Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

362 тысячи рублей за инвалидность

Во столько суд оценил покалеченное здоровье роженицы

Роддом № 6, из которого Ольга Никитина вышла инвалидом, должен выплатить женщине 362 тысячи рублей. По горькой иронии судьбы эта сумма почти равна размеру материнского капитала, который Ольга уже никогда не сможет получить…

- Мы с мужем очень хотели ребенка, но долго не получалось, - рассказывает женщина. - Первая беременность несколько лет назад закончилась выкидышем. Я достаточно долго лечилась у гинеколога.

Когда Ольге исполнилось 29 лет лет, врачи обрадовали:

- Вы станете мамой!

Никитины чуть не летали от счастья - у них будет ребенок! Девочка! Первенец должен был появиться на свет в октябре. Незадолго до рождения дочери Ольга легла в роддом № 6 Кировского округа.

- Никитина - сложная пациентка, - признавали в суде врачи. - До беременности она перенесла инфекционные заболевания, поэтому находилась под пристальным наблюдением специалистов.

По словам Ольги, никакого «пристального» наблюдения она не заметила.

- Когда начались схватки, я оказалась совершенно одна в палате, - говорит женщина. - Уже даже отошли воды - они были какого-то странного зеленого цвета… Только после этого медики засуетились.

Воды странного цвета были признаком того, что у ребенка началось кислородное голодание. Ольге сделали кесарево сечение. Дочка, к счастью, появилась на свет здоровенькой.

- А у меня в боку как будто все время что-то тюкало, - говорит женщина. - Я вначале думала, что так и должно быть после операции. Поболит-поболит, а потом пройдет.

Не прошло. Ни на следующий день, ни на третий, ни на четвертый. Только на пятый день после первой операции Никитиной сделали УЗИ.

- Мне врачи сказали: «У вас там сосудик лопнул!» - рассказывает Ольга Никитина. - Погрузили на каталку и снова повезли в операционную…

«Сосудик» оказался огромной гематомой на матке. Когда Ольга пришла в себя после наркоза, врачи сообщили ей, что все женские органы пришлось удалить. Гематома начала гноиться, и заражение распространялось быстро - пациентка могла умереть.

- Я просто потеряла дар речи, когда узнала, что больше не смогу стать матерью, - плачет пострадавшая. - Муж тоже был в шоке, мы ведь так хотели потом еще хотя бы одного ребеночка родить!

- Мы все делали по медицинским стандартам, - настаивал в суде профессор Сергей Баринов, оперировавший Ольгу. - Ребенок здоров, мама жива, а могло быть и хуже! Воспаление после кесарева сечения довольно частая вещь. Вины медиков в том, что произошло, нет! У нас был случай, когда осложнения начались через несколько месяцев после кесарева сечения! Диагностировать гематому у Никитиной раньше, чем на пятый день, было невозможно.

Однако эксперты пришли к выводу, что в инвалидности Никитиной виноват поздно поставленный диагноз. И если бы врачи не ждали положенных по медицинскому стандарту пять дней для того, чтобы сделать УЗИ, - осложнений можно было бы избежать. Тем более что пациентка, как признают сами медики, сложная и то, что роды будут непростыми, все подозревали заранее. Но медицинский стандарт почему-то оказался сильнее здравого смысла.

- Мы потребовали выплату компенсации за моральный и физический ущерб здоровью Ольги в размере 1 миллиона 300 тысяч рублей, - говорит специалист Центра медицинского права Карен Хасикян. - С учетом того, что женщина до сих пор лечится, у нее депрессия, она не сможет больше иметь детей, сумма, согласитесь, вполне разумная. По нашему мнению, только достаточно большой размер компенсации за вред пациентам может заставить руководство медицинских учреждений задуматься, как построить работу таким образом, чтобы свести врачебные ошибки к нулю.

Руководству роддома сумма компенсации показалась чересчур большой.

- Мы бюджетное учреждение! Эта сумма слишком велика и не соответствует ни моральному, ни физическому ущербу пациентки! - настаивала юрист медиков.Словом, вроде бы и признали косвенно себя врачи виноватыми, но денег у них, чтобы вину пред пациентом хоть как-то загладить, увы, нет… Логика, откровенно говоря, убийственная. По ней получается: раз нет денег, то и спроса в случае чего нет. Так, легкий испуг какой-то - в размере 300 тысяч рублей за угробленное здоровье и 62 тысяч за судебные расходы.

Решение суда еще не вступило в законную силу.

Имя пострадавшей изменено по ее просьбе.

Справка «КП»

Во сколько оценивали моральный вред омские суды

200 тысяч рублей

- получил Даулет Мусаев, жена которого умерла от заражения, занесенного в роддоме во время инъекции. Даулет сейчас один воспитывает двоих детей;

- начислено в пользу Валентины Гараниной и Михаила Дудкина. Пенсионеры ослепли после того, как во время операции по удалению катаракты им занесли синегнойную палочку. Причем страдания Дудкина суд поначалу оценил и вовсе в 100 тысяч! И только после обжалования решения в областном суде компенсацию удвоили;

- решено присудить в пользу Дмитрия Синицына, жена которого умерла от перитонита в ГБ № 8. Медики вовремя не смогли поставить правильный диагноз. У Дмитрия на руках остался ребенок-инвалид.

300 тысяч рублей

- отсудил у Марьяновской больницы омич Сергей Кайзер. Его сын Павел после удаления аппендикса из-за недосмотра врачей впал в кому и превратился в «овощ». Недавно молодой человек скончался. После многократных походов в суд родителям удалось выиграть иск у больницы всего на 300 тысяч рублей.

А во столько оценивают моральный вред суды других городов

2 миллиона рублей в этом году суд обязал выплатить 13-й роддом Петербурга женщине, ребенок которой задохнулся во время родов по вине врачей. Кесарево сечение доктора решили сделать слишком поздно.

3 миллиона рублей постановил выплатить суд Железнодорожного района Новосибирска в пользу Натальи Нурыевой. Ее близнецы умерли в утробе матери из-за того, что медики не сделали вовремя кесарево сечение.

Светлана Кычанова

Источник: omsk.kp.ru