Архив:

Туберкулезный шантаж

Заключенные в колониях отказываются лечиться от туберкулеза, чтобы получить пенсию по инвалидности. Байка о том, что в местах лишения свободы некоторые заключенные специально проглатывают мокроту больных чахоткой, чтобы заразиться, известна давно. Многим нашим гражданам, как это ни кощунственно звучит, выгодно болеть туберкулезом, потому что вследствие этого они получают инвалидность и пенсию.

«Режимные доктора» бьют тревогу: узнав о грозном диагнозе, некоторые колонисты отказываются от лечения туберкулеза. По словам представителей ФСИН, наиболее остро стоит и еще одна проблема. Туберкулезные больные, выпущенные из колоний на свободу, специально не торопятся встать на медицинский учет.

Из болезни извлекают выгоду

Больных за решеткой лечат даже лучше, чем на свободе, уверяют медики пенитенциарной системы. Смертность от туберкулеза в местах лишения свободы ниже, чем «на воле» - за 2010 год отмечено снижение в два раза по сравнению с 2009-м. Главная беда - это возникновение лекарственно-устойчивых форм туберкулеза из-за неправильного поведения самих больных. Узнав о грозном диагнозе, некоторые колонисты не желают лечить туберкулез.

- К сожалению, это правда, - констатирует старший инспектор - врач медицинского отделения УФСИН России по Амурской области Марк Егошин. - Мы выявляем у людей туберкулез, назначаем лечение, а они длительное время отказываются от приема лекарственных препаратов. Ждут, когда заболевание разовьется до нужной стадии, дабы получить нужную группу инвалидности и соответствующую финансовую поддержку от государства.

Это самый настоящий туберкулезный шантаж на государственном уровне. Алкоголики, бомжи, лица, освобожденные из мест заключения, получая инвалидность, имеют право на пенсию. Многим из них уже не обязательно работать, а вести асоциальный образ жизни, то есть продолжать пить и покупать себе «дурь» на эти деньги, - можно. Да и за решеткой деньги нужны, не будем говорить, на какие цели. Некоторые заключенные получают пенсию по инвалидности свыше десяти тысяч рублей в месяц. Ради этого и не торопятся лечить чахотку.

Своим заскорузлым умишком «туберкулезные самоубийцы» не понимают, какому страшному риску себя подвергают - срок жизни при запущенной стадии туберкулеза короток. Но самое страшное: такие вот моральные уроды с уголовным прошлым рано или поздно выходят на свободу. В том числе и досрочно, как тяжелобольные.

Инфекционные реалии

Существуют Постановление Правительства РФ № 54 от 2004 года и Приказ Минздрава РФ и Минюста РФ, регламентирующие перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания. В этом списке и туберкулез на серьезных стадиях. Однако сами медики в тяжелых ботинках признают: выпускать из зоны тяжелобольного туберкулезника неправильно, поскольку в местах лишения свободы он получает соответствующее лечение, а на воле может и не лечиться. Что чаще всего и происходит в реальности.

Сколько вокруг людей (и взрослых, и детей) подвергают страшной опасности такие вот выходцы из мест заключения, распространяя туберкулезную заразу в общественном транспорте, магазинах, подъездах, на улицах... По данным официальной статистики, сегодня в Амурской области ежедневно порядка трех человек заболевают туберкулезом. И почти каждый день один больной от чахотки умирает. Но это только верхушка айсберга, говорят фтизиатры. В реальности печальные цифры выше.

- Один бациллярный больной туберкулезом заражает в год в среднем восемь контактирующих с ним людей, - конкретизировал главный врач областного противотуберкулезного диспансера Валерий Ильин. - А в благоприятных для распространения микобактерий условиях (скученные условия проживания, как, например, в тех же местах лишения свободы, куда некоторые амурчане с криминальным прошлым делают не по одной ходке) больной может заразить до 100 человек и более.

Чахоточный скачок

Если еще два года назад общая заболеваемость туберкулезом в СИЗО и колониях Приамурья составляла 1844 случая на 100 тысяч населения, то в 2010-м возросла до 3242, почти в два раза. Почему произошел такой скачок заболеваемости туберкулезом? Этот и другие актуальные вопросы функционирования пенитенциарной медицины, обеспечения эффективных практических гарантий права осужденных на охрану здоровья обсуждались недавно на «круглом столе» при уполномоченном по правам человека в Амурской области.

- Резкий подъем заболеваемости туберкулезом был вызван нарушением периодичности флюорографического обследования осужденных в ИК-8 и ИК-3, - пояснил врач медицинского отделения УФСИН России по Амурской области Марк Егошин. - Причин несколько. Во-первых, в исправительных учреждениях не хватает узких специалистов - фтизиатров, рентгенологов, рентгенолаборантов. Во-вторых, низкий уровень материально-технической базы в медицинских частях. Износ медицинского оборудования настолько высок, что оно часто выходит из строя. Флюорографические установки во многих спецучреждениях не обновлялись с девяностых годов прошлого столетия. О какой диагностике тут говорить?

Распространению опасной инфекции, по словам Марка Борисовича, способствовал и высокий оборот осужденных в прошлом году. Статья 80-я УИК РФ требует раздельного содержания тех, кто впервые попал в места лишения свободы, от рецидивистов. В соответствии с указанием ФСИН России в 2010-м из одних амурских колоний в другие пришлось перевести более тысячи заключенных. Только за период с июля по декабрь в «восьмерку» перебросили 290 человек, а в «тройку» - 770, что совпало с наибольшим числом впервые выявленных больных туберкулезом в этих учреждениях.

«Ваши зеки, занимайтесь ими сами!»

«Проблем много, но главная наша боль - это ведомственные барьеры», - говорят главные врачи медицинских частей уголовно-исполнительной системы. В Амурской области лицензию на право осуществления медицинской деятельности имеют шесть режимных объектов: ЛИУ-1, что в Свободном, СИЗО и четыре колонии, расположенные в Благовещенске, Возжаевке, Среднебелой и Тахтамыгде.

Несмотря на практически стопроцентную укомплектованность медицинскими работниками, в больницах спецучреждений нет ставок узких специалистов - лора, окулиста, невропатолога и других. К примеру, в штате медчасти ИК-2 только 0,5 ставки неаттестованного врача-терапевта, что не позволяет в полной мере оказывать медицинскую помощь спецконтингенту в соответствии с современными стандартами лечения.

- На словах все понимают наши проблемы. А как доходит до дела.., - в сердцах махнул рукой Марк Егошин.

Очень часто бывает: заключенному необходима помощь узкого специалиста. Сотрудники ФСИН обращаются за помощью в лечебно-профилактические учреждения - областную больницу, онкологический диспансер или в муниципальные клиники. Кто-то из докторов соглашается осмотреть спецконтингент без вопросов, несмотря на то, что за эту консультацию он получит всего рублей сто к зарплате. А другие врачи, ссылаясь на занятость, говорят: «Поищите другого специалиста. Мне достаточно тех денег, которые я получаю». И никто не вправе заставить этого лора или невролога осматривать больного «за колючкой».

- Очень часто приходится слышать: «Ваши зеки, вот и занимайтесь ими сами!» Но у нас и без того задач предостаточно, уголовно-исполнительная система - это четыре в одном. Надо и надзор осуществить, и здоровье заключенному сохранить, нормальное питание и социальную линию обеспечить, и еще перевоспитать его, - привел свои аргументы Марк Егошин. - Приезжает с проверками Росздравнадзор и спрашивает: где стандарты обследования или лечения? И что мы должны ответить: этот доктор занят, второй в отпуске, а третий не желает осматривать заключенных, потому что его не устраивает оплата за консультацию?! Мы не можем повлиять на врачей, а наш минздрав может. И пусть узкие специалисты своему начальству доказывают, почему консультации заключенных они считают делом нерациональным и экономически неэффективным.

Давно пора навести в этом вопросе порядок. Тем более что сегодня на самом высоком уровне говорится: должно произойти сближение и объединение всего здравоохранения Российской Федерации.

P. S. В списке рекомендаций «круглого стола», организованного уполномоченным по правам человека в Амурской области совместно с областной прокуратурой, первым пунктом значится обращение в Минздрав России: рассмотреть вопрос о необходимости переподчинения медицинского персонала ФСИН РФ Министерству здравоохранения и социального развития. Удастся ли достучаться до Кремля?

В цифрах

692 больных активной формой туберкулеза находилось в спецучреждениях области, по данным амурского УФСИН на конец 2010 года. У 251 осужденного туберкулез выявлен впервые.

217 заключенных в амурских зонах состоят на учете по сифилису, 408 - с психическими расстройствами, 89 - а алкоголизмом и наркоманией, 21 - ВИЧ-инфицированных, два из которых выявлено впервые.

Ирина Ворошилова

Источник: ampravda.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ