Архив:

Рожденные другими

Репортаж из Нижнеломовского детского дома-интерната

По определенным причинам я не могу поднимать тяжести весом более трех килограммов. В целом это неудобно. Иногда чувствуешь себя беспомощным человеком. Так я живу уже год и до сих пор не могу к этому привыкнуть. Порой я жалею себя. Но когда я увидела детей из Нижнеломовского дома-интерната, то мне стало стыдно…

Больше всего на свете Саше хочется попрыгать со скакалкой

Когда Саше Селиверстовой было год и два месяца, отец выкинул ее с балкона – с четвертого этажа. Девочка раздражала его своим плачем. Мать в тот момент спала пьяная и лишь на следующее утро узнала о случившемся. Саша переломала позвоночник – в шейном отделе, и паралич приковал ее к постели. Отца посадили, а мать ограничили в родительских правах. Она продолжала пить, доводила дочь до голодных обмороков. Когда Саше было одиннадцать, мать совсем лишили родительских прав, а девочку передали на дальнейшее воспитание и содержание органам опеки. Ей подобрали приемную семью, в которой уже было четыре ребенка на попечении.

Но Саше там лучше не стало. Приемная мать била девочку. А одежду на ней меняла лишь к приходу представителей органов опеки. Ее интересовала только пенсия ребенка-инвалида. Однажды учительница, которая занималась с Сашей на дому, обнаружила на теле девочки побои и сообщила об этом в милицию.

"Меня поместили там, в Вологде, где я жила, в реабилитационный центр, - вспоминает Саша. – Пока оформляли мои документы, чтобы отправить сюда в дом-интернат, одна медсестра – Светлана Владимировна - взяла меня к себе жить. Она же и привезла меня в Нижний Ломов".

В Нижнеломовском доме-интернате Саша живет уже семь лет. Сейчас ей семнадцать. Все, что с ней случилось в детстве, она знает. Знает и то, что пять лет назад ее мама умерла.

Саша очень спокойная, общительная и рассудительная. Она не любит скучать. У нее персональный телевизор над кроватью. Она смотрит программы про путешествия, часами слушает музыку, закачанную в мобильник. Но больше всего на свете ей хочется попрыгать со скакалкой.

Из живущих в доме-интернате Саша Селиверстова, пожалуй, единственная, кто родился совершенно здоровым ребенком. У всех остальных 49 воспитанников – врожденные физические недостатки.

От половины из них родители отказались еще в роддоме

Их здесь пятьдесят. От половины из них родители отказались еще в роддоме. От Виктора Кочкина и Даниила Анастасьина тоже. Виктору двадцать, Даниилу пятнадцать. У ребят недоразвитие нижних конечностей. Они в доме-интернате звезды первой величины. Их даже на шоу "Минута славы" показывают. Парни вышли в суперфинал, у них есть все шансы стать победителями и выиграть миллион рублей.

"Я лично туда не из-за миллиона езжу, - говорит Виктор Кочкин. – Просто я мечтал там выступить и сделал все, чтобы это произошло. Когда мне было семь лет, я увидел, как взрослые пацаны танцуют брейк, я тогда в оздоровительном лагере отдыхал. Я загорелся, мне ночами снился этот танец".

Вместе с другими ребятами, живущими в доме-интернате, Виктор стал тренироваться. Сначала накачивали мышцы, потом разучивали движения.

Раньше брейк в доме-интернате танцевали пятеро человек. Но потом троих из них усыновили. Два брейкера сейчас живут в Америке. Свой номер для "Минуты славы" Виктор и Даниил готовили три года. Смотрели видео в интернете, копировали приемы, подбирали музыку.

"Что мне там запомнилось на "Минуте славы"? Волнение неописуемое, Владимир Путин, который был на съемках программы и поддержал нас", - рассказывает Даниил Анастасьин.

После того как парней показали по телевизору на всю страну, Виктор решил разыскать в "Одноклассниках" мать. Он надеялся, что она видела его выступление.

"Я написал ей, скажите мне честно, если вы моя мать. Она ответила, что это так и есть. И написала, мол, никак не думала, что я найду ее сам. А меня не искала, поскольку думала, что я давно в приемной семье живу в США", - говорит Виктор.

На следующий день после знакомства с собственным сыном в "Одноклассниках", женщина удалила на сайте всю личную информацию о себе и убрала все свои фотографии.

Как правило, воспитанники интерната сами пытаются найти своих генетических родителей. В личных делах детей есть домашние адреса. Это открытая информация.

Ваня Пчельников своим в Ижевск несколько раз писал, но они пока ничего ему не ответили.

"Стеклянный" мальчик, который поет

Ване 14. Он поражен редкой болезнью – Элисса-Ван-Кревельда. Она сделала его кости слабыми. Таких людей называют "стеклянными" или "хрустальными". В зависимости от того, насколько прогрессирует болезнь, перелом можно получить, даже меняя рубашку. Или под тяжестью одеяла.

Ваня передвигается на инвалидной коляске. "Стеклянный" мальчик любит петь. Он победитель многих областных конкурсов.

"Мне из певцов Денис Майданов нравится, да много кто. Я только рок не люблю, это совсем не мое", - говорит Ваня Пчельников.

У Ивана сейчас проблема - начал ломаться голос, через это проходит каждый мальчишка в переходном возрасте. Чтобы голос сохранить, его надо поберечь. Правда, Иван не собирается становиться профессиональным певцом, ему просто постоянно хочется петь. А учиться в дальнейшем он будет на бухгалтера.

Когда воспитанникам исполняется восемнадцать, они могут продолжить учебу в Михайловском экономическом колледже-интернате. Он в Рязанской области. Здесь ребята так же живут на полном гособеспечении и получают специальности программиста, бухгалтера, экономиста.

Некоторые поступают в Московский государственный социально-гуманитарный институт. Его студенты про себя слоган придумали: "Есть мозги – иди в МГОСГИ".

Выпускники Нижнеломовского дома-интерната и в Москве, и в Санкт-Петербурге работают. Кто главным бухгалтером, кто редактором литературного журнала, кто юристом. Они все поддерживают связь с интернатом, постоянно звонят, общаются по скайпу.

Саша Шульчев вообще из Остина – столицы штата Техас на видеосвязь выходит. Здесь есть госпиталь "Скотши Райт". В нем в 2007-ом Саше, которому тогда было пятнадцать, делали операцию по протезированию нижних конечностей. Американская семья, в которой парень жил во время реабилитации, усыновила его. Саша учится на дипломата.

Кристина Александрова пока не решила на кого пойдет учиться, либо на веб-дизайнера, либо на швею. Кристине восемнадцать.

За Кристиной в дом-интернат приезжал цыганский табор

Кристину воспитатели называют "наша цыганочка". Ее родителей лишили прав на ребенка, когда девочка была еще совсем маленькая. У Кристины ДЦП, а ей так хочется научиться восточным танцам.

"Я раньше совсем не ходила. А с инвалидной коляски на ноги уже здесь встала, - рассказывает о себе Кристина. – Это еще раз доказывает, что мы люди можем все, если захотим и должны верить в себя".

Когда Кристине было шестнадцать, к ней в интернат приезжал цыганский табор. Среди остальных были бабушка Кристины и родная старшая сестра. Бабушка привезла для внучки золотые серьги и уговаривала уехать с ними. Кристина наотрез отказалась.

"Дело не в том, что они вспомнили обо мне так поздно, и я обижаюсь на них из-за этого. Просто они мне чужие, - говорит Кристина. – Мне даже не о чем было с ними говорить. А обижаться? Нет. Мы же должны уметь прощать".

Уметь прощать детей, живущих в доме-интернате, учит протоиерей Сергей Шумилов. Он настоятель Успенского Собора в Нижнем Ломове. Каждый день отец Сергий приезжает в интернат и рассказывает детям о Библии, о заповедях Христовых, служит молебны. В доме-интернате есть молельная комната.

"Слово Божие должно звучать для всех, кто его хочет услышать. И поэтому я буду сюда приходить столько, сколько нужно", - говорит священник.

"Чтобы любить этих детей, надо быть не рядом с ними, а в них самих"

Вслед за священником делать для этих детей все, что нужно, готовы и учителя, и воспитатели, и повара, и санитарки. Взрослых в детском доме-интернате тридцать человек.

Почти все, кто пришел сюда однажды, остались и проработали по пятнадцать и более лет. Елена Елистратова, например, здесь уже двадцать два года. Она воспитатель.

Ведет в интернате театральный кружок. Со своими спектаклями дети выезжали и в Пензу, и в другие города. А сама Елена в марте 2011 года на Первом Всероссийском конкурсе на звание лучший работник учреждения социального обслуживания в номинации "лучший воспитатель" заняла второе место.

"Я страшно волновалась, когда на сцену выходила, - вспоминает Елена Елистратова. – Так же мне было страшно и двадцать два года назад. Я боялась в первый раз зайти к нашим детям в класс".

Здесь каждый из взрослых достоин отдельного рассказа. Они считают, что чужих детей не бывает. Всякий раз на выпускном балу плачут все: и воспитанники, и те, кто с ними прощается.

Директор дома-интерната Татьяна Перемышлина добилась того, что в 2006 году при интернате открыли реабилитационный центр для молодых инвалидов. В нем до двадцати пяти лет могут находиться те, кто из-за болезни пока не готов начать самостоятельную жизнь.

Они выполняют посильную работу в доме-интернате: помогают готовить поварам, санитаркам - убирать комнаты, ухаживают за маленькими.

Вообще помогать тому, кто слабее тебя, детей здесь учат в первую очередь.

Для взрослых, кто пришел к этим детям и хочет здесь работать, тоже есть одно требование.

"Я всегда учу их: чтобы любить этих детей, надо быть не рядом с ними, а в них самих", - сказала директор дома-интерната Татьяна Перемышлина.

Елена Косова

Источник: rian.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ