Архив:

Я люблю вас, солнечные люди!

Из записок социального работника: …Как сейчас помню прошлое лето – дикая, жуткая жара, а мы сидим на первом этаже жилого дома на Нагатинском бульваре и, обливаясь, пардон, потом, поедаем мороженое – под разговор, который кажется еще жарче, чем погода… Диктофон у меня тогда полетел – вот как! Не выдержала техника, а они – сотрудники Центра социальной реабилитации детей-инвалидов и детей с ограничениями жизнедеятельности «Нагатино-Садовники» – выдерживали, не знаю как. И работали на полную нагрузку.

То есть – ходили по своим подопечным, в семьи, где растут дети с проблемами здоровья, занимались с родителями, проводили курс реабилитации, и так далее, и тому подобное.

Написала тогда статью «Свет в окошке». А потом мы перезванивались и переписывались, встречались постоянно на разных городских департаментских мероприятиях, конференциях, «круглых столах» и выставках с работниками этого центра, с директором Валентиной Васильевной Красиковой и социальными работниками оттуда – мир наш, социалка московская – тесен! И вот недавно мне снова позвонили оттуда, из «Нагатино-Садовники», – Наталья Федоровна Побережская, руководитель отделения мониторинга и разработки реабилитационных программ: – Вы знаете, Ольга, а я ведь помню, как вы просили нас тогда записывать все случаи, вести дневник, фиксировать события, которые происходят в нашей работе, у нас в центре, истории про ребят и родителей… – Что, неужели сделали?! – Ну, мы попробовали. Можно я вам пришлю посмотреть? Да не можно, а НУЖНО!!! – Да, и еще небольшой кусочек – это уже не я писала, а одна мамочка наша, для нее это первый опыт, она очень волнуется, можно тоже прислать? Прислала. И я прочитала. И вот что я вам скажу: практически ни слова я здесь не поправила. Ни добавила, ни убавила – и я думаю, вы поймете, почему…

Истории из жизни

«…Когда мне предложили работу в Центре социальной реабилитации детейинвалидов, я сказала категорически – нет! Мое сердце плакало с детства над ранеными птичками, а здесь оно бы просто разорвалось.

Но… уговорили попробовать. Первая семья, с которой я познакомилась, была Маша и ее бабушка. Вот они-то и помогли принять окончательное решение, и сейчас они во многом мои учителя и друзья.

О них и других – мой рассказ.

Маша Маше 16 лет. Родилась здоровенькой красивой девочкой. Будучи годовалым ребенком, попала с родителями в автокатастрофу, мать погибла, отец с травмами, но выжил. У девочки после аварии разрыв печени, сдавливание мозга, гематома спинного мозга, нарушение функции тазовых органов, и дальше на двух страницах...
Пожизненно в коляске. Утром нужно в коляску посадить, вечером уложить в кровать, помыть, покормить, прогулять, дать лекарство, погладить по голове. Бабушку– мамину маму, бабушкой сложно назвать – статная красивая москвичка в пятом поколении. Она рядом с Машей все эти годы, на расстоянии вытянутой руки. Дом заполнен книгами, картинами, музыкой, доброжелательностью. Бесконечный поток людей и звонков. Учителя, друзья, соседи – дверь не закрывается. У Машиного отца сейчас другая семья, и все ласковые слова обращены к маленькому здоровому ребенку. А Маша ждет терпеливо звонка от папы и гладит телефон.

P.S. Машеньке 18 мая исполнилось 18 лет.

Она окончила школу без единой тройки и с великолепным английским! Спасибо бабушке за ум, щедрость души, терпение и любовь. Мы друзья. Я их люблю.
Мы организовали ей поездку на Красную площадь. Она была там впервые...

Артем Армен – красивый молодой успешный адвокат. Первый ребенок – сын Артем. В возрасте одного месяца ребенку поставили диагноз: отек головного мозга и, как следствие, нарушение мозгового кровообращения со всеми последствиями.

В авторитетной клинике – вердикт, вынесенный профессором: мальчиктрава, сдайте, не мучайтесь, родите другого! Несколько дней мучительных раздумий, обращений к небу «за что?» и решение мужа и отца – это мой сын, и я буду за него бороться.

Первой не выдержала жена, оставила семью, ушла. На помощь пришла мама.

Квартира была полностью оснащена под развитие малыша специальными устройствами, тренажерами. Поиск специалистов, постоянные занятия. И в 5 лет Артем ходил, бегал, разговаривал и решал задачи на логику. В клинике, по воле случая попав к тому же профессору на консультацию, не поверили, что это был тот же списанный в овощи ребенок. Сейчас Артему 7 лет. Армен добился правильного интерната по диагнозу, пройдя все препоны чиновников.

Маме позволено приходить по выходным. Это первый случай, когда ребенка «родил» отец! Он великий папа! Дима Диме 17 лет, диагноз ДЦП. Чудные интеллигентные родители. Весь дом в картинах. Отец художник, мама работает мамой. О канчивает 11-й класс общеобразовательной школы на дому. Параллельно учится в i-школе. Делает компьютерные презентации по художественной литературе, истории. Дважды лауреат в i-школе среди учеников. Играет в сложные стратегические компьютерные игры. Увлекается серьезной музыкой. Его последний проект о российской военной технике планируется ввести в процесс обучения в ряде общеобразовательных школ. Дима – настоящий мужчина, и ему очень повезло с родителями…»

Случай на дороге

А вот что написала по просьбе Натальи Побережской одна из мам – одна из тех, с кем свела ее судьба и социальная работа… «Зима. Солнечный день. Едем из психиатрического диспансера домой. Сережа спокойно сидит и смотрит в окно. Мои мысли лихорадочно сменяют одну за другой: «Почему я должна всех окружающих просить понимать и любить моего сына? Что первично – яйцо или курица? Все мы, люди, имеем право на счастье. Но если у вас что-то не так и не то, то уж, пардон, извините: платите по полной, иначе выгоним вас из нашей коробочки под названием человеческое общество. – «В спецучреждение! Там вас вылечат!» Голова начинает работать еще более лихорадочно. Запускается защитная реакция организма. Вся жизнь протекала ровно. Счастливое московское детство.

Всегда отвергала посредственность... И на тебе: ребенок, которому предлагают инвалидность! Стоп. Поворачиваю на перекрестке.

Забыла включить навигатор. У меня полный идиотизм с ориентацией в пространстве. Машина ДПС заулюлюкала и повернула вслед за мной. Палочкой показывает выйти. Ну ладно. Сережа с бабушкой в машине подождут. У меня полная уверенность, что все пройдет хорошо. Мама вдогонку: «Есть 4 тысячи». Иду спокойная, т. к. мысли заняты совсем другим.

– Ну что? – Выехали на встречную полосу. Одностороннее движение.

– Да, может быть. Выехала без навигатора в обратный путь. Что будем делать? – Протокол, и в суд. Лишение прав на 6 месяцев.

Я до сих пор не понимаю, что происходит… Хлопаю глазами. Нет, не может быть! Сколько предстоит разъездов с Сережей для получения инвалидности! Возить его на занятия! Нет! От бессилия наворачиваются слезы.

– Я не могу остаться без машины! Я только что получила известие о том, что мой ребенок имеет право оформить инвалидность! Я у него одна! Сережа спокойно смотрит на меня из окна машины. Не плачет, он же видит меня.

Плачу я. Волна отчаяния захлестывает меня. Испуганный парень-гаишник протягивает бумажные салфетки.

– Да что мы, не люди, что ли. Да все.

Что было записано и снято, оформим посвоему. Да вообще, знаете, у меня до армии тоже была инвалидность. Нога. А у ребенка что? – Аутизм.

– Не плачьте! А то сын расстроится! Я одеревенела от чувств. Не может быть! Остановиться не могу, душат слезы. Парень выходит со мной из машины, показывает правильную дорогу и протягивает мне вновь бумажный платок. Я счастлива какой-то новой, неиспытанной радостью. У меня автоматически льются слезы, но другие, не горькие…» И снова – строки из записок социального работника:

Вместе

«В нашем центре проходят реабилитацию двое детей мам-подружек.

Мамы Стефании и Богдана дружили с детства, учились в одной школе. Сначала Галина родила на свет дочку Стефанию, и через год у ее лучшей подруги Татьяны появился сын Богдан. К несчастью, роды проходили тяжело и вследствие родовой травмы девочке был поставлен диагноз: детский церебральный паралич.

При появлении на свет Богдана Татьяна пережила похожую ситуацию, как и у Галины: из уст врачей прозвучал тот же диагноз – ДЦП, который к тому же был осложнен ретинопатией V степени (поражение сетчатой оболочки глазного яблока). Но, несмотря на страшные удары судьбы, Галина и Татьяна не потеряли веру в будущее, их дружба стала еще крепче, и они вместе ведут борьбу за здоровье своих детей.

В наш центр семья Стефании и Богдана обратилась в марте 2010 года, и с этого времени дети проходят курс реабилитации у наших специалистов, все рекомендации и упражнения выполняют сообща.

Есть маленькие победы! Жизнь в этих семьях полна не только проблемами, но и маленькими радостями, которые тоже проживаются вместе. А значит, их больше в два раза! Сил вам, мамочки, удачи и понимания окружающих!» И, если честно, мне просто нечего добавить к этим словам… Но в следующем выпуске нашего приложения мы обязательно встретимся вновь с Натальей Побережской и ее друзьями, как говорят в таких случаях – продолжение обязательно будет.

Источник: vmdaily.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ