Архив:

Один на один с бедой

Уже полгода орловские инвалиды не получают памперсы. Ущемление прав инвалидов чиновники объясняют тем, что в наличии только первый и второй размеры. Возникают вопросы: куда уходят бюджетные деньги? И что делать тем, кто размером не вышел? Почему оказавшиеся в тяжёлом положении люди должны платить за то, что им гарантировано по закону?

Удар ниже пояса

С утра в отделении Красного Креста, что на Георгиевском переулке, толпятся люди. Большинство из них пришли, чтобы купить в социальном магазине памперсы. Год назад инвалиды получали их здесь бесплатно и без проблем. Но в прошлом году конкурс на обеспечение инвалидов лекарствами и средствами реабилитации выиграло управление соцзащиты. Конкурс-то выиграли, а вот обеспечить инвалидов самым необходимым не смогли. В результате на протяжении нескольких месяцев больным людям приходится приобретать памперсы за свой счёт. В аптеке цены кусаются: один памперс стоит 37 рублей! А в Красном Кресте они продаются по закупочной цене и стоят гораздо дешевле – 26 рублей за штуку. Вот и идут сюда инвалиды как в последнюю инстанцию.

- У моей дочери заболевание головного мозга, – рассказывает Любовь Дёмина, – уже взрослая девушка, но без памперсов нам никуда. 10 штук хватает на три дня. Раньше в Красном Кресте мы своевременно получали памперсы любого размера, теперь же в управлении соцзащиты нам предлагают только первый и второй размер, которые нам совершенно не нужны. Приходится экономить, обрезать памперсы… Но почему мы должны терпеть такое унижение и куда уходят деньги, выделенные государством?

По словам председателя Красного Креста Валерия Бурковского, инвалидам даже не удосужились объяснить, что за обеспечением средствами реабилитации теперь нужно обращаться в соцзащиту.

- После того, как управление соцзащиты приняло полномочия, люди продолжали идти за памперсами, пелёнками, матрасами и т.д. к нам, – поясняет Валерий Владимирович, – поток людей был огромный! Мы разъясняли пожилым людям, куда нужно обращаться. Но многие не знают до сих пор!

Как в Спарте

Впрочем, к такому отношению со стороны чиновников инвалиды уже привыкли. Выживать в Орле приходится, как в Спарте. У нас по-прежнему нет ни социального такси, ни специальных парковок для инвалидов, ни пандусов. По словам инвалида детства Виктории, на улицу она выбирается крайне редко. Живёт в квартире вдвоём с бабушкой, и весь мир заключён в четырёх стенах.

- Хорошо, что я запаслась памперсами, ещё когда их выдавал Красный Крест, – говорит Вика, – поэтому сейчас особых проблем не испытываю. Но вот если их не дадут и на следующей неделе, не знаю, что и делать!

Таких, как Виктория, в городе сотни. Но, похоже, судьбы этих людей чиновников не волнуют. Чтобы как-то изменить сложившуюся ситуацию, общество инвалидов Орловской области, Красный Крест и Центр лечебной-социальной реабилитации и адаптации инвалидов (ИП Пудов) заключили договор о совместной деятельности. Планы, которые ставят перед собой участники договора, поистине масштабны. Например, планируется создать кадрово-информационное агентство по обучению и трудоустройству инвалидов, организовать социальное такси и строительство социально значимых для инвалидов объектов инфраструктуры проживания, обучения, питания, торговли и т.д.

- К сожалению, с момента получения травмы до момента государственной поддержки шесть месяцев человек остаётся один на один со своей бедой, – говорит председатель Красного Креста Валерий Бурковский, – у кого-то деньги на лечение найдутся, а у кого-то – нет… Поэтому наша цель – помочь людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

По словам председателя Красного Креста Валерия Бурковского, в год за помощью к нему обращается около двух тысяч человек!

- Даже когда можешь помочь одному человеку – это счастье, – говорит Валерий Владимирович, – а когда удаётся проделать такую работу – это здорово!

Впрочем, сказать, что город совсем ничего не делает для инвалидов, нельзя. Городская администрация, например, выделила для Красного Креста участок земли в безвозмездное пользование в центре города. Однако были и такие времена, когда Валерию Бурковскому указывали на дверь. Офис Красного Креста хотели перенести и на окраину города, и в никому неизвестные улочки. Чтобы иметь возможность помогать людям, приходилось бороться. Сейчас Красный Крест даёт бесплатные юридические консультации, круглый год принимает пожертвования для нуждающихся, проводит благотворительные акции, а недавно для людей с нарушением опорно-двигательного аппарата открыли пункт проката. Воспользоваться инвалидной коляской и костылями теперь может не только инвалид, но и любой человек, получивший травму.

От чистого сердца

Многие люди идут в Красный Крест, уже отчаявшись получить какую-либо помощь от государства. А здесь их всегда встречают с улыбкой.

- Бывает так, что к нам приходят бабушки и дедушки, которые не слышат и не могут говорить, – рассказывает 24-летняя сотрудница Красного Креста Ирина Ванькина, – так мы с ними десятки листов исписываем, чтобы понять друг друга!

На работу в Красный Крест Ирина устроилась сразу после окончания социального факультета ОГУ. Пойти работать по профессии молодому специалисту было некуда, а здесь было самое ценное – общение с людьми.

- Первое время я получала две тысячи рублей, – говорит Ирина, – да и сейчас работаю на добровольных началах. Несмотря на то, что нахожусь в декрете, сидеть дома не могу. Всё-таки здесь я могу помочь людям!

По словам Ирины, работу она свою любит. Особенно нравится участвовать в акциях Красного Креста. До сих пор вспоминает, как ездила в Беслан, сопровождая бабушку, у которой там погибли сын и невестка.

- В Беслане мы прожили неделю и помогли бабушке получить компенсацию, на которую она купила квартиру, – рассказывает Ира, – это здорово, когда можешь хоть чем-то помочь человеку!

Что ж, возможно, мы действительно забыли, что в жизни есть что-то важнее денег. И это что-то – милосердие. Председатель Красного Креста Валерий Бурковский считает, что на Орловщине просто необходимо возрождать институты милосердия. А пока перед центром стоят насущные проблемы. Было бы неплохо перекрыть крышу офиса, отделать деревянные стены помещения сайдингом. Разумеется, на всё это нужны деньги. Есть и почти несбыточные мечты – установить в сквере рядом с помещением Красного Креста первый в России памятник орловской сестре милосердия Юлии Вревской, сделать аллею славы выдающимся русским женщинам… Но очевидно, что пока в нашей области не разберутся с такой мелочью, как своевременная выдача памперсов, говорить о более масштабной помощи вряд ли возможно.

В 1877 году, с началом русско-турецкой войны, баронесса, подруга Ивана Тургенева Юлия Вревская решает ехать в действующую армию. На деньги, вырученные от продажи орловского имения, снаряжает санитарный отряд. Сама Юлия Петровна становится рядовой сестрой милосердия, «Война вблизи ужасна, сколько горя, сколько вдов и сирот», — пишет она на родину. В декабре Вревская работает в прифронтовом перевязочном пункте в деревне Обретеник. 17 января 1878 года баронесса заболевает тяжёлой формой сыпного тифа и вскоре умирает. Похоронили Юлию Вревскую в платье сестры милосердия около православного храма в Бяле.

Анна Чикунова

Источник: orelsreda.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ