Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

"На компьютере работаю, помогая себе... носом"

21-летняя киевлянка Татьяна Яремчук, страдающая детским церебральным параличом и передвигающаяся в инвалидном кресле, учится в колледже на художника- бутафора, а в свободное время активно участвует в творческих конкурсах, занимая призовые места.

В квартире семьи Яремчук много картин. Все написаны Татьяной. У девушки много увлечений: она рисует, читает, работает на компьютере, переписывается с друзьями в интернете. С компьютером она справляется с помощью... носа.

Таня - инвалид I группы, не может самостоятельно передвигаться, а руки девушки с трудом удерживают кисть или карандаш. Но глядя на теплые и трогательные работы, с трудом верится, что их написал человек, страдающий ДЦП. Герои художницы - персонажи из мультфильмов, строгие барышни и галантные кавалеры. Есть и пейзажи, иллюстрации к сказкам, а также рисунки животных, особенно лошадей. К этим благородным и красивым существам девушка относится очень трепетно - именно благодаря занятиям иппотерапией (лечебная верховая езда) Таня научилась сидеть на обычном стуле (ранее для этого нужна была специальная коляска, фиксирующая спину), сделала самостоятельно свои первые шаги.

- На одни картины у меня уходит несколько недель, над другими тружусь по два-три месяца и больше, - говорит Таня Яремчук. - Бывает, что и ночами не сплю: включаю ночник и рисую. Меня нередко просят подарить свои работы в детские реабилитационные центры, поликлиники, больницы. На недавней выставке фестиваля «Поверим в себя» одну из моих любимых картин купили за 900 гривен. Изображение лошади настолько потрясло владелицу столичного частного салона, что женщина буквально упросила меня продать ей это полотно.

Диагноз детский церебральный паралич врачи поставили Тане в десятимесячном возрасте. У девочки была тяжелая форма ДЦП - гиперкинетическая, при которой руки и ноги совершают непроизвольные, хаотические движения и не слушаются хозяйку.

- Чтобы раскрепостить сжатые мышцы, мы с мамой месяцами лечились в санаториях, - вздыхает Таня. - Мануальная терапия, блокады, гипсование, уколы, массажи, физиопроцедуры, различные препараты и методики - все это сейчас вспоминаю как страшный сон. Врачи говорили, что я не смогу даже голову держать, не то чтобы что-то делать. Но родители не сдавались. Вместо обычных погремушек и кукол у меня были специальные игрушки для разработки мелкой моторики рук. В пять лет я уже считала до ста и умела читать по слогам. Но писать никак не получалось. Когда папа вставлял в мой зажатый кулак карандаш или ручку, они ломались пополам, а стержень от сильного нажима рвал бумагу. Тогда я приспособилась писать, а позже и рисовать, лежа на боку, свернувшись клубочком, - именно в таком положении руки лучше слушались.

«Обычно дети в семь-восемь месяцев пробуют ходить, держась за опору, а дочка даже ползать боялась»

С первых минут появления на свет Таня начала бороться за жизнь, преодолевая последствия родовой травмы, асфиксии. Малышку почти три месяца выхаживали в специализированной больнице.

- После родов мне даже не показали ребенка, - рассказывает Любовь Яремчук, мама Тани. - Дочку срочно нужно было спасать: она не дышала, сосательный рефлекс тоже отсутствовал, поэтому несколько недель питание Таня получала через зонд.

О том, что у крохи детский церебральный паралич, выяснилось не сразу. Выписывая малышку из больницы, врачи не сказали Любови Михайловне о болезни ребенка.

- Уже дома я стала замечать, что Тане трудно брать в руки погремушку или соску, - вспоминает Любовь Яремчук. - Помню, как хотела, чтобы дочка научилась сидеть. Обычно младенцев усаживают в подушках, но Таня даже головку не держала и могла задохнуться, уткнувшись в них носом. Переворачивалась кроха тоже только с моей помощью. Дети в семь-восемь месяцев пробуют становиться на ножки, ходить, держась за опору. А Таня даже ползать боялась. На страдания собственного ребенка невозможно было смотреть.

Таня Яремчук: «Сидя верхом на лошади, я забывала о своем недуге. А когда инструктор разрешал мне управлять этим великаном, то эмоции просто переполняли»

Я консультировалась у разных докторов и, когда доченьке исполнилось десять месяцев, услышала неутешительный диагноз. Для всех нас это был шок. Меня успокаивали, говорили: «Перспективная девочка - массажи, комплекс специальных упражнений - и она выздоровеет». Мы перепробовали все методы, о которых слышали: и в туторах (ортопедический аппарат, фиксирующий суставы. - Авт.) дочка была, и палочки ей к ногам прибинтовывали, чтобы их выровнять, и пробовали ставить Таню на детские костыли. Постоянно делали зарядку, чтобы разработать руки, ведь ладошки все время были сжаты в кулачки. Я просила дочку пересыпать фасоль и горох из одного ведерка в другое. Она старалась, но из-за неконтролируемых резких движений вся комната была усыпана зернами. Играть самостоятельно на детской площадке в песочнице Таня тоже не могла, но ей очень хотелось общаться с ребятами. Тогда я придумала выход: садилась в песочницу, усаживала дочку к себе на кроссовки и придерживала ее за спинку. Так мы учились брать ведерко, совочек и лепить «пасочки».

К счастью, заболевание не задело интеллект девочки. В шесть лет Таню приняли в школу «Надежда», где она училась по обычной программе - только на дому. Уже тогда девочка стала интересоваться рисованием. Сначала «подправляла» иллюстрации в книжках, добавляла к рисункам солнышко, облака, животных, а потом уже пробовала изобразить на бумаге что-то свое.

- Дважды в неделю дочка посещала кружки рисования и лепки, которые проводили сотрудники центра социально-психологической реабилитации детей и молодежи с функциональными ограничениями, - говорит Любовь Яремчук. - Мы очень благодарны Ларисе Павловне Тынкован, она действительно учитель от Бога.

- На одном из занятий мы рисовали животных, - вспоминает Таня. - Увидев мою работу, Лариса Павловна сказала: «Танюша, ты же котика гладишь не против шерсти, а плавно сверху вниз. Так же нужно делать и штрихи карандашом. Посмотри, ведь у птички перышки не торчат в разные стороны». Она могла сделать замечание, но мягко. Дома я приспособилась рисовать, свернувшись клубочком на полу. Именно в такой позе кисть руки становилась подвижной и менее зажатой. Для удобства мама мне подкладывала под голову подушечку, рядом раскладывала краски и карандаши. Если стержни ломались или стирались, приходила их подтачивать. Первое время, конечно, у меня выходили неуклюжие каракули, но терпение и практика дали свой результат. Я стала принимать участие в выставках, а мои работы неоднократно занимали призовые места в ежегодном фестивале творчества детей-инвалидов «Поверим в себя».

Улучшить работу мышц помогали и занятия иппотерапией (лечебная верховая езда. - Авт.) в центре Елены Петрусевич. Сидя верхом на лошади, я чувствовала себя легко и свободно, в те минуты просто забывала о своем недуге. А когда инструктор за хорошо выполненные упражнения давала мне в руки повод и я управляла животным сама, то эмоции просто переполняли. Благодаря постоянным занятиям я научилась держаться в седле, а потом могла сидеть и на обычном стуле. Это была большая победа, ведь до этого пользовалась специальной коляской, которая фиксирует спину. Даже сумела самостоятельно пройти десять шагов, а придерживаясь за чью-то руку, преодолевала достаточно большие расстояния. Но после того как случился финансовый кризис, занятия стали платными. Уже больше года я не занимаюсь иппотерапией. Родителям сложно найти деньги на уроки верховой езды, моя же пенсия по инвалидности уходит на лекарства.

«Таким детям достаточно и школьного образования. Я не хочу брать на себя ответственность, позволяя девочке учиться в колледже»

В восьмом классе благотворительная организация подарила Тане новый компьютер. Сосед по дому помогал ей освоить программы.

- Пользоваться клавиатурой было сплошной мукой, - говорит Таня. - Пальцы плохо слушались, нажимали сразу по две-три клавиши. Однажды по телевизору увидела репортаж о людях, не имеющих рук, которые рисуют прекрасные картины ногами или держат кисточку во рту. И я попробовала работать на компьютере с помощью носа. Это был очередной успех! Тогда даже не подозревала, что компьютер перевернет всю мою жизнь. Здоровые люди имеют возможность общаться с друзьями, гулять, заниматься спортом, путешествовать. Но для человека с инвалидностью все это недоступно или дается с большим трудом. И тогда единственным средством общения и развития становится интернет.

Вскоре Таня попросила, чтобы учителя ей преподавали информатику. И хотя этот предмет относится к программе десятого класса, девочке пошли на уступки. Учитель информатики Владимир Сергеевич Кириллов приходил к ней раз в неделю. Этот день Танюша ждала с большим нетерпением. Однажды Владимир Сергеевич принес джойстик и показал, как можно его использовать вместо компьютерной мышки. Оказалось, что такой нехитрый способ применяет один из его учеников, который, как и Таня, страдает детским церебральным параличом.

После окончания школы талантливая девушка решила поступать в колледж театра и кино, где как раз набирали группу для людей с ограниченными возможностями на специальность «художник-бутафор».

- Мы прошли собеседование, дочка написала диктант, в аттестате у Тани хорошие отметки, - рассказывает Любовь Михайловна. - Я принесла необходимые документы, в том числе справки о прохождении медкомиссии. Оставалось только взять заключение врачебно-трудовой экспертной комиссии нашего района. Однако там доктор даже слушать меня не стал, мельком просмотрел бумаги и сказал: «Таким детям достаточно и школьного образования. Я не хочу брать на себя ответственность, позволяя ей учиться в колледже, поэтому ничего вам не подпишу». Меня это возмутило, ведь в справке городской комиссии, которую дочка проходила в 18 лет, было четко написано: «Инвалид первой группы, но продолжать учебу может с последующей работой на дому». Необходимую подпись я так и не получила. Хорошо, что руководство колледжа пошло нам навстречу и приняло во внимание заключение городской комиссии.

«Возле моего подъезда установили пандус, но такой крутой, что съезжать на нем в инвалидной коляске опасно»

- Конечно, я очень благодарна маме: три раза в неделю ей приходится в любую погоду привозить меня на занятия и поднимать коляску на третий этаж, - говорит Таня. - Учимся мы тоже вместе. Мама присутствует на всех парах, конспектирует лекции в тетрадь, ведь мне сложно писать. К примеру, если задают перевести текст с английского на русский, я диктую, а мама записывает. Если какое-то слово не знаем, ищем его перевод в словаре. И потом сдаем преподавателю выполненное задание. Практические работы я выполняю дома на компьютере, а потом распечатываю все на принтере. Экзамены сдаю тоже вместе со всеми, только отвечаю устно. К сожалению, многие считают, что если у человека инвалидность, то он непременно озлоблен на весь мир. Конечно, люди есть всякие. Я стараюсь принимать жизнь такой, какая она есть. Я веселый, жизнерадостный человек. Разумеется, у меня бывает плохое настроение и депрессии, но редко.

На летних каникулах, когда выпадает возможность, студентка вместе с мамой путешествует по разным городам. Благодаря спонсорам девушка уже побывала в Запорожье на острове Хортица, в Каневе, Львове, Луцке, Нежине, Днепропетровске, Почаеве...

- Этим летом мы поехали с мамой в Керчь, - говорит Таня. - Вместе с четырьмя своими однокурсниками по колледжу и другими ребятами семь дней жили в Керченском центре социальной службы для семьи, детей и молодежи. Побывали на страусиной ферме, где в местном ресторане я впервые попробовала блюда из страусятины. Когда погода была солнечной, мы загорали на пляже, а смельчаки купались в довольно холодном тогда море. Еще мы посетили Национальную картинную галерею Ивана Айвазовского в Феодосии.

Конечно, были и неприятные моменты. Ведь колясочнику даже выйти из автобуса трудно, не говоря уже о преодолении всевозможных ступенек и лестниц. Проблематично что-нибудь купить в магазине: во многих супермаркетах отсутствуют пандусы, а проходы настолько узкие, что с коляской просто не развернуться.

Чтобы возле нашего подъезда установили пандус, мы больше года обращались в различные инстанции. В результате пандус сделали, но такой крутой, что на нем опасно съезжать в инвалидном кресле... Недавно мне удалось достать билеты на концерт Виталия Козловского, песни которого мне очень нравятся. Добираясь до Октябрьского дворца, нам с мамой пришлось проехать пол-Киева на метро. Чтобы в час пик меня не затолкали в толпе, нас сопровождала милиция. Я очень хотела подарить Виталию картину - его портрет, который рисовала до этого несколько месяцев. Но после концерта возле сцены моментально выстроилась длинная очередь поклонниц, и подступиться в инвалидном кресле к артисту было невозможно.

Кроме заветной встречи с Виталием Козловским, Таня мечтает провести персональную выставку своих работ, обрести новых друзей. Девушке полезно заниматься иппотерапией и плаванием, поскольку именно в воде расслабляются закрепощенные мышцы. Но все опять упирается в деньги.

Тем, кто хочет подружиться с девушкой, посмотреть ее работы или помочь финансово, сообщаем адрес Таниной персональной странички в интернете: http://taniayar.mylivepage.ru/

Ольга Уставщикова

Источник: fakty.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ