Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Баронесса спасает русских сирот

Она отказалась от родового поместья и аристократической жизни ради малышей с ДЦП

Больше 20 лет назад баронесса Маргарете фон дер Борх уехала из своего родового поместья в Германии: чтобы заботиться о русских детях-инвалидах в Петербурге.

Благодаря Маргарете дети-сироты стали смеяться, рисовать и даже говорить – многие с немецким акцентом

Влюбилась в алфавит

Про таких, как Маргарете, говорят: повезло с рождения. Немецкая семья аристократов, родовое поместье в Северном Рейне — Вестфалии, в котором бароны фон дер Борх живут уже на протяжении 600 лет, престижная гимназия для девочек в Англии: даже пони. Все, что положено аристократическому ребенку. Но однажды Маргарете увидела русский алфавит.

— Я сразу же влюбилась в этот язык и уехала в Берлин, где был единственный факультет, на котором учили русскому с нуля, — говорит баронесса.

А в 1987-м она впервые посетила Москву.

— Меня тогда поразило, что в таком большом городе вечером на улицах никого нет, а в два часа ночи Красная площадь пуста. Как и витрины магазинов. Но при этом было полное ощущение свободы и безопасности.

Однако гораздо более яркие впечатления ждали немецкую аристократку в Петербурге. Зимний дворец, Исаакиевский собор… Но главное — дом-интернат в Павловске для детей с отклонениями в умственном развитии.

— В середине 90-х у нас было несколько волонтерских проектов помощи бездомным детям, сиротам. Один из немцев-волонтеров взял меня в этот детский дом, — говорит Маргарете. — Я ожидала увидеть разруху, грязь, но там было чисто, детки лежали в кроватках: в абсолютной тишине. Сначала думала — тихий час. Но когда поняла, что это обычная жизнь детей, что они сутками лежат и смотрят в потолок, — стало страшно. Их даже не одевали — зачем, если все равно лежать? Да и кто бы стал возиться, если одна санитарочка на 15 малышей — тяжелых инвалидов: с ДЦП, умственной отсталостью… От государства им положены были еда и кровать. В которой они проводили всю жизнь и умирали, по 30 человек в год — из 150 воспитанников. После этого я уже не могла оставить Россию. Мы создали благотворительную организацию «Перспективы». Начинали с 10 немецких волонтеров и 12 тысяч евро в год, которые жертвовали жители Германии. Мы стали заниматься с детьми специальной гимнастикой, закупили развивающее оборудование, вывозили на природу, да просто разговаривали с ними, обнимали их.

Одна сотрудница искренне удивлялась: зачем вы их берете на руки, целуете — от них же пахнет, они же ничего не понимают. Но когда эти дети начали ходить, рисовать, говорить (причем некоторые поначалу с немецким акцентом), стало ясно: мы можем им помочь. А девушка, которая жаловалась на запах, превратилась в нашу главную помощницу.

Успех был настолько очевиден, что губернатор города Валентина Матвиенко вручила Маргарете награду «Настоящий герой».

К детям — через забор

Сейчас бюджет благотворительной организации «Перспективы» составляет почти 1 млн. евро в год. Причем половину жертвуют русские, чем баронесса невероятно гордится. Однако главную российскую особенность она поняла сразу: живые деньги чиновникам в руки лучше не давать. Поэтому помогают конкретно: закупкой одежды, колясок, оплатой услуг врачей, психологов и прочим. Маргарете до сих пор удивляется, почему в России опекун детей и директор детского дома, который должен отстаивать интересы государственного учреждения (а иногда и покрывать), — одно и то же лицо! И с такими «опекунами», увы, приходилось сталкиваться. Перелезать через заборы, чтобы попасть к детям в интернат, и даже выслушивать обвинения в педофилии. Во время скандала с теперь уже бывшим директором Павловского интерната волонтеров (в основном молодых девушек) обвинили в том, что они лежат с детьми на матах. Хотя многие малыши даже сидеть нормально не могут. Зато «Перспективам» явно дали знать: деньги хорошо бы перечислять прямиком на счета.

После того как в начале этого года фактически весь мир облетела фотография истощенного мальчика из интерната в Павловске, директора сняли с должности, а волонтеры снова вернулись к своей прежней работе.

— Конечно, его никто голодом не морил, — говорит Маргарете, — просто таких детей нужно кормить по 4 часа в день, с чайной ложки, раз за разом. А одной санитарке трудно уделить каждому ребенку достаточно внимания. Волонтеров же из-за скандала в этом корпусе не было уже полгода.

Но в российских детских домах сейчас все меняется к лучшему. В Германии 30 лет назад было такое же отношение к инвалидам, и нам удалось его изменить. Изменим и здесь.

Мама — хороший человек

Баронессой Маргарете в семье фон дер Борх гордятся. В Германии уважительное отношение к инвалидам, и, услышав, где работает Маргарете, там говорят: «Здорово. Но долго ли выдержишь?»

Выдерживает уже 20 лет. По словам Маргарете, все бросить никогда не хотелось.

— Но были моменты, когда опускались руки. Был страшный случай в одном интернате для взрослых и подростков, когда был изнасилован мальчик. Врач тогда мне сказал, что ничего страшного в этом нет, они же все равно ненормальные, ничего не понимают. Я же думаю, что это мы ограниченные, а не эти дети. Вы бы видели, какие они жизнерадостные, как поддерживают друг друга. Конечно, им нужно жить в семьях, где они смогут развиваться. Мальчик с ДЦП, которого усыновила семья немецких волонтеров, ходит в обычную школу, сам одевается и ест. Хотя здесь он так же лежал, как и все. Кто такие мама и папа, интернатовские дети не понимают. Но знают, что это что-то доброе. И мама — это хороший человек.

Сама Маргарете фон дер Борх стала мамой шесть лет назад. И хотя глава семьи тоже из Германии, девочку назвали русским именем — Вера. С тех пор мама Веры живет на две страны — Россию и Германию, где у нее дети, которых нельзя бросить.ади малышей с ДЦП

Ольга Сальникова

Источник: trud.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ