Архив:

Заново рожденные

Пересадка “запасных частей” человеку стала для германских медиков рутинной операцией. Но проблем все равно остается еще немало.

Константин Райх, родившийся в Семипалатинской области, но школу оканчивавший уже в Магдебурге, нашел себе работу на одной из местных фирм по переработке бытовых отходов.

Сын давних моих приятелей даже не подозревал, с какой редкостной личностью он трудится по соседству. Уве Шульце, годящийся Косте по возрасту в отцы, считается в их бригаде самым большим озорником. Вечно над кем-нибудь безобидно подшучивает и никогда не унывает.

Только недавно Костя узнал о нем то, о чем с изумлением поведал в своем электронном сообщении.

“Если б даже было сердце из нейлона...”

Такая вот песенка в пору юности родителей Кости звучала из транзисторов. Райх-младший ее не застал. Однако написал мне именно про искуственный “моторчик” в груди коллеги.

– Это можно с ума сойти, дядь Сереж! Вот что я услышал про нашего Уве на “Дойче Велле”. Цитирую, как было там сказано: “...51-летний отец полон оптимизма и трудового настроя. Он говорит: “Вообще-то на пенсию по старости я должен уйти в 67 лет, но из-за инвалидности я могу это сделать раньше – в 63 года. Если все будет нормально, то я готов работать и дальше”.

Определить по внешности человека, бьется ли в его груди искусственное сердце, обычно практически невозможно. Внимание привлекает разве что мигающий зеленый огонек на ремне. К нему же прикреплены два аккумулятора, которые через провода толщиной в палец обеспечивают аппарат “искусственное сердце” необходимой электроэнергией.

Уве Шульце часто спрашивают, есть ли у него еще свое собственное сердце?

“Да, есть, но биться самостоятельно оно не в состоянии “, – объясняет он.

Уве Шульце круглосуточно нуждается в безупречной работе аппарата, заменяющего работу сердечных мышц. Даже ночью пациент присоединен к аккумуляторам. Он уже так привык к работе искусственного сердца, что в донорском никакой надобности не видит.

“До тех пор, пока мое искусственное сердце работает нормально, мне не нужна трансплантация, – говорит он. – В случае поломки его можно заменить новым аппаратом. Гидравлический насос в автомобилях тоже ведь заменяется, и они продолжают ездить”, – улыбается Уве...

Цена жизни в у. е.

Можно понять оптимизм Уве – с трансплантацией все обстоит непросто.

Так, относительно недавно 31-летнему Андрею Дубику из Житомирской области в берлинском кардиоцентре успешно пересадили и сердце, и легкие. Деньги на сложнейшую операцию выделила казна Украины. Ведь одна из самых дешевых трансплантаций – пересадка почки без ее послеоперационного отказа – обходится не застрахованным в Германии иностранцам примерно в 28 тысяч евро. Если же донорский орган не приживется и придется пришивать новую почку, цена поднимается до сорока тысяч. И еще в 1300 евро обходятся каждые сутки пребывания в палате интенсивной терапии.

Поставленное у немцев на поток восстановление кровотока в сосудах сердца методом аорто-коронарного шунтирования – это от 20 тысяч евро и выше.

Пересадка печени – уже четверть миллиона! Ну а высший пилотаж – вшивание нового сердца – под силу только очень небедным иностранцам: четыреста тысяч евро и выше.

Очередь длиною в годы

Только DHZB, Немецкий кардиологический центр в Берлине, упоминавшийся выше, пересадил за время своей четвертьвековой практики около полутора тысяч сердец, удлинив жизнь пациентов в среднем лет на пять–восемь. Впрочем, в Ганновере есть больной с тридцатилетним стажем работы чужого сердца.

А недавно вовсе не столичная клиника в Бад-Ойнхаузене умудрилась впервые в мире осуществить пересадку сердца... без его остановки! То есть без пятичасового охлаждения донорского органа в спецрастворе. Из одной груди – сразу в грудную клетку 55-летней пациентки. И все прижилось! До того тщательными и точными оказались предварительные исследования.

На фоне таких радужных сообщений особенно безрадостно выглядит статистика: только среди германских граждан в очереди на пересадку жизненно важных органов – почки, печени, легких – стоят 12 617 детей, женщин и мужчин.

С новым для больного сердцем еще проблематичней: по данным Немецкого фонда трансплантации донорских органов (DSO), только в прошлом году в листе ожидания более 800 человек. И это при том, что 74 процента немцев, если верить последним опросам, согласны с тем, чтобы после смерти их органы были использованы в донорских целях.

Те, без кого не обойтись

Не так давно вся Западная Европа была очарована поступком бывшего министра иностранных дел ФРГ.

– Франк-Вальтер Штайнмайер пожертвовал почку своей жене, – с пиететом констатировала газета Die Welt. – Предпочтение личного общественному больше не является признаком слабости. Особенно когда речь идет о жертве, которую мужчина приносит женщине.

Если хотите, это абсолютно новая форма героизма. Именно потому, что известие об этом благородном поступке пришло к нам из кругов, которые безжалостны к слабостям и личным интересам, общество встретило его с интересом и уважением...

Так называемый “живой донор” – явление в ФРГ довольно распространенное. В прошлом году здесь было проведено 665 трансплантаций почек, взятых у родственников больных. То есть пятая часть всех проводимых по этому профилю операций.

Немецкие хирурги на 70 процентов гарантируют 5–7-летний срок работы почки, взятой из мертвого тела. А вот у нашей экс-землячки Валерии М., перевезенной родителями в Бремен из Кызылорды еще в 1990 году, шанс обойтись без гемодиализа лет 10–15 равняется именно девяноста процентам! И дело тут в том, что левую свою почку подарила ей сестра-близнец Мартина.

Кстати, церковь здесь весьма активно приветствует как посмертное, так и живое донорство. Даже Папа Римский Бенедикт XVI до своего избрания на престол имел удостоверение донора.

В ФРГ это сделать просто. Заходишь на один из многочисленных сайтов в Интернете и заполняешь очень несложную анкету. Все в духе практикуемого у немцев принципа “испрошенного согласия”. Это когда изъятие органов без разрешения родственников усопшего возможно только в том случае, если пациент еще при жизни официально заявил о своей готовности стать донором и оформил подтверждающий сие документ.

В Австрии даже проще. Там важно, чтобы при жизни потенциальный донор просто не выражал своего письменного несогласия на предстоящую выемку органов ради благого дела.

Стремясь сократить очереди, иные горячие головы из бундестага даже предлагают решать вопрос о посмертном пожертвовании печени, легких или сердца еще на стадии... выписки аусвайса – удостоверения личности или водительских прав.

Все это, конечно, крайности. Главное же то, что немецкое государство действительно взаправду стремится продлевать жизнь своих граждан настолько долго, насколько это возможно. И здесь, конечно, финансирование медицины занимает ведущее место. В Германии общая сумма отчислений работодателя и работника на лечебные нужды – около двух тысяч евро на каждого застрахованного жителя ФРГ в год. А если прибавить вклады в частные медицинские компании, выйдет и по две с половиной тысячи на каждую душу.

Не скупятся и на исследования. Сейчас вот, к примеру, выделены очень внушительные суммы из государственной казны университетской клинике в Гейдельберге. Там в лабораторных условиях все успешнее получается выращивать... человеческие сердца.

Под началом Александра Уэймана, заведующего кафедрой кардиохирургии, сердце свиньи, которое по структуре и размеру похоже на человеческое, освобождают от всех клеток, используя как “каркас” в камере биореактора. Туда же пересаживаются и клетки пациента.

Ученые уверяют: уже вскоре на поток будет поставлено выращивание донорских органов, полностью избавленных от опасности отторжения.

Все на благо человека

А вот застрахованным гражданам Германии замена органов обходится бесплатно. Точнее – за счет касс медицинского страхования. На этой копии с интернетовской странички – лица людей, обретших второе рождение.

По данным Международного общества трансплантации, за минувшее с 3 декабря 1967 года время (в этот день 54-летнему водителю грузовика южноафриканский хирург Кристиан Барнард впервые в истории человечества заменил сердце) в трех сотнях клиник на планете успешно пересажено 83 тысячи сердец. И Германия по этим показателям – в числе лидеров. Здесь каждый год проводится примерно 100 тысяч операций на сердце. Понятно, что далеко не все из них – пересадка. Подавляющее большинство – шунтирование. Но и каждая шестая сердечная трансплантация в мире – именно немецкая.

Сергей Золовкин

Источник: caravan.kz

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ