Архив:

Тридцать часов до спасения

Как научиться жить заново

Сергей Александров - один из популярных свадебных фотографов Санкт-Петербурга. Спрос на его работы объясняется не только профессионализмом и нестандартными решениям. Александров - человек с огромным запасом оптимизма. Два года назад Сергей, альпинист со стажем, упал во время восхождения на Эльбрус. Открытый перелом обеих ног и нескорая помощь спасателей привели к ампутации обеих ступней. Двадцатисемилетний блондин с голубыми глазами в одно мгновение превратился в инвалида. О том, каково быть на краю пропасти, что заставляет человека рисковать своей жизнью и как жить после падения, Сергей Александров рассказал корреспонденту "РГ".

"Идем по ледовому склону градусов 20-30, не больше, - пишет в своем дневнике Сергей. - Все, что здесь было нужно, это элементарное внимание, а я как-то расслабился. Была какая-то идиотская уверенность, что уж на таком некрутом склоне тысячу раз зацеплюсь. Но нога задевает "кошку", и в один момент я оказался абсолютно беззащитен. ...Падая, я ждал конца. Было страшно".

О том своем страхе сегодня Сергей старается рассказывать со смехом. Шел, упал. Километр летел кубарем. С кем не бывает.

- Мне повезло, я только ноги переломал, - улыбается он.

Фотограф Александров не просто турист-любитель. Десять лет он водил в горы детские группы, самостоятельно в сложные походы ходил последние три года. Он отлично знал, от открытого перелома гибнут через час-полтора. Спасатели пришли только через тридцать часов.

В городской больнице Нальчика альпинисту Александрову сказали: только ампутация.

- Эта новость не вызвала во мне сильных эмоций, - рассказывает Сережа. - Значит, так надо.

Я смотрю на него, улыбающегося во весь рот, страшно довольного жизнью, и никак не могу понять: для чего нужно лезть черт знает куда, чтобы потом ждать тридцать часов спасателей и ощущать, как уходит жизнь?

- В горах каждый вздох настоящий, - Сергей пытается достучатся до моей обывательской души, - там все важно. Любое действие имеет смысл. Мы готовились с серьезному восхождению на Памир, Эльбрус был акклиматизацией. Наша группа была официально зарегистрирована, мы быстро дозвонились до спасателей, назвали точную точку, где находимся. Спасатели сделали все, что могли. Была мысль вызвать вертолет, но это бесконечное согласование с разными службами, стоит он бешеных денег.

С того восхождения друзья не оставляли его в покое ни днем, ни ночью. Сейчас, спустя два года, он рассказывает, что это было самое счастливое время. Его буквально носили на руках. Но счастье альпиниста было не в этом.

- Ко мне приходили с такими лицами... - Сережа ищет подходящее выражение. - Ну... Молодой парень, остался без ног, всю жизнь проведет в коляске. В общем, отдать дань умирающему, - говорит он, наконец, как есть, - а уходили - веселыми. Вот это было для меня огромным счастьем.

- Со всех уголков страны совершенно незнакомые люди собирали деньги, - рассказывает Сергей. - Благодаря им я мог два года не задумываться, где добыть кусок хлеба.

Скоро произошла и вовсе удивительная история: нашелся человек, который дал полмиллиона на качественные протезы.

- Трудно представить, что делал бы в такой ситуации человек, которому некому помочь, - говорит он. - Чтобы получить инвалидность, я должен был самостоятельно (!) объехать десятки мест. Но сам я не мог спуститься даже с шестого этажа. Лифт оказался настолько узкий, что въехать можно было, только сложив под собой коляску.

Сережа часто думал, что было бы, если бы он остался на попечении социальных служб.

- Страшно представить, - резюмирует он. - О приспособленности наших городов к инвалидам говорить просто смешно. В моем городе и ста метров не проехать самостоятельно. Зимой вообще невозможно. Но меня поразила реакция наших людей, - спешит он поделиться своими впечатлениями. - Мне не надо было просить о помощи. Моментально кто-то подходил и помогал. Как-то мы с приятелем выходили из маршрутки (только на ней можно было доехать до социальной службы), я даже не успел ничего сказать, как меня одновременно подхватили пять человек. Взяли, поставили и ушли. Вот какие у нас люди, - с гордостью констатирует он.

Сейчас Сергей мечтает научиться бегать. Уже выяснил: есть специальные протезы. А пока он со смехом вспоминает, как учился ходить. В первый день, когда альпинист Александров встал на протезы и дошел до кухни, с него градом тек пот.

- Это был какой-то кошмар, - весело вспоминает свои дикие муки Сергей. - Больно. Но я был счастливый. На третий день я дошел до своей любимой (почти километр). Ногу "убил", что дня три не мог прикоснуться.

Через две недели Сергей на костылях пошел снимать свою первую (после трагедии) свадьбу. Увидел жениха и невесту, ощутил рабочий азарт, кинул костыли, понял, что может стоять без них. Через месяц решился на полноценный заказ, репортаж с корпоратива. Было больно, но он был счастлив.

Он счастлив и сейчас, когда показывает свой альбом, который сводит с ума его клиентов. Гордые сопки, засыпанные снегом, бесконечное голубое небо, трепещущее на ледяном ветру невестино платье. В фотографы пригласили Сергея.

- Эти ребята, - показывает он на своих героев, - решили сделать незабываемое событие для себя.

Пока Александров с упоением рассказывает о своем путешествии на Камчатку, рассматриваю снимки. Невеста, как хозяйка медной горы в пещере, а вот они вместе чуть ли не на краю пропасти, в которой однажды уже был их фотограф...

- Нет, свадьба в ресторане - это здорово, - поясняет он, - но здесь - душа...

Летом у Сергея будет еще одна свадьба. Собственная. Как и где это произойдет - на сопках Камчатки, на вершине Эльбруса или на берегу Невы жених с невестой пока не решили. Но одно они знают точно: свадьба будет незабываемой.

Татьяна Владыкина

Источник: rg.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ