Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Безногие и безрукие остались без протезов

Эти люди привыкли к многолетним унижениям. Теперь у них забирают последнее - возможность хоть как-то передвигаться. В Петербурге и Ленобласти сложилась катастрофическая ситуация с выдачей так называемых реабилитационных средств - протезов, костылей, инвалидных колясок...

«Открываю глаза, а ноги нет»

О том, сколько кругов ада надо пройти инвалиду, чтобы получить костыль, протез или коляску, житель деревни Батово Гатчинского района Ленинградской области Леонид Зайцев узнал полгода назад, когда врачи отрезали ему левую ногу. Такого поворота в судьбе пышущий силой и энергией 64-летний мужчина никак не ожидал. Поначалу ни о какой ампутации и речи не шло. Это была обычная операция на ноге (у Зайцева деформация коленного сустава). Но появилось осложнение - тромб в бедренной артерии, и медики приняли решение об ампутации.

- Открываю глаза после наркоза - ноги нет, - говорит Леонид Зиновьевич. - Вот так жизнь и покатилась по-новому, как и представить себе не мог.

В новой жизни понадобились костыли, протезы и кресло-коляска. Но если «подмышечный костыль» еще заполучить удалось, то за протезом и коляской одноногий мужчина бегает до сих пор.

- Везде говорят: «Ждите!» - возмущается Зайцев. - А сколько ждать?

Коляска едет из Китая

- В 2010 году у нас было скудное финансирование, государство средств не выделило, дефицит составил порядка 70 процентов, поэтому образовалась огромная очередь, - говорит Елена Смирнова, специалист по протезам, костылям и ходункам Ленинградского регионального отделения Фонда социального страхования, который обслуживает порядка 80 тысяч инвалидов. Все они сегодня поставлены в унизительное положение надоедливых просителей.

По закону Фонд должен выдать инвалиду протез в течение 15 дней. Но Леонид Зайцев ждет его уже полгода. Другие застряли в этой очереди на год!

Впрочем, Зайцеву предлагают купить протез самому. Потом, когда деньги придут из госбюджета (а когда это будет, никому неизвестно), ему обещают восполнить все затраты в стопроцентном объеме. Правда, есть одна оговорка. Возместят только ту часть, которая определена неким лимитом. Если инвалид купит протез подороже (а он стоит от 30 тысяч до 150 тысяч рублей), не тот, который ему порекомендуют экономные чиновники, то разницу должен будет оплачивать уже он сам.

Прогулочную кресло-коляску с рычажным приводом Леониду Зайцеву тоже не дают, ссылаясь на то, что на складе нет широких колясок.

- Да, у нас нет нужного размера коляски, - подтвердили «МК» в Питере» в медико-техническом центре «Рита». - Мы сами ждем ее месяц, нас уже все затерроризировали. Пускай ждет!

- А сколько ждать?

- Ну до конца лета...

- Но уверенности в этом у вас нет?

- Нет. Потому что мы в Гатчинский район уже два раза ездили. У нас и так заявок много.

Оказалось, коляски едут в Петербург из Китая! И якобы вот-вот прибудут. Но все равно доставить коляску в деревню Батово никак нельзя. На доставку - тоже очередь!

Четыре круга ада

Инвалиды-опорники с тоской вспоминают времена, когда сами, минуя все инстанции и комиссии, приезжали на фабрику за протезами или колясками. Их на месте осматривал врач, тут же подбирался протез и подгонялся по размеру. Теперь, чтобы подтвердить свое право на получение «реабилитационного средства», инвалиду нужно пройти четыре «круга ада». Сначала нужно явиться на медико-социальную комиссию, где врачи составят индивидуальную карту реабилитации (ИКР). На комиссии нужно предоставить все медицинские справки, подтверждающие заболевание и инвалидность.

- Отсутствие руки или ноги - еще не главный аргумент того, что человеку требуется протез, - смеется Вера Бояринова, председатель питерского общества инвалидов «Ракурс».

Затем инвалид идет в районную поликлинику к врачу, который должен выдать справку, что «средства реабилитации» (трости, протезы, коляски) ему не противопоказаны. При этом за такой справкой можно обратиться к любому врачу - терапевту, окулисту, стоматологу. Неважно, что у инвалида, к примеру, ампутирована нога. Важен сам процесс прохождения еще одной бюрократической инстанции.

Далее инвалид едет в Единый центр оформления документов и получает там направление либо на протезный завод, либо на фабрику ортопедической обуви. И уже потом приезжает на фабрику и отдает направление мастеру.

- А дальше начинается мучительное ожидание, с этой очередью вообще белого света не видим, сидим дома, никуда не вылезаем, - говорит Вера Бояринова. - Чиним износившиеся протезы, чтобы хотя бы до магазина доковылять. Вы себе даже не представляете, какая это мука!

Кстати

Инвалидам перестали выдавать «Оку» и мотоколяски. Минздравсоцразвития признало эти средства передвижения «нецелесообразными».

Ирина Молчанова

Источник: mk-piter.ru