Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Кислород подключите сами...

Эту историю болезни я готова была предать огласке, «воспользовавшись служебным положением», еще год назад. Но коллега остудила мой пыл: «Не гневи Бога, твою маму вытащили с того света»... Да, тогда сумели. Благодаря стараниям докторов и сестричек неврологического отделения второй областной больницы. Хотя на стандартный 21-дневный курс лечения больного с инсультом страховая компания отпускала в то время менее 10 тысяч рублей (для сравнения: день реабилитации такого же пациента в стационаре одной из стран третьего мира обходится в 5 тысяч долларов).

Не раз слышала, как высокие чиновники настаивали: инсультных больных помимо страховой медицины должен обеспечивать и региональный бюджет, причем по «полной программе». Но входят ли в эту программу простыни и наволочки для прикованных к постели пациентов? Если да, то почему сестра-хозяйка периодически поучала: «Постельное белье приносите с собой, вы домашние, а у нас холлы заполнены ничейными бичами...»

Круглосуточное дежурство в палате, которое, к счастью, приветствовалось врачами, позволило увидеть изнанку больницы. На своих руках взвесить тяжесть родного, но беспомощного тела, которое частенько приходилось перекладывать с не приспособленной для таких пациентов каталки на кровать и обратно. На собственных боках ощутить жесткость ложа, которое мастерилось каждую ночь из нескольких колченогих металлических стульчиков. Не единожды слышать от младших медицинских работников, что этих самых стульев не хватает лечащим врачам.

Но главное - вновь и вновь убеждаться в истине: все зависит от человека. От его профессионализма и отношения к делу. Как, оказывается, важно, когда на дежурство в палату интенсивной терапии приходит медсестра, которая даст дельный совет врачу, ни на минуту не отойдет от больного, пока не вернет его к жизни. И как страшно оставаться на ночь с постовой сестрой, которая вместо того, чтобы подойти к задыхающемуся пациенту, скажет сонным голосом, не вставая с постели: «Кислород подключите сами».

В ответ сначала захочется тоже послать ее... куда подальше, но после придет осознание: при такой нагрузке, которую взвалили сегодня на медиков реформаторы от медицины, даже кони не устоят. Предвижу возражения: не могут - пусть не берут лишние смены и ночные дежурства. Но элементарно выжить можно лишь в условиях потогонной системы. Вот и выходит, как в современной присказке: они делают вид, что нам платят, а мы делаем вид, что работаем...

Убеждена: именно случившейся реформой объясняется негласный запрет на проведение дорогостоящего обследования стариков. Это тоже пришлось испытать на себе с лихвой. Ведь еще за неделю до госпитализации мы с мамой, измученной многодневными головными болями, побывали во второй областной больнице. Доставила нас туда карета скорой помощи, вызванная врачами поликлиники по месту жительства.

Спустя четыре часа после экспресс-диагностики и «копеечной» сосудорасширяющей капельницы откровенно зевающий доктор, так и не понявший описанных мамой симптомов, отправил нас восвояси практически в том же состоянии. Вернул, так сказать, в руки эскулапов самого слабого - поликлинического - звена нашего здравоохранения, за десять предыдущих дней так и не сумевших нам помочь. И даже, по сути, отказавших в помощи. Иначе как расценить реплику заведующей дневным стационаром, брошенную в лицо маме, еле добравшейся до места назначения с направлением доктора: «Ответственность на себя не возьму - с вашим-то букетом заболеваний»?

В поисках ответственных мы вынуждены были выходить на очередной виток... Отсидев около часа в очереди, вновь предстали перед очами участкового невролога. Его удивление сменилось негодованием: «Почему в больнице вам не сделали томографию головного мозга?! Как же тогда исключили инсульт: по анализу крови?»

Когда болезнь развернулась «по полной», эти же самые вопросы, но уже в «повелительном наклонении», я адресовала врачам приемного отделения того же второго стационара. На что получила «квалифицированный» отпор: «Это вам не кафе, чтобы заказывать услуги. Все, что необходимо, мы делаем». Ответ, согласитесь, не только не своевременный, но даже не верный. Если исходить из расхожего нынче тезиса: медицина - это сфера услуг. К тому же мне, как налогоплательщику, хочется понять, неужели проведение томографического исследования, позволяющего увидеть болячку заранее, стоит дороже лечения, которое неизбежно при прогрессировании запущенной болезни? Или есть надежда на то, что пациент «не дотянет»?..

Не буду утомлять читателя подробностями тех испытаний, что пришлось пережить после возвращения домой. Лишь замечу: неделями ждали врачей, а по первости, не получив должных инструкций, довели маму до обморока. Имели возможность сравнить систему работы и квалификацию врачей разных тюменских стационаров и испытать на себе «прелести» больничных будней в череде всеобщих праздников. А право на инвалидность с «букетом заболеваний» в буквальном смысле выбивали четыре месяца. В декабре мама получила-таки пенсию федерального льготника. В первый и последний раз...

На катафалке, на котором маму увозили в последний путь, было написано: «Надежность и человеческое отношение». Жаль, что эти простые и важные истины возведены в принцип агентством похоронных услуг, а не нашим здравоохранением, призванным заботиться о живых.

Елена Суслова

Источник: t-i.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ