Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Почему калининградские инвалиды не ездят на автобусах

«Комсомолка» решила проверить, насколько наш город удобен для людей с ограниченными физическими возможностями, насколько транспорт Калининграда приспособлен для инвалидов. За помощью обратились в Ассоциацию молодых инвалидов «Аппарель».

В Калининграде презентовали новый автобус, приспособленный для инвалидов. Он работает на маршруте № 27. Это низкопольная машина белорусского производства, выпущенная в 2009 году. Собственными силами транспортники дооборудовали его выдвижным трапом для инвалидов-колясочников. Решит ли этот автобус проблему передвижения инвалидов в нашем городе?

В пятницу мы встретились с 24-летним Артуром Климченко. Молодой человек передвигается на коляске. Как он сам признался, без надобности из дома не выходит. Не потому что не хочет, потому что неудобно. Для похода в магазин и даже просто для прогулки в парке Артуру нужен минимум один сопровождающий. Иначе - никак.

Мы же замахнулись на, пожалуй, самое сложное - решили проехать с Артуром на автобусе.

БЕЗ ПОМОЩИ НЕ СПРАВИТЬСЯ

Представим, что инвалиду-колясочнику нужно поехать в центр города. Артур живет недалеко от клуба «Вагонка», оттуда мы и начали свою прогулку. Первым делом нужно было добраться до автобусной остановки.

- Вообще-то общественным транспортом я почти не пользуюсь. Последний раз я ездил в прошлом году с мамой на море. В этом году это моя первая поездка, - по пути поясняет Артур, объезжая выбоины в асфальте. - Если куда-то нужно поехать, вызываем такси. Если ехать не очень далеко, то я предпочитаю добираться своим ходом, на коляске. Так выходит проще. А почему? Сейчас сами увидите.

На остановке мы стояли недолго - подъехал автобус № 35. Нам подходит! Автобус останавливается и открывает двери - это обычный автобус, с обыкновенными ступеньками и периллами на входе. Для инвалида-колясочника самостоятельно взобраться на такие ступени нереально. Пока пассажиры выходят, мы с Артуром подбираемся поближе к дверям автобуса, собираемся было штурмовать «неприступную гору». Но тут двери автобуса... закрываются перед самым носом. Автобус хочет уезжать. Приходится стучать в дверь с криком «Откройте!». Пассажиры в салоне в недоумении.

- Мужики, помогите! - обращаюсь я к двум мужчинам в белых рубашках. Они спускаются, неумело и осторожно берут Артура на руки, заносят его в автобус на площадку. Следом залезаю я с коляской. Уже внутри мы усаживаем Артура в коляску. Можно ехать. Конечно, в таком автобусе нет специальной площадки для колясочников, нет ремней, которыми можно было пристегнуться. Артур держится за поручни, чтобы не упасть. Народ у входа толпится. Суета, жара.

- То, что водитель закрыл двери - не удивительно. Такое случается, - спокойно говорит Артур и улыбается. Главное, чтобы не закрыл, когда мы выходить будем. Несложно представить, чем это может обернуться.

Площадь Победы - наша остановка. Двери открываются, толпа пассажиров вываливается на улицу. Я на весь салон кричу водителю, чтобы тот подождал, сам прошу двоих крепких парней помочь. Ребята берут Артура на руки, с трудом выносят его, я выхожу с коляской. Оказалось, выходить из автобуса еще сложнее, чем входить.

- Всегда в подобных случаях приходится просить посторонних помочь. Прошу, конечно. Молодых людей, тех, кто поздоровее. Мне везет, почти все соглашаются. Но бывает, слышу: «Ой, я не смогу, у меня спина болит», - говорит Артур.

ОСТАНАВЛИВАЮТСЯ НЕ ТАМ И НЕ ТАК

Из самого центра города мы решили поехать на Багратиона. От «Пирамиды» двигаемся к «Европе», на остановку. На зеленый сигнал светофора Артур выезжает на зебру. В середине дороги - брусчатка и трамвайные пути. Пока Артур на коляске преодолевает препятствия, время заканчивается, мигает зеленый, загорается желтый, а за ним и красный свет. Все пассажиры успели перейти дорогу, а Артур сумел доехать только до середины! Перейти дорогу - проблема. И если у пешеходного перехода бордюры скошены, и проехать по ним на коляске более-менее удобно, то дальше, на пешеходной дорожке бордюры попадаются очень высокие. Преодолеть их без посторонней помощи колясочник не может.

На остановке мы ждем 27-й автобус. Заодно наблюдаем, как автобусы останавливаются. Ни один не подъезжает близко к бордюру остановки! Одни останавливаются за метр от остановки, другие и того дальше. Для простых людей сделать несколько лишних шагов - не проблема. Для инвалида расстояние между высоким бордюром и открытой дверью автобуса - настоящая пропасть.

На часах - 11:40, подкатывает 27-й номер, но мы его пропускаем - автобус самый обычный, с высокими ступеньками. Такой нам не подходит. Следующий № 27 подъезжает через 10 минут. Этот уже низкопольный, без перилл на входе, оборудован для инвалидов, о чем свидетельствует наклейка спереди. Приспособленный автобус, то, что надо, - обрадовались мы. Но не тут-то было! Автобус останавливается в нескольких шагах от бордюра.

Приходится с помощью какого-то мужчины поднимать коляску вместе с Артуром и заносить ее на руках. Спасибо постороннему помощнику, а вот к водителю вопрос.

- Почему вы не подъехали близко к бордюру, как и положено?

- На остановке машина стояла, она мне мешала подъехать. Я ведь не легковая машина, у нас длина 13 метров! - отвечает водитель.

- А вы видели на остановке инвалида-колясочника?

- Нет, конечно. Я смотрел, но там столько народу было!

Надо сказать, что после нашего разговора водитель Николай уже на каждой остановке останавливался как положено. Подъезжал близко к бордюру. Вот бы всегда так, да без контроля, нотаций и вопросов.

Мы доезжаем до Багратиона, на остановке собираемся выходить. Артур отстегивает ремень безопасности, катит коляску к выходу, но… двери закрываются, автобус трогается.

- Водитель! Мы выходим! - кричим мы хором. Пока я выкатываю коляску из автобуса, стоящие за нами водилы автобусов и маршруток начинают нервничать и сигналить.

«КТО ОТВЕТИТ ЗА БАЛЛОНЫ?»

От Багратиона мы решили поехать назад в центр города, к Северному вокзалу, опять же на автобусе № 27. Пока ждали, наблюдали за автобусами на остановке. Лишь два из двух десятков были низкопольными, хоть как-то подходящими для колясочников. Подъехавший № 27, как и все остальные автобусы, остановился за добрых полтора метра от бордюра. Я с трудом закатил коляску в салон, сам сразу к водителю.

- Вы видели, что инвалид-колясочник ждет на остановке. Почему не подъехали близко к бордюру? - спрашиваю.

- Откуда я знал, что он к нам? - спрашивает, обернувшись ко мне, водитель.

- Вы вообще-то должны в любом случае подъезжать близко к бордюру.

- Буду подъезжать близко - баллоны порежу. С меня потом эту резину вычтут, - водила был непреклонен. - Где выходить надо? Скажите, я подъеду.

Спорить с шофером я не стал. Стою на площадке, держась одной рукой за поручень, другой держу коляску с Артуром. Ведь ремней безопасности на площадке нет. А когда близко была наша остановка, обратился к кондуктору - даме лет пятидесяти на вид.

- Товарищ кондуктор, можете сказать водителю, что мы с коляской на Северном вокзале выходим? Он просил предупредить.

- Сами подошли и сказали! - наглым тоном проговорила кондуктор и пошла дальше по салону. Не видя моей реакции, попыталась реабилитироваться. - Ладно, сейчас подойду и скажу. Что он сам не увидит, что вы выходить будете?

На Северном вокзале выйти нам помог мужчина. Он, не дожидаясь просьбы, взял коляску с одной стороны и вместе мы ее вынесли. Адские поездки по Калининграду закончились.

P.S.: Артур оказался парнем с чувством юмора.

- Я оптимист по жизни. Если ко всему, что меня окружает, ко всем проблемам и трудностям относиться серьезно, можно сойти с ума, - сказал он напоследок.

ЦИФРА

По данным пресс-службы городской администрации 542 инвалида-колясочника проживают в Калининграде .

Александр Катеруша

Источник: kaliningrad.kp.ru