Архив:

Получится ли "сдвинуть" систему?

Воспитанники детдомов для умственно отсталых детей имеют право на образование

По данным руководителя общественной организации инвалидов "Общество "Даун Синдром" Сергея Колоскова, в детских домах-интернатах для умственно отсталых детей (ДДИ) проживают около 23 тыс. россиян. По закону туда могут помещаться лица, неспособные к самообслуживанию и нуждающиеся в постоянном присмотре.

Это малыши, которым поставлен диагноз, связанный с умственной отсталостью (ДЦП, синдром Дауна), и от которых отказались родители. А также дети детсадовского или школьного возраста с выраженной умственной отсталостью.

Родители отдают их в спецучреждение, так как детей не принимают ни в обычный, ни в коррекционный детский сад или школу и им приходится выбирать: либо работать, либо сидеть дома с ребенком.

Третья категория – дети из неблагополучных семей, которые попадают в спецучреждения из-за педагогической запущенности и проблем с поведением.

Четвертая, наиболее малочисленная группа, – дети-сироты, имеющие серьезные физические нарушения и задержку психического развития (например, с ДЦП, но с сохранным интеллектом). При этом, по словам С. Колоскова, численность "домашних" детей и сирот в таких учреждениях приблизительно одинаковая.

Сироты проходят путь от дома ребенка, школы-интерната VIII вида, после которого попадают в ДДИ на основании заключения психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК). Фактически там оказываются несовершеннолетние, которые не прижились в системе образования (ДДИ относится к системе социальной защиты) из-за плохой успеваемости, поведения или ...инвалидности, не связанной с умственной отсталостью.

Так, были случаи, когда в спецучреждения направляли инвалидов-колясочников, поскольку в школах-интернатах системы образования нет необходимой инфраструктуры и обслуживающего персонала. Несмотря на то, что заключения ПМПК носят рекомендательный характер, они служат "руководством к действию" для перевода ребенка в ДДИ. По словам Колоскова, в учреждениях для детей с умственной отсталостью нарушения прав человека носят массовый характер. Здесь они не получают даже "специального" образования. Наиболее "трудные" из них помещаются в так называемые "отделения милосердия".

Фактически они обречены лежать в кровати – с ними не гуляют, не играют, не общаются… Им не оказывается должный медицинский уход и помощь. Из-за подобных условий продолжительность жизни таких подопечных ДДИ невелика. Других воспитанников спецучреждений, в основном поступивших из социально неблагополучных семей, используют как бесплатную рабочую силу для уборки, ухода за лежачими детьми, переноски тяжелых грузов и пр.

Совершеннолетние воспитанники ДДИ попадают в психоневрологические интернаты для взрослых, где существует аналогичная схема. Лишь в редких случаях подростков удается "выдернуть" для жизни в обществе (пример – Катя Тимочкина, которая при поддержке СМИ и правозащитников добилась признания дееспособности и избежала участи провести всю жизнь в психоневрологическом интернате для умственно отсталых).

По мнению Колоскова, несмотря на диагноз, эти дети способны освоить специальные, адаптированные программы. Тому пример - дети приемной мамы Веры Добринской (Астрахань). Она воспитывает семерых детей с различными формами умственной отсталости. Все они учатся в общеобразовательной школе по индивидуальной программе. Четверо ранее обучались в школе-интернате VIII вида (для несовершеннолетних с легкой умственной отсталостью). К тому моменту ПМПК уже поставила им диагноз "тяжелая умственная отсталость", что послужило основанием для перевода в ДДИ.

Остальные жили в психоневрологическом интернате. По мнению приемной мамы, у таких детей всегда есть ресурс для развития – просто с ними надо заниматься. А в госучреждениях в большинстве случаев этого не делают. Как отметил Колосков, отсутствие доступа к образованию инвалидов – прямое нарушение Конституции РФ и действующего законодательства. Он рассказал корреспонденту АСИ, что после проверок прокуратуры Санкт-Петербурга и Уполномоченного по правам человека в РФ в октябре 2010 года подобных спецучреждений в школы были зачислены более 300 (1/3) постояльцев ДДИ в городе на Неве.

Таких учреждений, как детские дома для детей с умственной отсталостью, в цивилизованных странах не существует, отметил Колосков. По международному законодательству, помещение ребенка-инвалида в учреждения, где он не имеет возможности обучаться и развиваться в силу своих возможностей, недопустимо. В России вопрос о закрытии подобных учреждений на повестке дня не стоит. Сегодня численность детей в ДДИ в расчете на 100 тыс. детей в возрасте от пяти до 17 лет несколько сократилась по сравнению с 2005 годом (126 - в 2008 году, 137 - в 2005), однако она существенно больше, чем в 1995 году (102 ребенка) и 2000 году (108 детей).

По мнению руководителя РОО "Право ребенка" Бориса Альтшулера, причина "долгожительства" подобных учреждений связана с тем, что в эту систему вкладываются большие средства. Таким образом, закрытие ДДИ и ПНИ невыгодно для их руководителей.

Решение проблемы он видит в создании профессиональных патронатных семей, которые могут стать альтернативой интернату. В таких семьях ответственность за ребенка распределяется между патронатными родителями, детским учреждением, где есть необходимые специалисты, и органами опеки и попечительства. Возможность создания патронатных семей необходимо прописать в законе "Об опеке и попечительстве", считает эксперт.

Специалист по семейному устройству, психолог Людмила Петрановская уверена, что данную проблему можно решить, если в стране будет проводится системная работа по сокращению численности детских учреждений. "Должен быть план, в котором должно быть прописано, что нужно менять в практике, структуре... Иначе сдвинуть систему не получится", - пояснила эксперт. По ее словам, практика зарубежных стран показывает, что практически всех детей, за редким исключением, можно устроить в семьи.

Источник: nashi-deti.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ