить универсальные швеллеры, чтобы все 4 колеса разных колясок попали в направляющие, - объясняет наша героиня.

Итог... одно кафе, магазин дорогой женской одежды, скупка мобильных телефонов, три банка, три продуктовых магазина, несколько государственных учреждений и пять аптек - всё, что доступно на пройденном маршруте физически ослабленным людям. Мысленно выстройте высокую стену возле зданий и дорог, куда нельзя въехать на инвалидной коляске, город преград получается.

Однако сами инвалиды утверждают, что это - не повод для отчаяния. Во-первых, пессимизм - не для них, а во-вторых, дело сдвинулось с мертвой точки. В области разработана долгосрочная целевая программа «Доступная среда» на 2011-2015 годы. С ее помощью планируется оборудовать и приспособить город для нужд инвалидов.

Комментарий специалиста

Сергей Панов, архитектор

- Максимальная высота подъема пандуса не должна превышать 80 см. При перепаде высоты более 80 см необходимо делать промежуточные площадки, где инвалид мог бы передохнуть. Угол наклона должен быть не более 10%, хотя на практике большинство переходов и лестниц оборудованы направляющими, уклон которых равен уклону самой лестницы - около 30%. Можно перевернуться. Ширина пандуса должна быть не менее 1 метра. Хорошее сцепление обеспечивает поверхность из тротуарного камня и асфальта. Вдоль обеих сторон необходимо устанавливать ограждения с поручнями, конфигурация которых должна обеспечивать непрерывность и безопасность скольжения руки.

Но комплекс мероприятий по обеспечению доступности к объектам возможен только при реконструкции здания или при его постройке. А магазины обычно ограничиваются капитальным ремонтом.

Кстати

В городе 90% инвалидов-колясочников не покидают своих квартир.

Одна из лож Псковского академического драматического театра им. Пушкина, закрытого на реконструкцию, будет оборудована специальными местами для инвалидов-колясочников.

В Питере инвалиды в любой момент могут вызвать обычное такси, оформив квитанцию, по которой 90% стоимости поездки оплачивает область и только 10% - пассажир.

Анастасия Панова

Источник: pravdapskov.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ