Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Почему казахстанцы не доверяют отечественным врачам?

Мама двухлетнего Алдияра не смогла долечить сына в Китае. Медики занесли инфекцию во время иглотерапии. Пошло воспаление. Исправлять свою ошибку восточные лекари не стали. Они отправили маленького пациента домой, пригласив ребенка на второй курс лечения. С оговоркой «после того, как поправится». «Мы рискуем, очень рискуем, вывозя своих детей в другую страну на лечение. Но это все от безысходности. Когда наши врачи на ребенке ставят крест. В Китае дают надежду», - говорят родители.

Правительство расширило список заболеваний, при которых казахстанцы могут получить государственную квоту на лечение за рубежом. Отправлять пациентов в другие страны будут в исключительных случаях, когда отечественная медицина бессильна. Претендент на квоту получает заключение от областного управления здравоохранения и идет в министерство за направлением. Преодолеть бюрократические процедуры довольно сложно. Поэтому, у кого есть возможность, едут лечиться за собственный счет. Медицинский туризм продолжает развиваться. Люди отправляются на поиски идеального доктора в Германию, Израиль, Россию и Китай. Там делают пластические и хирургические операции, рожают детей. Так уж повелось, что иностранным врачам казахстанцы доверяют больше.

Тяжело в лечении

Мама Алдияра радуется его успехам. В свои два года он может стоять и сидеть с опорой. Да, мальчик отстает от своих сверстников. Но после поездки в Китай он потихоньку наверстывает все, что упустил из-за болезни. У него детский церебральный паралич.

- О болезни мы узнали, когда Алдияру было полгода. На второй день после родов он пожелтел. Нас положили в больницу. Пробыли там две недели. После выписки нам сделали прививку и начались осложнения, - рассказывает мама. - Алдияр постоянно плакал, его что-то беспокоило. Врачи говорили, что это все от питания, пройдет время, и ребенок поправится. Я настояла на обследовании, и тогда сыну поставили предварительный диагноз: ДЦП. Нас снова положили в больницу. От большого количества лекарственных препаратов у Алдияра образовался дисбактериоз. Нас выписали и посоветовали делать физические упражнения, массаж, уколы. Это не помогало.

Как правило, в таких случаях мамы начинают искать информацию в Интернете. Натыкаются на форумы, где обсуждают клиники. Те, кто уже прошел лечение, делятся адресами медицинских учреждений. Кто только думает о поездке, впитывает эту информацию как губка. Мама Алдияра не стала исключением. Она нашла родителей с больными детками и стала интересоваться китайскими врачами. Взрослые были в восторге: стоимость лечения в Китае не дороже чем в частных клиниках. Но самое главное, малыши после процедур идут на поправку.

Чужие

Мама Алдияра решила ехать. Ей посоветовали военный госпиталь в Урумчи. Первый курс лечения длится три месяца. Стоит 6000 долларов. В эту сумму входит проживание, питание, переводчик и проезд. Волонтеры помогли собрать одинокой маме нужную сумму.

- В Китае нет амбулаторного лечения. Лежат в больницах только граждане этой страны. Мы снимали квартиру. Каждый день с перерывами на обед ходили на процедуры. Была сильная нагрузка на ребенка, но это того стоит, - вспоминает мама. - Сначала осматривает врач. Говорит, на какие области делать нагрузку. Занимаются гимнастикой, проводят иглотерапию. ЛФК делают лучше, чем у нас. Упражнения новые, наши врачи таких даже не знают. Да и времени на лечебную физкультуру они больше тратят. У нас ее проводят за 15 минут, там тратят полчаса. И по цене дешевле. Здесь мне одна процедура обходится 1000 тенге и выше, а там в 900 тенге. Токами нас лечили, в Караганде электрофорез более щадящий. А там лечение хорошо воздействовало на ребенка, он успокаивался и спал дольше. К тому же они не пичкали сына лекарствами. Делали мази на травах, если уколы кололи, то не в попу, а по точкам. Результаты от поездки были хорошие. У меня ребенок не знал положения сидя. Теперь он сидит с опорой. Стоять не умел, сейчас он стоит, держась за что-то. Правда, недолго, ножки слабые.

Эйфория от восточной медицины у мамы Алдияра длилась два месяца. Пока врачи не занесли инфекцию во время иглотерапии.

- На голове образовался фурункул. Пошло воспаление. В этом плане мы очень сильно рисковали, потому что помощи со стороны никакой нет. Мы даже в «скорую» обратиться не можем. И лечащие врачи отказались мне помогать. Я сама инфекцию устраняла, - вспоминает мама. - Мы рискуем. Там такой поток пациентов. И они в Китае этим пользуются. Могут нагрубить. Или не принять на лечение, даже если ты с больным ребенком приехала, при этом заранее договорившись. Немного наше правительство задумывалось бы, почему все едут туда. Потому что, несмотря на все, у нас нет таких специалистов.

Охота за пациентами

Ненавязчивый советский сервис уже в прошлом. Сегодня во всех клиниках даже улыбчивые медсестры готовы бороться за клиента. Лечебное дело приобрело коммерческую жилку. Охота за пациентами идет вовсю. Как правило, бой за состоятельного больного побеждают западные и частные клиники. Там и сервис лучше и оборудование.

- Это называется - в своем отечестве пророков нет. У нас в Караганде много центров восточной медицины, в которых рекламируют свое лечение. И мы им уступаем. Потому что к тому же неврологу попасть в государственную больницу очень сложно, очередь огромная. Пока человек дойдет до специалиста, ему уже ничего не надо. Поэтому многие идут в частные клиники, но лечение там достаточно дорогое. И оно не уступает по стоимости лечения в Китае, - объясняет невролог Зоя Лапина. Она считает, что многие едет за границу, не потому что надо, а потому что модно. - Это престижно. Сейчас неприлично лечиться по месту жительства. Я не знаю, откуда это пришло. Многие обеспеченные люди ходят к нам, но не сильно это афишируют. У нас и за границей действительно медицина разная. Есть выражение: «Лечи болезнь, а не больного». У нас лечат больного. А в Китае этого нет. Пациента обследуют полностью. Проводят все осмотры, включая компьютерную томографию. Естественно, клиенты за все это платят. Плати здесь, и тебе тоже все это сделают.

- Мы не говорим, что самые лучшие, - продолжает медик. - Мы тоже направляем на консультации в клиники Москвы, Новосибирска. Если нейрохирург считает, что где-то сделают лучше, то объясняем пациентам плюсы и минусы лечения за пределами Караганды. Вот если человека прооперировали, ему надо возвращаться. А как? Самолетом нельзя, поездом долго. Вреда от этого будет больше и возможности послеоперационные хуже.

«Хочу, чтобы ребенок ходил»

Лидия Свинцицкая - одна из тех, кто предпочла казахстанским врачам российских. Пять лет она бегала по местным здравницам в поисках лечения для своей дочки. Поставить на ноги девочку с ДЦП никто не смог. Это за короткие сроки сделали в России.

- Вот мы прошли здесь лечение, дошли до определенного уровня, а дальше... Я не хочу никого хаять. Но за две недели в Москве я увидела то, что здесь искала пять лет, - говорит Лидия Свинцицкая. - Там же я заказываю тренажеры, мячи. Чтобы не искать тренажерный зал, которого у нас нет, а заниматься дома. В Караганде все тренажеры старые. В последний раз мне по индивидуальной программе реабилитации предложили инвалидную коляску. Это смех какой-то. Я говорю: она мне не нужна. Отдайте ее тому, кто в ней нуждается. А я хочу, чтобы мой ребенок ходил. Дайте мне костыли, что ли.

В прошлом году Лидия отвезла дочь в московский реабилитационный центр. За две недели лечебной физкультуры заплатила триста тысяч тенге. Дорого. Но результаты того стоят, считает мама.

- Две недели мы развивались. Инструктор с Владочкой занималась, а я сидела и все запоминала. Понимаете, индивидуальный подход был. А у нас как: всех в зал завели и занимаются. Неважно, у кого какой диагноз, какая стадия заболевания, - рассказывает Лидия. - Месяц после поездки прошел. Мы пошли на утренник. Как обычно, я держала Владочку за плечи. Она берет и руки убирает. Я сначала не поняла, что она хочет. У музыканта, классного руководителя шок. Она стояла сама. Потом она сделала первые шаги. Почему-то наши специалисты не стремятся переквалифицироваться. Сидят на своем месте. У них нет желания заботиться о больных. Нам дают понять, что ребенка не вылечить.

«Мы не хуже»

Местные эскулапы готовы отстаивать право на лечение. Они уверены: догнать, а возможно, и перегнать западных коллег им поможет новейшее оборудование. Оно, кстати, в государственных больницах появляется с завидной регулярностью.

- Если у людей есть деньги, они могут поехать в Израиль, там медицина на более высоком уровне, в материальном отношении. Мы тоже здесь оперируем не хуже, - объясняет заведующий нейрореабилитационным отделением ОМЦ Жанат Калкабаев. - К тому же мы лечим бесплатно. Перспектива у нас большая, были бы деньги. Хотя у нас все только развивается.

Главное, работать на перспективу. Сейчас в казахстанском здравоохранении основная установка - чем больше клиентов, тем больше денег получает медицинское учреждение. Поэтому нашим врачам ничего не остается, как бороться за каждого пациента. Любыми методами.

Мама Алдияра снова собирается в Китай. Летом она планирует пройти второй курс лечения. Ей уже порекомендовали новое медицинское учреждение. Государственное. «Цены в нем намного ниже и отношение лучше».

- У меня желание вылечить сына, и если я туда поеду, то только ради него.

Елена Братухина

Источник: zakon.kz