Архив:

Ювенальный беспредел

В Саратове местная опека отбирает у мамы ребенка в детский дом

Татьяна Варначкина в свои 22 года - хоть и неудачливая, но весьма сообразительная девушка, несмотря на свое «альтернативное развитие». Раньше ее назвали бы блаженной. Жила на пенсию по инвалидности да те копейки, которые получала за пение в хоре энгельсского храма Покрова Пресвятой Богородицы. Мать Тани умерла месяц назад, и Таня осталась жить с 85-летней бабушкой. В частном доме бедно, но чисто.

Она абсолютно нормальна. По опыту общения, единственное, что отличает ее от других людей - заикание, да и оно пропадает, когда Таня поет. В марте этого года, сразу после Всемирного женского дня, она родила здоровую дочку Марину. Как случается в начале подобных историй, счастливый отец где-то растворился еще до того как стал таковым. С этого момента Танин незатейливый мир дал трещину. Настоятелю храма отцу Владимиру Серову, видите ли, не понравилось, что его работница плодит безотцовщину, тем самым неизвестно в каком пункте нарушая Моральный Кодекс Носителя Христианских Ценностей. Поп выгнал Таню с работы, благо над их трудовыми отношениями не довлели никакие официальные обязательства. Прихожанки церкви еще какое-то время несли роженице детские вещи, а потом поддержали анафему. Девушке помогала певчая левого хора, в котором пела Таня, Катерина - за это батюшка выгнал и ее. А благочестивые тетушки из храма, по слухам, стали кудахтать, обсуждая несостоятельность Танинного материнства - и инвалид, мол, и нищенка, куда ей ребенка воспитывать?

Затем Таню с ребенком навестила медсестра - в порядке рядового осмотра. Сказала: «У тебя тут условия не лучшие, давай, ты в больнице полежишь месяцок. Там и питание, и горячая вода...». Мама собрала вещи, вызвала Скорую помощь, так как у нее на руках было направление от врача с пометкой «по социальным показаниям», и приехала с девочкой в Энгельсскую детскую городскую больницу. Там ребенка аккуратно взяли, но пояснили, что лежать Марина будет одна, а вы, мамочка, приходите кормить. Когда на следующий день 19 марта Таня пришла покормить дочь, ее наотрез отказались пустить. Просто так. Впоследствии на суде работники ЦРБ заявили, что не пускали мать к ребенку «ошибочно», так как думали, что на это нужно разрешение органов опеки. Представитель последних вовсе открестился от таких полномочий. В тот день заведущая отделения новорожденных с патологией направила Таню в Управление опеки и попечительства администрации Энгельсского района за разрешением увидеть собственное чадо. Но там случился очередной неприемный день, а впереди - выходные. В понедельник Таня добилась аудиенции в Управлении, где девушку начали натуральным образом прессовать: «Ты нигде не работаешь, денег нет, у тебя все плохо, как ребенка-то вытянешь?». Когда ей сказали, что ребенка она не получит в любом случае, но, если напишет отказ, то Марину сразу же усыновит благополучная семья, Татьяна написала заявление об отказе от ребенка. Прежде чем эта роковая бумага вступит в силу, закон дает время матери передумать. И Таня передумала на следующий же день, заявление аннулировали. Тут же в органах опеки матери заявили, что не могут ее допустить к ребенку - «ты, дескать, инвалид детства по психическим показателям». Молодая мама пошла в Энгельсскую городскую психиатрическую больницу, чтобы подтвердить: она достаточно вменяема, чтобы растить собственное дитя. Но невменяемым был ответ: оказывается, такие справки выдают только по запросу из Управления опеки администрации района.

В опеке ее огорошили, что «время упущено», «ребенка все равно отберем». Пока мать пытается переварить бредовость ситуации, Управление опеки обращается в суд, требуя ограничения ее родительских прав. Тут в опеку приходит ответ на запрос за подписью главврача той самой психиатрической клиники, где последний очень кстати для социальных работников свидетельствует о психическом нездоровье Татьяны, которое не позволяет ей растить ребенка. Причем абсолютно голословно - ни малейшего намека на какой-то там диагноз. Таня с Катей месяц назад ходили на прием к Уполномоченному по правам ребенка в Саратовской области Юлии Ерофеевой. От Ерофеевой до сих пор ни малейшей реакции не последовало. Кстати, посмотрим, что скажет об этом случае федеральный детский омбудсмен Павел Астахов, который грозился навестить область летом, чтобы проверить детские лагеря. Девушка написала заявление в прокуратуру, пожаловавшись на незаконные действия врачей. Лишь тогда двери больницы для матери приоткрылись, но угроза потерять ребенка продолжает висеть над Таней. Подруги написали о случившемся на интернет-форум протодиакона Андрея Кураева. Несколько сердобольных москвичей и питерцев, прочитав историю, скинулись матери на адвоката. Защитником Татьяны в Энгельсском районном суде выступила девушка, которую по странной иронии обстоятельств зовут так же, как «спорного» ребенка - Марина. - Опека обосновывает свои претензии тем, что у них есть справка, где какой-то психиатр утверждает, что Татьяна не может воспитывать ребенка «в связи с психическим заболеванием». Всё! Каким, не расшифровывается, - недоумевает адвокат Марина. - Я так понимаю, там делается все «по звонку». Машина, которая в своих, видимо, корыстных целях отнимает ребенка у матери, состоит из слаженных звеньев. Где эти звенья начинаются, непонятно - может быть, чем черт не шутит, от настоятеля храма Покрова Пресвятой Богородицы? Ведь кто-то должен был «настучать», чтобы маховики машины закрутились? - рассуждает она.

Последнее заседание суда было на прошлой неделе. Суд назначил матери «независимое» психиатрическое обследование в областной клинике. Экспертиза пройдет завтра, в пятницу. Для Тани и ее дочери она будет судьбоносной, но кто может гарантировать беспристрастность врачей? Позавчера в больницу, где лежит девочка, Таня пришла с адвокатом. Там им сказали, что маленькую Марину отправляют в Дом ребенка, читай детдом. «С какой стати - непонятно, - комментирует адвокат. - Девочка не «отказник», у нее по закону есть мать».

Мать в присутствии юридического представителя написала отказ от госпитализации ребенка. По логике вещей и действующего права девочку должны были тут же отдать. Вместо этого началась форменная истерика. Завотделением сослалась на то, что главврач больницы приказала решать вопрос по этой девочке «только через нее». Последняя исчезла якобы «на совещание» и спустя два часа так и не явилась. Однако к женщинам вышел секретарь руководителя учреждения: «Ответ по заявлению об отказе от госпитализации будет дан вам в положенный по закону 30-дневный срок». Но при этом отдают Марину в детдом.

Государственный орган пытается решить судьбу двух людей. Для того, чтобы законно забрать ребенка у матери, нужно провернуть весьма витиеватую процедуру. В нашем случае все формальности проигнорированы с какой-то механической бесцеремонностью. Этому сопутствует явное желание чиновников довести дело до конца. Желание, которое у этого племени может появиться только под влиянием конкретного материального стимула. Не секрет, что усыновление «по взятке», иными словами продажа детей, это бизнес, который кормит многие административные этажи. До которых, при нашем дефиците солидарности, снизу не достать. Сейчас Таню пригласили петь в другой энгельсский храм, там она получает больше, посетители кураевского форума собрали деньги «на первое время». А еще есть надежда на завтрашнюю «независимую» экспертизу в областной больнице. Одно невдомек блаженным: еще ничьи молитвы не оказались сильнее «телефонного права». До поры...

Сергей Вилков

Источник: sirotinka.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ