Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

День инвалидов отнюдь не праздник

Так считает директор Нижнекамского детского реабилитационного центра "Надежда", председатель постоянной депутатской комиссии по социальной защите населения, вопросам культуры, семьи, детей, молодежи, физкультуры и спорта Нина Буханова.

- Нина Федоровна, похоже, что права инвалидов в нашей стране все-таки закрепляются на государственном уровне.

- Если вы имеете в виду подписание Президентом Медведевым Конвенции о правах инвалидов, то - да. Хочу напомнить, что конвенция была принята в 2005 году Организацией Объединенных Наций, и с тех пор ее подписали 147 стран. Однако пока всего лишь 37 стран из числа подписавших ее ратифицировали. Нашей страной документ пока еще только подписан. Это значит, что государство берет на себя обязанность всю нормативно-правовую базу привести в соответствие с международными стандартами. В контексте этой работы я несколько дней назад участвовала в заседании "круглого стола", организованного Комитетом Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей.

Надо сказать, что только когда я уже была директором центра "Надежда", в начале девяностых на одной международной конференции впервые открыла для себя, что мировая общественность воспринимает инвалидов как людей с ограниченными возможностями и особыми потребностями. В нашей же стране поставили в этом определении точку после первой части, забыв об особых потребностях этих людей.

- И получилось, что сами ограничили свои обязанности...

- В том-то и дело! Больше того: всякий, кто читал в детстве известную книгу, знает, что как яхту назовешь, так она и поплывет... Правда, надо сказать, что совсем недавно в российский Закон об образовании внесено изменение, уточняющее, что если имеются в виду ограниченные возможности ребенка, то они касаются только здоровья.

- То есть само понятие все-таки продвинулось в правильном направлении!

- Но если говорить объективно, то с начала девяностых все-таки с мертвой точки сдвинулось довольно многое. Хотя я бы не стала говорить о выполнении статьи Конституции о равенстве прав. Мне приходилось слышать от столичных коллег, где вводится такая система образования, когда дети-инвалиды принимаются в обычные классы, что родители, мягко говоря, не в восторге от мысли, что их здоровые дети могут учиться вместе с детьми-инвалидами. Они опасаются, как бы их дети... не заразились церебральным параличом! Можете себе представить степень отторженности инвалидов от общества?

- Равно, как и степень здоровья самого общества...

- Люди понятия не имеют о причинах детской инвалидности, которая, к слову сказать, обусловлена сотнями различных причин. Все-таки хорошо, что у нас появился день 3 декабря, пусть и не сразу после того, как он был провозглашен в мире Международным днем инвалидов. Было решено, что каждый год правительства и общественность будут подводить итоги очередного прожитого года. У нас же почему-то этот день стал сродни дню 8 Марта или 23 февраля... То есть его стали воспринимать как праздник! Правда, все же решили, что одного дня инвалидам мало, поэтому "празднование" растянули на целую декаду. С одной стороны, это здорово, что целых десять дней общество где по доброй воле, где по обязанности уделяет внимание инвалидам. Но ведь при этом говорится о празднике! Всем инвалидам первой группы по домам разнесли подарки. Спасибо. Но разве не лучше было бы вместо этого позаботиться о том, чтобы в доме постоянно работал лифт, чтобы инвалид-колясочник мог выехать на балкон, чего сейчас не позволяют сделать балконные двери, чтобы мог спокойно заехать на своей коляске в магазин, в кинотеатр, да что там говорить - улицу бы мог без проблем переехать! За подарки, повторяю, спасибо, но нельзя подменять понятия. От этого внимание становится каким-то ханжеским.

- Однако, коль скоро подписана конвенция...

- Остается надеяться, что и Правительство, и Президент будут добиваться ее ратификации. Тем не менее мне кажется, что реабилитация детей-инвалидов должна стать предметом озабоченности на любом, в том числе и на муниципальном, уровне уже сейчас, не дожидаясь законодательных актов. Наш город, создавая центр "Надежда", доказал, что можно сделать по собственной инициативе. Только одного этого недостаточно. Взять хотя бы уровень подготовки специалистов, которые работают с детьми-инвалидами: в детской поликлинике - это участковый педиатр, который не имеет подготовки для работы с неврологическими заболеваниями. А ведь если посмотреть статистику по нашему городу и республике, эти заболевания преобладают в детской инвалидности. У нас они в разные годы доходили до 50 процентов. Да и индивидуальная качественная программа реабилитации далеко не всегда грамотно составляется специалистами медико-социальной экспертизы. Виновата недостаточная подготовка, чего на муниципальном уровне, конечно же, не решить. Вопрос в том, что делать с ребенком после того, как ему установлена инвалидность. Боюсь, что понимание этой проблемы у нас, имею в виду государство, отсутствует вообще.

Если школьное воспитание и образование на дому у нас все-таки предусмотрено, то детьми-инвалидами дошкольного возраста не занимается никто, разве что логопед. Что делать тем, кто имеет дефекты не только речи? Вопрос без ответа. Родители тоже, как правило, начинают заниматься детьми только когда подходит школьный возраст. А ведь психолого-педагогическая помощь как раз наиболее эффективна в самом начале, когда мамочка сидит с ребенком в декретном отпуске.

- Нина Федоровна, без лишней скромности давайте скажем, что все сказанное вы готовы подтвердить опытом работы своего центра.

- Так оно и есть. Больше того, уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин поддержал просьбу российской родительской общественности о создании учреждений, объединяющих под одной крышей функции различных министерств и ведомств, то есть таких, каким является наш центр. В "Надежде" сконцентрированы функции разных ведомств - социальной защиты, образования, здравоохранения - для работы на конечный результат с детьми от рождения до 18 лет.

- Насколько я знаю, именно это и вызывает много трений в тех самых ведомствах...

- Да. Но именно потому, что наше учреждение... не соответствует законодательству! Хотя уж если быть буквоедом, то в конституциях Российской Федерации и Республики Татарстан в статьях об образовании записано, что образовательной деятельностью могут заниматься в том числе и "иные предприятия", то есть как раз мы!

- Вы постоянно подчеркиваете особые проблемы детей-инвалидов.

- Правильно! Потому что детская и взрослая инвалидность - два принципиально разных явления. Взрослая реабилитация - это восстановление утраченных возможностей, а детская - попытка дать ребенку те возможности, которых он с рождения не имел. Несколько обнадеживает то, что эта проблема была заявлена на "круглом столе", о котором я уже упоминала.

Отдельного внимания заслуживает профессиональное обучение детей-инвалидов. И даже, может быть, не столько образование как таковое, сколько полноценное трудоустройство. Ведь сколько бы ни выделялось квот инвалидам, по-настоящему трудоустроиться удается только единицам. По статистике, только около трех процентов инвалидов с детства могут реально найти для себя работу.

Мы у себя в центре разработали проект, выстроили траекторию социализации личности и доказали на собственном примере, что если заняться профессиональной ориентацией ребенка с учетом его способностей, в том числе и психологических, его физических возможностей, то результат получается прекрасный. Из числа детей, поступивших в школу при центре, половина по результатам промежуточной реабилитации ушла в обычную школу и закончила ее вполне успешно. Мы проследили их дальнейшую судьбу и убедились, что все, кроме одного, имеют постоянную работу или стали студентами. Вторая половина детей в силу тяжести своего заболевания и неутешительного прогноза закончила школу при центре. Тем не менее все они умеют пусть частично, но обслуживать себя, вести домашнее хозяйство. В любом случае, у них сформирована личность. Насколько это важно, я знаю как мать теперь уже взрослого инвалида (моему сыну 25 лет), которой в свое время предлагали отказаться от ребенка по причине совершенно отрицательного прогноза.

- Вот, собственно, вы заговорили о проблемах родителей инвалидов...

- Это разговор отдельный. Родители детей-инвалидов на многое не имеют права. Но самое страшное, на что они не имеют права, это на собственную смерть. Потому что после их смерти их ребенок никому не будет нужен. Дети с церебральным параличом даже с сохранным интеллектом после смерти родителей могут быть определены только в психоневрологические интернаты. Не надо объяснять, что это такое. На всей жизни матери и на больном человеке ставится жирный крест. Не случайно на уровне Правительства страны ставится вопрос о необходимости создания интернатов для молодых инвалидов, где были бы созданы полноценные условия для их жизни и приложения тех знаний и навыков, которые им удалось дать.

И если уж качество жизни в плане равенства людей действительно стоит перед нами, то решение должно рано или поздно последовать.

- Все, о чем вы сейчас говорите, балансирует на грани недостаточности общественного сознания?

- Боюсь, что да. Недавно ко мне на депутатский прием пришел отец ребенка-инвалида, которому в одной из школ отказали в платной услуге только на том основании, что он инвалид. До сих пор у себя за спиной я слышу: кому они нужны, эти инвалиды, если и для здоровых нет денег?

Источник: http://www.rt-online.ru/

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ