Архив:

Преодолевая барьеры

Когда-то давно один умный немец по имени Артур Шопенгауэр ввел в основу своего философского учения мысль, что вся наша жизнь — всего лишь цепь случайностей, над которыми не властны ни наша логика, ни действия. Воля, жажда победы, умение приспосабливаться к обстоятельствам и извлекать из них максимум выгоды проявляются в другом. Попав в капкан очередного непредвиденного хитросплетения капризных событий, мы можем пойти ко дну, а можем, подобно лягушке в кувшине сметаны, взбить лапками из жидкой массы кусок масла и, вскарабкавшись на него, выбраться на поверхность. Сергей Дроздовский, прикованный к инвалидной коляске уже без малого двадцать лет, сумел “выплыть” сам и теперь помогает “выплывать” людям с похожими бедами.

Так уж получилось, что общаться с теми, кто в результате травмы остался с переломанным позвоночником на всю жизнь, мне пришлось не единожды. И до сих пор, устраиваясь напротив очередного улыбчивого собеседника в инвалидной коляске и включая диктофон, я испытываю одно и то же щемящее чувство неловкости. За себя и за “того парня”. За всех, кто, столкнувшись нос к носу с “неразрешимыми проблемами” вроде разлуки с любимым или потерей работы, патетично изрекает кощунственное: “Осталось только повеситься!” Я задаю себе один и тот же вопрос: почему один из нас — состоятельный предприниматель, отец семейства, здоровый и благополучный мужчина в самом расцвете лет, узнав о рухнувшем бизнесе или рассорившись с подельником, пишет прощальное письмо жене и детям и сводит счеты с жизнью? А другой — студент вуза, паренек с самыми отчаянными мечтами и надеждами, какие бывают только в двадцать лет, потеряв навсегда власть над своими ногами, что перечеркнуло все его юношеские планы, находит в себе силы жить дальше и помогать другим?

Жизнь Сергея, та самая, о которой он мечтал, остановилась в ясный солнечный день за месяц до защиты диплома в БНТУ. Пикник с друзьями на природе, прыжок с обрыва в речку и... белый потолок реанимационного отделения больницы. Сломанный позвоночник, навсегда обездвиженные ноги, невозможность полноценно владеть правой рукой. Вердикт врачей: впереди — жизнь инвалида. Ласковые слова мамы Галины Александровны и двадцати друзей, почти ежедневно дежуривших в больнице: все неважно, главное — жизнь! Спустя много лет после трагедии Сергей признается: не всегда только от нашей силы воли и желания зависит, справимся ли мы с бедой. Пожалуй, решающую роль в этом вопросе играют вера и поддержка близких. Ему повезло — в него верили. Его поддерживали на протяжении многомесячного периода тяжелейшей реабилитации. И первой маленькой победой юноши стал его ответ лечащему врачу на предложение начинать учиться писать левой рукой: “Знаете, я тут потренировался... и получается правой!”

Невероятно, но уже через год после того рокового прыжка в речку Сергей принимал участие в соревнованиях инвалидов-колясочников по легкой атлетике. Для парня, который еще со школы увлекался восточными единоборствами и водным туризмом, возвращение в любительский спорт было делом принципа.

— В этот период жизни мне очень помог один из членов правления тогдашнего Белорусского общества инвалидов Владимир Петрович Потапенко, — рассказывает Сергей. — Вместе с другими частично обездвиженными ребятами я отправился в летний лагерь под Барановичами. Там нас в прямом смысле слова учили самостоятельно пересаживаться, одеваться, преодолевать препятствия, заниматься физическими упражнениями. Очень ведь важно, чтобы руки у тебя были сильные — теперь многое зависит только от них. В крымском санатории “Саки” была целая школа для инвалидов-колясочников, направленная на социализацию человека. Это то, в чем нуждается каждый инвалид: максимально комфортно существовать среди других людей, которые по большей части не понимают твоих проблем. Тем, кто ежедневно вприпрыжку бежит по городу на работу, тяжело объяснить, что для кого-то каждый бордюр, каждая ступенька, которыми так славятся наши города, становится Эверестом. И чтобы жить, работать, бывать на свежем воздухе, ты вынужден каждый день преодолевать сотни таких вот барьеров, покорять сотни маленьких эверестов...

В 1997 году Сергей Дроздовский и его товарищи по несчастью создали Республиканскую ассоциацию инвалидов-колясочников (РАИК), которую наш герой четыре года спустя возглавил. И сразу же начали активно помогать обездвиженным ребятам. Правду говорят: иногда доброе слово и наглядный пример творят чудеса. Ездили в больницы к потерявшим надежду парням и девчатам с переломанными спинами, вели с ними долгие беседы, поддерживали психологически. Бывали просто душераздирающие моменты, когда отчаявшихся людей приходилось уговаривать не резать вены, не разбивать голову о спинку кровати... Приглашали на сборы ассоциации, которые проходили, как правило, в одном из белорусских санаториев. Здесь учили жить по-новому. Ободряли. Давали почувствовать, что многое еще возможно, что впереди — масса планов, которые могут и должны быть реализованы.

— Я ведь все-таки защитил диплом, — приводит себя в пример Сергей. — Еще и Академию управления при Президенте умудрился закончить! Моя вторая и главная профессия — юрист. К счастью, приемная комиссия отнеслась ко мне очень благосклонно, а ведь в большинстве вузов администрация под различными предлогами стремится не допустить к обучению “не таких, как все”. “Напряжно” ведь это. Нужно что-то менять в обустройстве аудиторий, коридоров, подъезда к зданию. Нужно думать о трудоустройстве студента. Зачем лишние хлопоты! Когда мы говорим о безбарьерной среде, мы ведь не только ступеньки имеем в виду. Главный барьер — психологический. Нас не воспринимают как полноценных — да, именно полноценных! — людей, которые могут работать ничуть не хуже двуногих и двуруких специалистов, приносить пользу обществу. У нас не действуют ноги, но голова работает будь здоров как! Мы можем быть бухгалтерами, секретарями, консультантами, менеджерами, преподавателями. Но... Вот вам маленький пример доверия общества к инвалидам. Я вожу машину. Автомобиль у меня на ручном управлении, получены права. Я даже в ралли участвую. Но каждый год, словно в анекдоте про одноногого пациента, которому врачи дают справку: “Подтверждаем, что и в этом году нога не выросла”, вынужден проходить специальную комиссию на пригодность... А сколько на удивление талантливых, неординарных личностей в нашей ассоциации! Тот же Владимир Потапенко — чемпион мира по метанию ядра, Танечка Крышталь одна воспитывает дочку и еще умудряется зарабатывать на жизнь. Елена Василевич — одна из победительниц республиканского конкурса “Женщина года — 2009” — вырастила замечательного сына, теперь вот увлеклась разведением птиц, прекрасно шьет. Перечислять замечательных людей можно долго. Каждый из них уникален по-своему. Только вот от обычных для инвалида трудностей выживания в мире, где ты не такой, как все, это не спасает...

Почти ежедневно на протяжении десяти лет председательства в РАИК сталкиваясь с пренебрежительным отношением к проблемам инвалидов со стороны многочисленных чиновников, привыкших решать все “неудобоваримые” вопросы путем многочисленных отписок, Сергей решил, что пришло время действовать решительно.

— Мы организовали уникальный для нашей страны проект — просветительское правозащитное учреждение “Офис по правам людей с инвалидностью”. Вся наша деятельность будет направлена на то, чтобы изменить наше общество, сделать его свободным от барьеров. Люди должны понимать, что инвалидность — это не только медицинская проблема. Прежде всего это проблема соблюдения и защиты прав человека. Наши юристы будут давать консультации и оказывать правовую помощь людям, столкнувшимся с дискриминацией из-за инвалидности. Важнейший аспект деятельности офиса — создание инновационных ресурсов. Очень важно разрабатывать и внедрять различные информационные сервисы, которые помогут разнообразить и облегчить жизнь людям с ограниченными возможностями. Первый практический шаг — официальный сайт нашей организации www.disright.org. Мы разработали его с учетом требований и рекомендаций международного веб-консорциума для людей с ограниченными возможностями по зрению. Теперь работаем над набором цветовых схем, которые позволят воспринимать информацию людям с нарушенным цветовым восприятием. Очень хочется, чтобы инвалиды не оставались на краю общественной жизни, в своих изолированных сообществах. Я верю, что рано или поздно мы сломаем этот барьер...

Людмила Конопелько

Источник: ng.by

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ