Архив:

"Я стал инвалидом и теперь не нужен Отечеству"

Богдан Григорьевич Корчак, бывший начальник отдела защиты государственной тайны и специальной документальной связи Новороссийской таможни направил письмо в "Комсомольскую правду".

Здравствуй, «Комсомолка»!

На Новороссийской таможне проходил службу с 19 мая 2009 года по 14 декабря 2010-го вплоть до увольнения. До нее 24 года отслужил на Дальнем Востоке. В мае прошлого года поставили неутешительный диагноз - рак левого легкого. Синдром Пэнкоста. Сложная операция, которую провели в крайцентре, длилась 6 часов. После этого - неделя в реанимации. В общей сложности на больничной койке провел почти месяц. Военно-врачебной комиссией был признан негодным для работы в таможенных органах. В заключении указано, что заболевание получено в период военной службы. Через полгода мне была назначена вторая группа инвалидности. В справке об инвалидности указана та же формулировка, которая, как мне пояснили, дает право на получение страховых выплат. Из таможни досрочно уволен.

Я написал заявление с просьбой оформить документы на выплату мне страховки в соответствии с Регламентом проведения обязательного государственного личного страхования. Но там в одном из пунктов прописано, что «заболевание, полученное во время военной службы», не дает права на получение страховки. И в выплатах мне отказали. Однако статья 42 Федерального закона «О службе в таможенных органах Российской Федерации» однозначно определяет, что «жизнь и здоровье сотрудника таможенного органа подлежат обязательному государственному личному страхованию в соответствии с законодательством Российской Федерации». Получается, что Регламент составлен с нарушением закона.

Почти год прошел после операции, у меня передняя и спинная части грудной клетки слева деформированы, постоянные, не прекращающиеся боли в спине, из-за которых приходится проводить в лежачем положении и снимать боль обезболивающими препаратами. По статистике, только 30 % пациентов выздоравливают. Для этого необходимы чистый воздух, спокойствие, усиленное питание и, соответственно, медикаментозное обеспечение. У меня таможенная пенсия - 12 тысяч рублей. У супруги - чуть больше четырех тысяч. С таким семейным доходом трудно соблюдать рекомендации.

А за спиной почти 35 лет выслуги (26 лет - служба в разведке Военно-морского флота, восемь с половиной лет - служба в таможенных органах). Я с 17 лет верой и правдой служил Отечеству.

После отказа таможни признать мое заболевание страховым случаем я обратился в Октябрьский суд Новороссийска, который отказался обязать таможню признать мое заболевание страховым случаем, тем самым суд проигнорировал требования Закона, а принял за основу Регламент, который составлен с нарушением этого же Закона. В настоящее время я подал кассационную жалобу в краевой суд.

Когда я потерял трудоспособность и постоянный заработок, мне отказали в выплате страхового обеспечения, тем самым нарушив мои права, указанные в статье 39 Конституции РФ по социальному обеспечению в случае инвалидности.

Получается, что, пока ты нужен государству, ты можешь еще на что-то надеяться. Когда становишься инвалидом, ни судебная, ни исполнительная власть не желают встать на защиту гражданина, который всю сознательную жизнь отдал служению Отечества.

С уважением, житель Новороссийска, Богдан Григорьевич Корчак, бывший начальник отдела защиты государственной тайны и специальной документальной связи Новороссийской таможни.

Источник: kuban.kp.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ