Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Вспоминая Вирхова

Новый метод лечения туберкулеза – это не только крупнейший прорыв, но и – серьезный вызов фундаментальной фтизиатрии

Сегодня весь мир облетают сообщения о том, что по утверждению американских ученых с латентным туберкулезом можно эффективно бороться с помощью трехмесячного курса лечения. Результаты крупного международного исследования обнародованы на съезде Американского общества торакальной медицины в Денвере (штат Колорадо), прошедшего 13-18 мая 2011 года.

Доктор медицины Кевин Фентон (Kevin Fenton is the director of National Center for HIV/AIDS, Viral Hepatitis, STD, and TB Prevention) назвал эти результаты "крупнейшим прорывом в лечении латентного туберкулеза с 1960-х годов". Этот вывод не подвергается никакому сомнению, ибо факты вещь упрямая.

Как отмечают авторы, сущность нового метода заключается в том, что с латентным туберкулезом можно эффективно бороться с помощью трехмесячного, а не втрое более продолжительного, как сейчас практикуется, курса лечения. И препараты можно принимать не ежедневно, а раз в неделю, но только большими дозами. Это очень значительное снижение сроков и доз при лечении туберкулеза.

Для классической фтизиатрии – это шоковое состояние, и вот почему. Это удар по общепринятым протоколам лечения, ибо нашлось лучшее. И второе, до открытия данного метода научная фтизиатрия обязывала соблюдать протокол лечения с обязательным суточным приемом ряда препаратов. Иное не обсуждалось.

Ученые объясняли, что нерегулярный прием, как вид неправильного лечения, приносит больше вреда, чем пользы, так как он превращает легкоизлечимую форму болезни в трудноизлечимый лекарственно-устойчивый туберкулез. Считалось научно-доказанным, что если не принимать препараты на протяжении всего одной недели, то у туберкулезных микобактерий вырабатывается иммунитет к антибиотикам. А как же теперь, после открытия нового способа? Ведь по этой методике именно неделю не дают антибиотики. При этом не только не возникает резистентность, а наоборот, наступает ускоренное излечение. Результаты международного исследования показали, что практически единственное научное объяснение возникновения неизлечимого туберкулеза опровергнуто. И природа возникновения резистентного и неизлечимого туберкулеза остается нераскрытой.

Учитывая уменьшение недельной дозы и уменьшения в три раза сроков лечения, такая ситуация неминуемо ведет к снижению количества потребляемых препаратов минимум в 6 раз. Это снижение затронет не только клинику, но и фармацевтику, так как приведет к резкому снижению производства препаратов. Но с другой стороны, и это главное – ничто не ценно так, как человеческая жизнь. Для фармацевтики есть выход – это работа над препаратами нового поколения.

Если внимательно проанализировать представленный метод, то возникает явное противоречие с протоколами лечения инфекционных заболеваний – положительный эффект достигается не при ежедневном приеме антибиотиков, как это принято, а наоборот, при значительном сокращении их приема до 1 дня в неделю.

Давайте вспомним внедрение в свое время протокола лечения DOTS. Чем был замечателен этот метод? Его изюминка состояла в том, что была уменьшена общепринятая суточная доза приема антибиотиков, которая позволила значительно улучшить результаты лечения. До сих пор нет должного научного объяснения лучшим показателям с применением DOTS. Кстати, до сих пор против DOTS возражает немалое количество ученых фтизиатров. Противники уменьшения суточной дозы по DOTS сегодня также потерпели поражение, ибо их научное объяснение, как сказано выше, потерпело крах. Получается, что то, против чего они выступали, дает значительный эффект выздоровления и сокращение сроков в 3 раза.

В основе научно-обоснованного протокола лечения антибиотиками лежит соответствующий непрерывный суточный прием. Как правило, в основе расчета принимаемых доз в числе основных факторов – время, в течение которого антибиотик может сохранять способность лечебного эффекта и время сохранения антибиотика в организме. Антибиотик выводится организмом в среднем в течение 1-3 дней.

Как уже было отмечено, по протоколу суточный прием не рекомендуется прерывать. Ибо в этом случае, как объясняет наука, не только у микобактерий вырабатывается иммунитет к антибиотикам, но и прерывается их воздействие на бактерию, и она активируется. Но почему же тогда присутствует положительный эффект при приеме антибиотиков всего один раз в неделю? Нет необходимости доказывать, что эффект воздействия антибиотиков на бактерии в этом случае прерывается. Значит, в течение недели происходит обязательная активация бактерии, и она неминуемо должна усложнять течение процесса.

Но при этом не только не ухудшается состояние, а наоборот, излечение наступает значительно быстрее. Значит, если основываться на теории о туберкулезе, то никакой активации бактерии не происходит. Но это противоречит правилам. Как можно с научной точки зрения объяснить положительный эффект? И почему в промежутке приема не происходит поражающей активации бактерии?

Никакая максимальная одноразовая доза не способна действовать в течение недели! Организм ее выведет задолго до окончания недели. На основании вышесказанного можно сделать единственно-правильный вывод – в основе положительного эффекта, который доказан в процессе крупного международного исследования, лежит нечто иное, чем принято объяснять с точки зрения общепризнанной теории туберкулеза.

Возникает парадоксальная ситуация. Когда антибиотик назначают ежедневно, то он работает так плохо, что эффекта можно достичь только за 9 месяцев. Но, когда антибиотик принимать всего один раз в неделю, то такой прием действует эффективно и результат наступает в три раза быстрее. Этот результат необъясним с точки зрения общепринятой логики. Что это за феномен? Факты нас убедительно заставляют еще раз внимательно пересмотреть наше отношение к микобактерии.

Становится очевидным, что и антибиотик также порождает сомнения и вопросы. Что за скрытые резервы вдруг просыпаются в антибиотиках? Все прекрасно понимают, что если антибиотик оказывал эффект по истечении 9 месяцев ежесуточного применения, то уменьшение доз и переход с ежедневного приема аж на еженедельный бесспорно должен привести к адекватному увеличению срока лечения. Это природа любого физико-химического процесса. Но происходит наоборот. Уменьшение доз антибиотика приводит к сокращению срока выздоровления! По логике вещей рождается соответствующий вывод – значит, природа излечения при туберкулезе состоит не в воздействии антибиотика на бактерию. Этот вывод пока под знаком вопроса и не воспринимаемый нашим сознанием.

Исходя из вышесказанного, становится очевидным, что скрытые резервы активируются в чем-то ином, но не в связке антибиотик-бактерия. Т.е. пусковым фактором в снижении аж в три раза сроков лечения, как это не покажется странным, является не ликвидация палочки Коха. Факты необходимо принимать, даже если результаты нам не очень нравятся. Почему-то никто не хочет задаваться вопросом – а что может быть пусковым механизмом при излечении туберкулеза, если это не связка антибиотик-бактерия?

Почему возникает много «но» вокруг большинства полученных результатов во фтизиатрии и никто упорно не хочет на это обращать внимание? Сегодня уже никто не скрывает, что фундаментальная фтизиатрия не имеет разъяснений по основополагающим позициям в теории туберкулеза. А может это и есть причина того, что методы, уменьшающие дозы, значительно отличающиеся от общепринятых во фтизиатрии, и дают значительно лучшие результаты?

Год тому назад после моего доклада по проблемным вопросам на научной конференции в Национальном институте фтизиатрии и пульмонологии имени Ф.Г. Яновского в Киеве была достигнута договоренность о проведении совместных исследований по лечению не только латентных, но и резистентных форм туберкулеза с применением новой методики. Состоялось несколько последующих встреч, но по существу проведения исследований так и не удалось договориться. Основная причина – значительный отход от существующих протоколов лечения. Да и почему-то никто не хочет быть в этом первым и брать ответственность на себя. Фтизиатры очень боятся экспериментов, которые могут разрушить старые догмы. Хотят они этого или нет, жизнь диктует иные условия.

Пока договаривались и решали, проводить клинические исследования или нет, американцы опередили. Наша методика предполагала еще более существенный отход от существующих принципов лечения, чем предлагают американские ученые. Они всегда были на передовых позициях и никогда не боялись рушить общепринятые догмы. Американцам необходимо отдать должное.

Нет сомнений в том, что точно так же, как и против DOTS, многие фтизиатры будут бороться против нового метода лечения, который обнародован на съезде Американского общества торакальной медицины. Но невозможно не признать то, что этот метод намного эффективнее всех тех, которые применялись с 1960-х годов. И самое главное, о чем никто не хочет говорить, заключается в том, что новый способ по сравнению с общепринятыми значительно ослабляет негативное воздействие на весь организм и возникновение интоксикации. Нельзя умолчать и о том, что этот метод является наиболее щадящим и его применение не позволяет исключить рецидивы и излечивать резистентных больных. Это легко подтвердить экспериментально. Безусловно, направление, в котором двигаются американцы, можно считать началом нового пути по созданию принципиально-новых методов лечения туберкулеза.

Нельзя умолчать о том, что новый метод является не только крупнейшим прорывом в лечении туберкулеза, но и одновременно он является серьезным вызовом фундаментальной теории.

Так в чем же секрет значительного снижения сроков излечения? Естественно, что здесь необходимо еще раз пересмотреть фундаментальные основы туберкулеза и их соответствие фактическим результатам. Почему упираются сторонники старых позиций? Это вечный вопрос и вечное противостояние. Человеку всегда было легче делать вид, что он в упор не замечает неоспоримые факты, чем признаваться в своих ошибках.

Факты не оставляют выбора. Не так давно, уже в этом тысячелетии ученые вынуждены были признать, что со времен открытия палочки Коха еще никому не удавалось смоделировать туберкулез на животных. Наверное, у многих фтизиатров это вызвало аналогичный шок, ибо в свете старой теории это пока не воспринимается, или просто не замечается.

Никто не хочет обращать внимания на то, что неадекватное моделирование ставит под сомнение фундаментальные положения туберкулезной теории. А ведь вся теория, в том числе и методы лечения, строились исключительно на экспериментальных подтверждениях, полученных путем «неудачного моделирования». Вследствие этого и методы лечения так же «неудачны». Может поэтому, и возникли неизлечимые формы туберкулеза, а методы, которые значительно снижают количество доз антибиотиков, дают лучшие результаты?

Если в модели возникал не-туберкулез, то, тогда к какому заболеванию разрабатывались протоколы лечения, которые используются при лечении туберкулеза и являются неукоснительными? Нужно немедленно оценить положение, в котором оказалась наука.

Последнее время знаменательно тем, что все более явно проявляются фактические результаты, которые разрушают старую догму. В который раз доказано, что наиболее эффективнее проявляют себя методы со значительно уменьшенными дозами антибиотиков. А принцип – «для победы над инфекцией необходима определенная суточная доза антибиотика», прекрасно соблюдается в отношении любых иных инфекций, но только не туберкулеза.

Почему никто не хочет слышать о том, что результаты исследований, особенно последних лет, убедительно показывают, что иммунная система больного туберкулезом ведет себя не так, как она ведет себя по отношению к иным инфекционным заболеваниям?

С каждым новым результатом возникает все больше противоречий и вопросов, которые наука продолжает относить к категории «нерешенных» и «неизвестной природы». Почему-то мы надеемся, что сможем решить проблему и выйти из сложной ситуации не имея ответов на эти вопросы. Это ложное мнение. Пока фундаментальная фтизиатрия не раскроет природу фактов, не имеющих научного объяснения и подтверждающихся в эксперименте, до тех пор не удастся справиться с проблемой туберкулеза. Хотим мы того или нет, жизнь нас все равно заставит решать те вопросы, о которых никто не хочет вспоминать и слышать.

В заключение хочется вспомнить слова великого Рудольфа Вирхова. Перед этим знаменитым немецким ученым преклоняется весь Мир, ибо ему отдают дань, как основателю научного направления в медицине, как основоположнику клеточной теории в биологии и медицине, как реформатору научной и практической медицины, как основоположнику современной патологической анатомии.

Почему-то, относя этого ученого к непререкаемым авторитетам медицины и отдавая ему дань и уважение, мы не желаем прислушаться к его великим словам: – «Если бы я мог прожить свою жизнь заново, я бы посвятил ее попыткам найти доказательства того, что патологическая ткань – это естественная среда обитания микробов, вместо того чтобы считать их причиной патологического поражения ткани». В английском оригинале – «If I could live my life over again, I would devote it to proving that germs seek their natural habitat – diseased tissue – rather than being the cause of the diseased tissue». Конечно, не обо всех патогенных микробах идет речь в этом высказывании, а только о тех, поведение которых неадекватно общим признакам инфекционных бактерий. Почему не проверить его гипотезу экспериментально? Иногда ученые отвечают, что этого еще никто не делал и неизвестно как это делать. Но это же, необходимо сделать, ибо другого выхода нет!

Бесспорно, Рудольф Вирхов обладал огромной интуицией, и, по-видимому, у него были веские основания так заявлять. Необходимо признать, что его слова оказались пророческими. На протяжении развития фтизиатрии и другими исследователями делались аналогичные выводы, которые входили в явное противоречие с общепринятыми догмами. Как правило, они отвергались.

Почему? Причина одна – многие выводы творились интуитивно, и они не имели должного научного объяснения и не были проверены экспериментально, ибо в свое время исследователи не знали, как это сделать. Сегодня настало время, когда жизнь требует экспериментальной проверки вывода Р.Вирхова. И это уже можно сделать экспериментально, т.к. разработана соответствующая методика.

Кстати, полученные в ходе крупного международного исследования положительные результаты по значительному снижению срока лечения латентных больных также можно подтвердить реальными научно-обоснованными экспериментами.

Так почему же не воплотить желание и направление, которое хотел освоить Рудольф Вирхов в отношении, например, палочки Коха, и продолжить начатое им дело? А если он окажется и в этом прав? Это не только снимет массу неясностей и противоречий в фундаментальной фтизиатрии, но и позволит выйти на принципиально новую ступень в развитии, как в научной, так и в клинической фтизиатрии. Это даст новое поле и фармацевтам для разработки новых препаратов.

Петр Савченко

Источник: medlinks.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ