Архив:

Сегодня и завтра деревни Светлана

Уникальная для России деревня находится в 150 км от Петербурга. Здесь живут совершенно свободно люди с умственными расстройствами вместе с воспитателями и их семьями. Деревня входит во всемирное Движение Camphill.

Это совсем небольшая деревня. Всего четыре дома. Но она уникальна для России. В мире таких поселений насчитывается около ста в 20 странах мира. Наша единственная находится в Волховском районе Ленинградской области на реке Сясь. Кроме домов на 60 га земли разместились небольшая ферма, огород, теплицы, баня, бумажная, столярная, валяльная и фито- мастерские.

Здесь занимаются биодинамическим сельским хозяйством, выращивают экологически чистую продукцию. В пекарне, каждое утро пекут свежий хлеб для всех жителей. Их около 40. От хлеба с маслом собственного производства невозможно оторваться. Мы, городские жители, просто не знаем такого вкуса.

Двери домов никогда не запираются. Здесь живут люди совсем с другими ценностями. Не то чтобы они не ставят ни во что богатство и успех, в том смысле, который обычно вкладываем в это понятие мы, "нормальные" люди. Скорее они к нему по-другому относятся. Каждый ценится здесь как личность, неважно какое у тебя прошлое, важно, что и как ты делаешь здесь и сейчас, твои умения и потенциальные возможности, а главное - добросовестный труд.

Трудятся много: с раннего утра до вечера, особенно в летнюю пору, что характерно для деревенской жизни. Питание пятиразовое - помимо завтрака, обеда и ужина, двухразовое чаепитие с выпечкой. Баня - в пятницу вечером, которая используется в оздоровительных целях - в домах самые комфортные условия: горячая вода, ванна, стиральные машины-автомат, современные кухни. В субботу до обеда - уборка личных комнат и общих помещений, после - свободное время, которое как и в воскресенье посвящают художественным занятиям. Здесь любят и ценят культурные мероприятия.

Небольшая собственная библиотека, игры и занятия живописью, музыкальные вечера, на которых поют песни, рассказывают сказки, играют на музыкальных инструментах - так проводят здесь свободное от работы время, а не у экранов телевизоров. Недавно Владимир Спиваков подарил сразу семь флейт: одну большую и шесть маленьких. Англичанка Сара прекрасно играет на флейте. Теперь можно будет проводить уроки и со временем создать флейтовый ансамбль. Раз в неделю встречаются на библейском вечере, читают вместе Библию. Участие - свободное, но желающих много, это не зависит от религии человека. Детей, а их в деревне семеро самого разного возраста, возят в православную церковь в 8 км на службу и причастие. Праздники, дни рождения - это всегда повод собраться вместе и весело и интересно их отметить. Среди жителей есть иностранцы, поэтому Рождество празднуют дважды. К празднику обязательно ставят костюмированный спектакль, где стараются задействовать каждого.

Мечтают о видеопроекторе, пусть и не новом. Его наличие сильно отразится на уровне и разнообразии местной культурной жизни. Стали бы возможны лекции по самой разной тематике, например, по живописи. Экран обычного компьютера слишком мал для такой цели, ведь слушателей собирается более 30.

Главная особенность этой деревни в том, что приблизительно половина ее жителей - люди с умственными расстройствами или нуждающиеся в специальном подходе. Слово "инвалид" здесь вы не услышите, сотрудники говорят "люди с особыми потребностями" или попросту - "ребята". Они живут вместе с воспитателями и их семьями, можно сказать одной семьей.

Как попадают сюда люди? С ребятами все просто. От родителей или опекунов нет отбою, звонят практически каждый день с просьбой принять на жительство. Но деревня переполнена. Что касается сотрудников, то очень сложно ответить на этот вопрос в общем. У каждого человека был свой путь сюда. Категория, которую проще всего объяснить - приезжают из-за границы за экзотикой. Там сейчас принято, особенно среди молодежи, у которой есть возможность между учебами поработать не для заработка, а волонтером в социальной сфере. На это очень положительно смотрят впоследствии работодатели. Некоторым скучно это делать в Германии, и они едут в Россию. К тому же многие из них изучают русский язык. Раз в год из Германии приезжает человек для прохождения альтернативной службы. Призывник работает на российских инвалидов, а правительство Германии еще и оплачивает его службу, что совершенно невозможно для нашей страны. Это добросовестные, очень четкие люди. Для сообщества такой вариант - большая поддержка

Все остальные случаи очень индивидуальны: у кого-то сложная жизненная ситуация, потребовавшая кардинальных перемен, кто-то жил в подобных поселениях заграницей и им интересен российский вариант. Уезжают тоже по-разному. Даниэль, проживший в деревне 9 лет, вернулся обратно в Германию, чтобы жениться. Это была большая потеря, на нем держался сад-огород, который вместе с фермой не только снабжает продуктами всю деревню, но еще и является источником небольшого дохода. Теперь ищут семейную пару или человека для работы садовником-огородником.

Прижившимся здесь уезжать сложно. Возвращаться в социум непросто, и даже страшно. Так после десяти лет уехал Марк, но живет в Camphill в Великобритании. В деревне есть свои старожилы. Они - носители традиций и преемственности. "Мне еще есть чему поучиться, еще есть движение вперед" - говорит Алексей, проживший в "Светлане" пять лет. - "Когда я почувствую, что взял уже все что мог, возможно, тоже возникнет желание уехать". Алексей родом из Пензенской области, по специальности - социальный терапевт. Эта профессия как раз и подразумевает работу с людьми с нарушениями и жизнь в подобных поселениях.

"Главное, чтобы было развитие" - считает Сара. - "У каждого человека свои сроки, для кого-то требуется несколько месяцев, кому-то три года, а кому-то вообще это не нужно. Но, если все уже идет по накатанной, то надо менять. Для этого иногда требуется достаточно много мужества".

Сара выросла с родителями в поселении кемпхилльского типа в Великобритании. Ей было 18, когда она в1994 году приехала в "Светлану" на летние каникулы. И поняла, что она здесь нужна. Вернулась уже на год, под видом стажировки русского языка, который она изучала. После учебы приехала еще на два года. Потом были шесть лет в Швейцарии, где она буквально заставляла себя получить профессию и поработать по специальности. После чего Сара сказала, что уже может позволить себе быть там, где она хочет, и вернулась обратно в "Светлану" три года тому назад.

Что такое Camphill

Деревня называется "Светлана" по имени ее учредительницы, которой было не суждено дожить до ее создания в 1994 году. Поселение входит во всемирное Движение Camphill, основателем которого является австрийский ученый, доктор Карл Кёниг, бежавший от фашизма из предвоенной Вены в Великобританию с группой докторов, студентов-медиков и молодых художников, изучающих антропософию. Первое поселение было создано ими в 1940 году недалеко от шотландского города Абердине, в местечке Кемпхилл. Оно и дало название движению.

У каждой из Camphill-деревень свои пути развития, но существуют объединяющие их принципы - это сообщество, где каждый стремится помочь другим, способствует созданию благоприятной атмосферы, позволяющей каждому члену развиваться и использовать свой потенциал. Как правило, сотрудники не получают зарплату, и "Светлана" - не исключение. Скромное вознаграждение, бесплатное питание, время для отдыха и отдельная комната - вот условия, которые предоставляются в деревне сотрудникам-волонтерам. У каждого подопечного также есть в доме своя отдельная комната.

Жить в тесном контакте с таким количеством разных людей - это большое искусство. Приходится подстраиваться, находить общий язык, стараться принять и простить каждого, независимо от того, сотрудник это или человек с ограниченными возможностями. "Если коллектив в доме сложился, то он существует годами и появление нового человека, это настоящее потрясение для всего дома. Надо приспособиться, узнать, что можно ожидать, а с чем-то просто смириться. Здесь нет никаких правил. В этом шлифуется ваш опыт и человеческий, и душевный" - говорит Елена, одна из старожилов деревни, хозяйка дома Ф. Достоевского. Живет с мужем и сыном здесь уже 8 лет.

У каждого дома в "Светлане" есть имя: дом Серафима Саровского, Федора Достоевского, Фритьофа Нансена, Ларша Хенрика. Так звали строителя, который строил этот дом. Это был первый дом в деревне. Его, как и дом Нансена, строила норвежская бригада, занимающаяся экологическим строительством. Дома были привезены на машинах из Норвегии и собраны на месте. А норвежцы потому, что так сложилось исторически - впервые контакты с кемпхилльским движением были установлены через норвежскую деревню Видоруса. Очень важно в новом деле правильно начать, поэтому норвежцы поначалу не просто активно помогали, это были отношения матери и дитя. Потом, когда деревня встала на ноги, они отошли, но связь стараются не терять. Надо сказать, что Camphill-деревни стран Балтии и Скандинавии поддерживают тесные контакты друг с другом. "Светлана" уже два раза принимала гостей, воспитателей и ребят, из дружественных сообществ с целью проведения совместных обучающих семинаров.

Во время посещения мы побывали во всех домах. Несмотря на общность, у каждого дома своя атмосфера, отражающая не только специфику строения - они все отличаются друг от друга по размеру, планировке, отделке, внутренней обстановке - накладывается отпечаток проживающих в них личностей. Пожалуй, общее у них только цветы на окнах и картины, рисунки, фотографии на стенах.

Обедали мы в доме Нансена. За столом, не считая нас, 9 человек. Перед трапезой - молитва, на столе - зажженная свеча, которую мне, как гостье предложили загасить. На обед - вегетарианский борщ, тушеные овощи и пирожки с капустой. Ее урожай в этом году выдался на славу. Чтобы его сохранить пришлось потрудиться. Квасили не покладая рук, остальное убрали в овощехранилище по старому дедовскому способу - подвесили за длинный черенок. Где еще такое увидишь?! Нам подарили по огромному кочану. Капуста необыкновенно вкусная и к тому же экологически чистая. Надо отметить, что мясо здесь готовят, но многие - вегетарианцы.

Деревня ребят

На самом деле это деревня ребят, они являются главным, цементирующим звеном, тем, что держит общину. "Этот механизм на самом деле никому непонятен, но они приносят стабильность и вносят, в конечном счете, смысл. Иначе, что мы тут все делаем? Прекрасным образом живем на земле? Как-то особенно обрабатываем огород? Потом, собираемся за трапезой и улыбаемся друг другу? Маловато, честно говоря, для взрослых людей, тем более надолго" - считает Елена. Особенно это чувствуется, когда ребята разъезжаются на праздники, почти у всех есть родители или опекуны, и живут они в Camphill по договору, перечисляя свои пенсии в фонд деревни. Поначалу сотрудники радуются, наступает расслабление, а потом вдруг выясняется, что в жизни пустота.

С людьми с особыми потребностями здесь общаются не как врачи или психологи, а просто на уровне человеческого контакта. Диагноз присутствует где-то на заднем плане. Во-первых, потому что это мало помогает, слишком разные личности и формы проявления нарушений, а во-вторых, потому что если работаешь с диагнозом, значит - с болезнью человека, а не с ним самим. Здесь не занимаются специально развитием, сама повседневная работа, ее условия, требуют от человека так много: ответственности, внимания, памяти, координации. Вот вам и развитие. Часто это вызывает недопонимание со стороны профессионалов. Получается согласно их видению: вот здесь мы развиваемся, а здесь не развиваемся. Моменты развития здесь часто совсем другие: самостоятельность, осознание себя; вот это мое, а это чужое и брать это без спросу нельзя; в своей комнате я должен держать порядок. Для этих ребят это много значит. А на мой взгляд, это актуально сегодня и для многих представителей современной молодежи с нормальными потребностями.

Чудес здесь не бывает, здоровыми ребята не станут, но результаты все-таки впечатляют и родителей, и врачей, которые раньше их наблюдали.

Философия вопроса

Много времени тратится на то, чтобы понять, какая работа по силам, научить его выполнять операцию от начала до конца. У большинства все же получаются только отдельные элементы под контролем воспитателя, например: месить тесто, работать на огороде, возить тачку, собирать сено, перебирать травы в фитомастерской. Каждая незнакомая ситуация вызывает серьезное замешательство, новые навыки приобретаются с большим трудом, но со временем операция начинает совершаться автоматически, четко, и в какой-то момент даже исчезает нескладность в движениях. Но есть и такие, кто точно знает, что согласно распорядку дня у него сегодня работа, за которую он отвечает. Для них это важный момент. Это самоуважение, ощущение себя на месте, как бы это смешно не выглядело со стороны. Например, Минька, который знает, что ему надо пойти убирать, и чтобы он не пошел, его надо "танками" останавливать. Эта работа - реальный смысл его жизни.

И здесь мы подходим к одному очень важному моменту - в чем смысл жизни таких людей? Судьба отказала им в интеллектуальных достижениях. Они останутся с этим до конца своих дней. Но почему-то количество детей с умственными и физическими отклонениями, как показывают некоторые исследования, все увеличивается и в этом не помогают даже достижения современной медицины. Высказывают такое предположение, что эти люди появляются в нашем жестком обществе, ориентированном на достижение успеха посредством интеллекта, как противовес. В традиционном аграрном обществе и проблемы-то вроде большой не было, когда появлялся такой ребенок в крестьянской семье, как правило, он прекрасно вписывался в хозяйство. Всегда можно было найти ему работу.

В современном обществе таким людям остается все меньше и меньше места. В наш стремительный ритм, автоматизированный и компьютеризированный мир им не вписаться. Значит, они являются для нас, "нормальных", объектом внимания, сострадания, да и просто понимания. Они - другие. Они - отражают нашу толерантность, то, за что мы так боремся сегодня. Но, общество не хочет их видеть. Мы считаем, что их место в закрытых учреждениях - специализированных детских домах и закрытых интернатах. Но такие люди, в отличие от обычных людей, не могут жить, когда нет теплоты, заботы, внимания, любви. Они умирают. Например, считается, что люди с синдромом Дауна рано умирают. Они действительно умирают в интернатах в 25 лет. Но если есть любовь, эта задача жизни выполняется, то такой человек живет до 60-70 лет. В деревне, например, Миньке уже 40 с лишним, а Наташе - 55.

Чем эти люди могут помочь нашему обществу? Они являются своего рода индикатором любви в своем окружении. Многие родители, которые не отказались от своих детей приходят к этому пониманию. Блеск внешнего мира становится менее важным, главное - это Любовь. Может быть, эти люди живут для нас? Чтобы мы не забывали о главном вопросе человека: "В чем смысл жизни?"

Планы на будущее

В ближайших планах "Светланы" строительство нового дома с большим залом для встреч. К сожалению, пока только одного. Норвежское правительство финансирует строительные работы, в апреле приедут волонтеры его строить, но нужны деньги на стройматериалы. Если бы были средства, можно было бы построить еще несколько домов, земля позволяет. Так что если у Вас есть возможность и желание помочь финансово или стройматериалами, Вас здесь ждут!

Помощь, к сожалению, для российских людей с особыми потребностями, раньше приходила почти полностью из-за границы. Но после того, как по "Первому каналу" прошел фильм про деревню и вышла публикация в газете "Аргументы и факты" стала приходить помощь из России. На расчетные счета Фонда и Учреждения в период с декабря по настоящее время от российских граждан поступили средства на общую сумму более 100 тыс. рублей, а Владимир Спиваков прислал целую тонну качественных продуктов.

Контакты:

Тел. +7(812) 716-41-09

Савостьянов Вадим +7(911)224-61-24

http://www.camphillsvetlana.org

Реквизиты:

Учреждение содействия социальной и профессиональной адаптации лиц с отклонениями в умственном развитии "Деревня Светлана"

187439 Ленинградская Область, Волховский район, по Алексино, д. Светлана

УФ ОСБ №79151112 г. Кировск С-З банк Сберегательного Банка России г. СПБ

р/счет № 40703810455320105493 К/с 30101810500000000653

БИК 044030653 ИНН 4718011609

Или

Благотворительный Общественный фонд им. Карла Кенига

198257 г. С-Петербург

Бульвар Новаторов,12

ИНН 7805021341 КПП 780501005

р/сч 40703810739000000034

ксч 30101810200000000791

БИК 044030791

в ОАО «ВТБ СЕВЕРО-ЗАПАД»

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ