Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Ребенок напрокат

Трехлетний щекинский житель Сашка К., конечно, и не подозревает, какие страсти кипят вокруг его маленькой персоны. Сам, того не желая, он стал предметом ссор, распрей и судебных разбирательств. И все здесь так же серьезно, как в споре поп-звезды Кристины Орбакайте с ее бывшим невенчанным мужем. В Сашкиной истории, правда, было совсем мало денег и целая куча горя. А ведь все начиналось с любви…

Юная девушка с Украины Юля К. приехала в Щекино, где надеялась поступить в Политехнический колледж. Здесь и встретила своего суженого. Никита – парень видный, не жалел времени на ухаживания. Очень скоро они стали встречаться, а потом решили жить вместе. Парень привел ее в свою трехкомнатную квартиру, где проживал вместе с матерью. Пристрастие будущей свекрови к зеленому змию Юлю поначалу не слишком испугало. Тем более что девушка поняла – скоро она станет мамой.

В положенный срок шестнадцатилетняя Юля родила на свет малыша. Никите тоже только сравнялось 17 лет. Но все это не было бы бедой, если бы не страшный диагноз медиков. Саша родился с церебральным параличом.

Малышу требовалась не только забота мамы и папы, но и усиленное лечение, которое периодически необходимо проводить в стационаре, плюс ежедневные массажи, дорогостоящие лекарства.

Ни молодая мама, ни отец, ни до, ни после появления на свет Саши нигде не работали. Гражданская жена со своими требованиями все больше раздражала парня. Потом, уже на суде, Юля расскажет, что Никита нашел себе новую даму сердца и собрался строить жизнь с ней. Как бы то ни было, в конце декабря 2010 года разразился семейный скандал. «Любящий» супруг схватил жену за волосы, несколько раз ударил кулаком в лицо.

Стерпеть подобное Юля не сочла нужным. Быстро собралась, взяла на руки ребенка. Молодую маму приютила у себя, в соседнем подъезде… бабушка Никиты. Женщины решили жить вместе. И вот с этого момента все и началось.

Раньше молодые жили на пенсию собственного ребенка-инвалида. Теперь пришла пора решать вопрос, кто же будет получателем денег. По словам Юли, гражданский муж отобрал у нее карточку, на просьбы выделить положенные ребенку деньги на покупку лекарств отвечал категорическим отказом. Все расходы на содержание Саши и его мамы взяла на себя бабушка Никиты, в тот момент – работающая пенсионерка.

Однако и такое положение вещей молодого отца не устраивало. Однажды он заявился в квартиру своей бабушки, и оттолкнув Юлю, схватил Сашку и был таков.

Кстати, по закону, подобное поведение отца не может наказываться – в Семейном Кодексе записано, что родители имеют равные права воспитывать своих детей. Вот только в жизни все, порой, бывает куда сложнее.

Почти год бывший гражданский муж не давал Юле возможности видеться с сыном, молодая женщина боялась приходить в квартиру, где он жил с матерью, справедливо опасаясь побоев. Не в силах изменить ситуацию самостоятельно, Юля обратилась в суд с заявлением об определении места жительства ребенка.

Позже, уже на суде, и сам Никита, и его адвокат будут настойчиво доказывать: на подобный поступок парня толкнула исключительно забота о ребенке. Юля, по их мнению, не занималась лечением Сашки, отказывалась лежать с ним в больнице. Сам Никита тут же оформил опекунство, успел пройти с ним курс лечения.

Однако у представителей органов опеки и попечительства – несколько иное мнение о родительской заботе Сашиного отца.

– Когда мы пришли с проверкой к ним в квартиру, то увидели лежащего на полу мальчика, – вспоминает сотрудница отдела опеки Ольга Спирина. – В трехкомнатной квартире не нашлось места для детской кроватки, поэтому спал Саша на кресле, отсутствовала необходимая мальчику одежда. В холодильнике и на кухне не было еды…

Никита, правда, пытался объяснить, что его мать только что ушла за продуктами в магазин, а Саша находится на полу, потому как самостоятельно ползал. Впрочем, его доводы не слишком обнадежили сотрудников опеки и попечительства. И тогда они отправились к матери мальчика.

В противоположность этому, в доме у бабушки Никиты, где проживает сейчас Юля, есть и кроватка, и одежда, да и покормить и себя, и ребенка женщины в состоянии – необходимые продукты в их холодильнике имелись.

Не сыграли на пользу Никите и установленные в ходе судебного следствия малоприятные факты. Мать и сын продолжали не работать, парень утверждал, что все свое время тратит на ребенка. Жили на пенсию и пособие по опекунству. Однако распечатку из банка, которая доказывала бы, что «детские» деньги шли только по назначению, отец Саши предоставить отказался. Выяснилось, что они с матерью имеют долг в 159 тысяч рублей за неоплаченные коммунальные услуги. Постановление суда о выплате им алиментов Юле он тоже не исполнил ни разу. Довершала моральный облик заботливого отца – уголовная статья. Никита уже успел попасть в поле зрения правоохранительных органов, завладев чужим автомобилем.

В судебном протоколе есть и показания соседей, наблюдавших жизнь обеих сторон. Никита с матерью достаточно часто устраивали драки и бурные выяснения отношений, его бабушка с Юлей жили тихо и не вызывали претензий у окружающих. Девушка поступила на 1-й курс Тульского политехнического колледжа и, по ее словам, собиралась найти работу, чтобы содержать себя и сына.

Рассмотрев все документы по данному делу, суд принял решение: определить местом жительства Саши – жилплощадь, где проживает его мать. Казалось бы, история пришла к своему логическому завершению. Но нет, страсти вокруг больного мальчика продолжают бушевать.

Ребенок как объект родительских притязаний – подобные ситуации в практике органов опеки и попечительства не новы.

– К нам приходит столько пап и мам, которые именно здесь продолжают выяснять отношения, – рассказывает Ольга Спирина. – Иногда грустно, бывает даже смешно. Но главное, каждый из них абсолютно уверен: именно здесь он защитит свои права.

А ведь это совсем не так. Право определить местожительства ребенка имеет только суд. Хотя, безусловно, органы опеки, которые проводят проверку условий содержания несовершеннолетних, имеют всегда собственную точку зрения, каковую в заседании и высказывают.

– Сейчас, например, я занимаюсь подготовкой к другому судебному процессу, – продолжает Ольга Спирина. – Речь идет об определении места жительства ребенка. И именно в данном случае я склоняюсь к тому, что малыша лучше оставить жить с отцом. Мать пьет и, судя по жалобам сотрудников дошкольного учреждения, по нескольку дней не забирает ребенка из детсада. Отец характеризуется как непьющий, у него новая семья. Мы опрашивали его теперешнюю жену – согласна ли она взять на себя воспитание ребенка. Позиция самого отца тоже недвусмысленная. В отношении новой супруги он заявил прямо: если не согласится, пусть уходит.

А в истории с трехлетним Сашкой все куда сложнее. Ситуацию продолжает усугублять бабушка малыша (мать Никиты), которая забрасывает письмами уже не районные надзорные органы, а администрацию президента. Ее поддерживает и направляет советами адвокат. Словом, драма успела уже покинуть тихий городок Щекино и приобрести всероссийские масштабы. История уже заинтересовала редакторов популярного ток-шоу на Первом канале «Пусть говорят».

– Мы только успеваем отписываться на многочисленные запросы, – жалуется сотрудник отдела опеки и попечительства.

Упорная бабушка шлет послания и в прокуратуру. Правда, в этом серьезном учреждении нас заверили, что целиком разделяют позицию, занятую судом.

Что же заставляет Никиту и его мать так усердствовать? Любовь к ребенку? Так не проще ли договориться, определив для отца время встреч и общения с сыном. Здесь он, согласно Семейному Кодексу РФ, в своем праве. Если родители не сумеют договориться между собой, такой порядок общения определит все тот же суд.

А может быть, у такой настойчивости есть иные, более прозаические мотивы. Сейчас ни молодой отец, ни его мать так и не устроились на работу, хотя даже бабушке едва исполнилось 40 лет. Остается лишь удивляться, на что существуют эти два человека, лишившись «детских» денег, выплачиваемых государством? Принято решение перечислять пенсию Саши на его личный счет. Снять с него любую сумму родители могут, лишь получив разрешение органов опеки и попечительства, а затем – представить документы, доказывающие, что деньги были потрачены именно на нужды ребенка.

Недавно Юля получила такое разрешение. Саше нужна инвалидная коляска, и сейчас мама и прабабушка с помощью органов опеки уже решили эту проблему. А мать Никиты написала очередное письмо – уполномоченному по правам ребенка Павлу Астахову. Теперь вот ждет реакции…

Имена участников событий изменены. Любое совпадение считать случайностью.

Елена Торопицына

Источник: gazetahimik.ru