Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

В зоне особого внимания

18 мая исполняется 20 лет Общероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане и военной травмы - «Инвалиды войны». О делах и заботах этого крупнейшего в стране объединения граждан, получивших инвалидность в результате ранений, увечий, контузий или заболеваний в ходе боевых действий в Афганистане, Чечне и других «горячих точках», нашему корреспонденту рассказал его лидер, бывший спецназовец, кавалер двух орденов Красной Звезды, член Совета при Президенте РФ по делам инвалидов, доктор юридических наук подполковник запаса Андрей Чепурной.

Несколько слов о нашем собеседнике. Андрей Геннадьевич Чепурной родился 3 сентября 1962 года в городе Ивдель Свердловской области. Когда зимой 1979-го советские войска входили в Афганистан, он только начинал постигать азы военного дела в Алма-Атинском высшем общевойсковом командном училище.

- Тогда всем нам казалось, что война будет недолгой, - вспоминает Чепурной. - Да и войной-то происходившее «за речкой», судя по скудной информации, которая просачивалась в прессу, как бы не считалось. Газеты больше писали о том, как наше доблестное воинство сажает деревья, строит школы, больницы, восстанавливает разрушенные мосты и мечети. Только потом, когда над российскими, белорусскими, украинскими и прочими советскими городами и весями закружит «чёрный тюльпан» и невозможно будет скрыть могилы героев, слёзы вдов и матерей, станет ясно: Афган - это надолго...

Впрочем, первым местом службы самого лейтенанта Чепурного, окончившего в 1983-м Алма-Атинское ВОКУ с красным дипломом, стала разведрота одного из танковых полков Группы советских войск в Германии. И дела у него там шли неплохо. Однако в «европах» Андрей Геннадьевич не засиделся. Вскоре его откомандировали в бригаду спецназа, стоявшую в Чирчике. А дальше...

Пройдя «курс повышения квалификации», он в марте 1985-го уже был в Афганистане, где в составе 154-го отдельного отряда 15-й бригады специального назначения (того самого, который 27 декабря 1979 года во взаимодействии со спецподразделениями КГБ и ротой ВДВ штурмовал дворец Амина в Кабуле) принимал непосредственное участие в боевых действиях. С этим отрядом, будучи командиром роты спецназа, начальником разведки, и прошёл Чепурной весь свой афганский путь, завершившийся в феврале 1987 года.

После увольнения из армии в 1990 году он окончил Московскую государственную юридическую академию, работал в администрации города Оренбурга, следователем прокуратуры. В 1994 году выступил инициатором учреждения Оренбургской областной организации инвалидов войны в Афганистане «Братство» и стал её председателем. В апреле 1997 года возглавил ОООИВА.

С краткого экскурса в историю этой организации и началась наша беседа.

- Андрей Геннадьевич, 15 февраля нынешнего года в нашей стране впервые отмечался День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества. Не будем сейчас говорить о том, как это выглядело на практике. Важно, что Родина в конце концов вспомнила и официально признала подвиг своих сыновей, которых в разное время посылала воевать на чужбину...

- Конечно, радует, что наша страна наконец начинает выходить из состояния беспамятства и по отношению к воинам-интернационалистам. Ведь, по имеющимся данным, после 1945 года в боевых действиях за пределами СССР участвовало около полутора миллиона наших соотечественников. Более 25 тысяч из них погибли. Алжир, Ангола, Бангладеш, Вьетнам, Египет, Йемен, Камбоджа, Лаос, Ливан, Мозамбик, Сирия, Эфиопия... Все адреса и не перечислишь.

- Тем более что некоторые были просто «забыты».

- Узнали цену этой «забывчивости» и те, кто выжил в Афгане. Хотя казалось: уж нам-то, прошедшим войну, которая и по продолжительности, и по численности участвовавших в ней войск, и по потерям была самой большой из «зарубежных» войн, что вёл Советский Союз в послевоенный период, подобное не грозит. Однако, вернувшись на Родину, где царили «новое мышление» и «перестройка», мы вдруг увидели, что никому, кроме родных и близких, в этом хаосе не нужны. Помните пресловутое: «Я вас в Афган не посылал»?

Особенно горькая участь ожидала инвалидов. По сути дела, брошенные государством на произвол судьбы, мы были вынуждены бороться за выживание. И мы боролись, помогая друг другу, создавая свои организации.

- То есть можно сказать, что организация «афганцев»-инвалидов, как и афганское движение в целом, сыгравшее немаловажную роль в судьбах десятков тысяч ветеранов локальных войн и вооружённых конфликтов, возникла спонтанно как реакция на безучастное отношение к ним со стороны властей?

- Можно сказать и так. Это потом кто-то ушёл в политику, кто-то в структуры исполнительной власти, кто-то в бизнес. А тогда мы объединялись инстинктивно, чтобы не пропасть поодиночке, отстоять своё право на нормальную жизнь. Причём бороться пришлось не только с равнодушием чиновников. Как известно, предшественником нашей организации был Российский фонд инвалидов войны в Афганистане, со дня образования которого - 18 мая 1991 года - мы и ведём отсчёт её истории.

- Истории, прямо скажем, непростой, а порой и трагической.

- Всё было: и беспредел бюрократов, присосавшихся к льготам для инвалидов, определённым президентским указом от 30 ноября 1991 года, и заказные убийства наших лидеров. Достаточно вспомнить судьбу подполковника Михаила Александровича Лиходея, которого мы 28 августа 1993 года единодушно избрали председателем Российского фонда инвалидов войны в Афганистане, а 14 ноября 1994-го с воинскими почестями похоронили на Котляковском кладбище. Этот кристально честный человек с открытой душой буквально восстал против жулья, пытавшегося строить свой бизнес на крови инвалидов. Но слишком неравными оказались силы...

- Там же, на печально известном Котляковском кладбище, покоятся и многие его сподвижники.

- Да, и теперь уже ни для кого не секрет, что и убийство Михаила Лиходея, и прогремевший 10 ноября 1996 года взрыв у его могилы, унёсший жизни ещё 14 человек, в числе которых был новый руководитель нашей организации Сергей Трахиров, связаны с попытками различных структур, в том числе криминальных, нажиться на льготах для инвалидов.

Не одну массированную атаку довелось нам выдержать и со стороны чиновников, пытавшихся отобрать у нас Центр восстановительной терапии в подмосковной Рузе. Напомню, что это уникальное по оснащённости медицинским оборудованием, квалификации персонала и качеству обслуживания лечебное учреждение, созданное на базе открытого в 1986 году элитного санатория «Русь», в 1992 году решением Правительства РФ было передано Российскому фонду инвалидов войны в Афганистане, преобразованному затем в Общероссийскую общественную организацию. То есть здравница принадлежала нам по закону. Однако кое-кому это было явно не по нутру.

- И всё же вы выстояли! А тот факт, что отныне всех воинов-интернационалистов будут чествовать именно 15 февраля, в день вывода советских войск из Афганистана, наверное, можно рассматривать и как одно из свидетельств особого признания заслуг вашей организации?

- Наша организация имеет сегодня свои отделения в 63 субъектах Российской Федерации и работает в интересах более 500 тысяч инвалидов войны, военной травмы, инвалидов - участников боевых действий, ветеранов военной службы и жертв террористических актов. Естественно, мы представлены в федеральных, региональных и местных органах законодательной и исполнительной власти, в общественных палатах, советах, комиссиях, комитетах, занимающихся проблемами инвалидов войны и военной службы.

О признании нашей организации свидетельствует и благодарность Президента России, и то, что вот уже на протяжении ряда лет я являюсь членом Российского организационного комитета «Победа». А когда в 2008 году был создан Совет при Президенте Российской Федерации по делам инвалидов, мне доверили возглавить одну из его комиссий. Это Комиссия по деятельности региональных и муниципальных органов власти и их взаимодействию с общественными организациями. Являясь своего рода консультативным и экспертным органом Совета, она уже выработала целый ряд обоснованных предложений и рекомендаций, направленных на углубление взаимодействия государственных структур и общественных объединений в сфере социальной защиты инвалидов. Наши предложения связаны как с совершенствованием действующих и подготовкой новых нормативно-правовых актов, так и с реализацией основополагающих законов и правовых норм в области социальной поддержки и комплексной реабилитации инвалидов боевых действий. Некоторые из них уже приняты, некоторые находятся на согласовании в соответствующих инстанциях. Таким образом, в том, что на государственном уровне принято решение ежегодно 15 февраля отмечать День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества, действительно есть наша заслуга.

Хотелось бы также подчеркнуть, что наша комиссия, как и другие подразделения Совета при Президенте Российской Федерации по делам инвалидов, работает в тесном взаимодействии с законодательными и исполнительными органами власти всех уровней, научными организациями, общественными объединениями. Это позволяет вырабатывать консолидированную позицию при подготовке предложений, направленных на решение актуальных для нас задач, что в свою очередь способствует их быстрейшему прохождению в чиновничьих кабинетах.

Кстати, серьёзным нашим помощником в этом деле является газета «Побратим», редакционный коллектив которой возглавляет участник боевых действий в Афганистане, бывший краснозвёздовец полковник в отставке Александр Митрофанович Хорунжий. В прошлом году мы отметили десятилетие со дня выхода её первого номера. Общий тираж газеты уже приближается к двум миллионам экземпляров. Главная тема издания - социальная защита и комплексная реабилитация инвалидов, ветеранов афганской и других локальных войн и конфликтов, семей погибших военнослужащих. О том, как она освещается, можно судить хотя бы по тому, что «Побратим» удостоен высшей награды Российского союза ветеранов Афганистана - ордена «За заслуги», награждён грамотой Союза журналистов России, знаком отличия «Золотой фонд прессы-2011». Растёт и посещаемость сайта нашей организации в Интернете.

- Андрей Геннадьевич, а как сегодня поживает Центр восстановительной терапии, который теперь носит имя Михаила Лиходея?

- Центр, им сейчас руководит Станислав Николаевич Бризецкий, живёт и развивается. В нём лицензированы более 30 видов медицинской деятельности. Имеется собственная протезно-ортопедическая мастерская, которая производит протезы верхних и нижних конечностей по новейшим технологиям, а также занимается разработкой и изготовлением технических средств реабилитации, облегчающих быт инвалидов. Показательно также, что по итогам экономической деятельности за отчётный период наш центр получил статус «Лидер экономики-2010», а Станислав Николаевич Бризецкий удостоен ордена «Звезда экономики России» III степени. И вообще многогранная деятельность этой уникальной здравницы приобрела широкую известность не только в России, но и за рубежом. В последнее время в ней ежегодно проходят комплексную реабилитацию в сочетании с психологической помощью более пяти тысяч инвалидов и ветеранов боевых действий. Кроме того, там функционирует центр переподготовки инвалидов, где уже прошли обучение более тысячи человек. А в дни рождения нашей организации - это уже стало доброй традицией - в Центре восстановительной терапии проходят научно-практические конференции по проблемам инвалидов под эгидой Российского организационного комитета «Победа». В них участвуют учёные, медицинские и социальные работники профильных учреждений, реабилитационных центров, представители федеральных и региональных органов государственной власти, руководители общественных организаций.

- Содержание такого комплекса со всеми его атрибутами и обслуживающим персоналом, конечно же, стоит немалых денег. Даже при условии, что у вашей организации есть свои бизнес-структуры, без поддержки государства тут, очевидно, не обойтись?

- Да, многие наши региональные организации участвуют в строительстве жилья, выпуске потребительских товаров, оказании услуг населению. Благодаря этому ежегодно инвалидам и их семьям оказывается материальная помощь. Собственно, мы и изначально не уповали только на государственную поддержку в виде льгот, учились и продолжаем учиться сами зарабатывать деньги. Однако средств, которые мы зарабатываем, недостаточно для решения множества социальных и медицинских проблем инвалидов. Ведь только за время боевых действий в Афганистане инвалидами стали около 50 тысяч человек, всего же, по учётным данным, в России сейчас проживает более 120 тысяч инвалидов военных конфликтов. И численность их, к сожалению, растёт из-за посттравматических расстройств здоровья. А реабилитационная работа с такими инвалидами гораздо сложнее, чем просто медицинская помощь и социальное обеспечение. Так что, вы правы, без поддержки со стороны государства нам не обойтись. И надо сказать, что в общем-то мы её ощущаем. Во всяком случае 70,4 миллион
а рублей из 950 миллионов, выделенных государством на поддержку организаций инвалидов в нынешнем году, предназначены для Общероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане и военной травмы - «Инвалиды войны». Это больше, чем в прошлом году.

- То есть отношение к инвалидам всё-таки меняется в лучшую сторону?

- Подвижки есть, и они радуют.

- Андрей Геннадьевич, а каким проблемам, касающимся положения инвалидов боевых действий, по вашему мнению, необходимо уделить внимание в первую очередь?

- Прежде всего нужна такая государственная политика в сфере социальной защиты инвалидов боевых действий, которая была бы направлена на достижение международных стандартов равных прав и возможностей для их участия в жизни общества. Необходима и специальная государственная структура, которая занималась бы претворением этой политики в жизнь. Словом, надо сделать всё, чтобы инвалид вследствие боевых действий и военной травмы постоянно был в зоне особого внимания государства и общества.

Геннадий Миранович

Источник: redstar.ru