Архив:

Рассудок по суду

История, которая вызывает по меньшей мере недоумение. По инициативе соцработников женщину-инвалида подвергли принудительному освидетельствованию у психиатра. Такая забота оборачивается не просто унизительными хлопотами - у слепой москвички возникло подозрение, что кого-то заинтересовала ее квартира. Почему в договоре о социальном обслуживании возник не очень внятно прописанный пункт, обязывающий клиента давать информацию о планах на собственную жилплощадь?

"Полы, конечно, он мыть не мог, но, тем не менее, он меня везде водил, всё поднимал, что у меня падает, совершенно безупречно", - невосполнимость утраты Екатерина Максимова ощущает до сих пор: жизнерадостный коккер-спаниель был для неё незаменимым напарником. После смерти собаки-поводыря каждый выход из дома для незрячей девушки стал целым испытанием. Социальные работники, по словам Кати, помогать ей не спешили.

"Когда нужны были какие-то экстренные поездки исключительно по делам, которые им, в общем-то, положены, вменены в обязанности, то приходилось неделями их уговаривать куда-то съездить", - рассказывает Екатерина Максимова.

Как говорит Катя, менялись соцработники, но не их отношение. Устав от бесконечных скандалов, девушка пожаловалась в департамент. Через несколько дней к ней с проверкой пришли представители районного Центра социального обслуживания и окружного управления.

"На каждый мой ответ они совершенно омерзительным образом хихикали и говорили: это вам кажется, и это вам тоже кажется, и это. То есть мне всё кажется. То есть меня как-то подвигали к тому, что я не совсем, что ли, адекватна", - говорит Екатерина Максимова.

А вскоре раздался звонок: Екатерину вызывали в суд. Суть иска - требование принудительного психиатрического обследования по запросу Центра социального обслуживания. Там демонстрируют целую пачку докладных от социальных работников. Говорят, их у Екатерины сменилось человек 10 - и все записки как под копирку.

"Довожу до вашего сведения, что Екатерина ведёт себя неадекватно, оскорбляет, унижает и периодически бьёт бабушку, с которой проживает. Изрезала бабушкину медицинскую карту, а также пластиковую карту медицинского страхования", - зачитывает заявление директор комплексного центра социального обслуживания "Головинский" САО Москвы Людмила Левшакова.

Также, судя по исковым документам, девушка регулярно хулиганила, мусорила и писала непристойности в лифте - претензии к ней неожиданно оказались и у некоторых соседей. Правда, Катин рассудок они ставили под вопрос, скорее, из-за собственных предрассудков.

"Она, во-первых, слепая, как она говорит, но она бегает без палочки, безо всего. Ну и жалуются на неё там", - заявляет соседка.

Однако когда история получила огласку, на сторону Кати встал почти весь подъезд.

"Весь пятый этаж абсолютно подписал, весь пятый, и шестой, и седьмой, и на восьмом, и на девятом. У нас никаких претензий, Катюшка - хорошая девчонка", - говорит другая соседка Екатерины.

Обвинения, понятно, шокировали саму Екатерину. Но они вызвали недоумение и у участкового психиатра. Выходить в суд - её прерогатива, таков порядок по закону. Но сначала Леонора Чикишева даже не увидела оснований для иска. Однако, по словам врача, заявители уж слишком настойчиво добивались принудительной психиатрической экспертизы.

"Ощущение, что была какая-то заинтересованность. Я грешила на ЦСО, потому что на них много жалоб поступает, поэтому я первый раз и не приняла заявление, просто отказала. Так сказать, подстраховавшись, чтобы уж выйти в суд хоть с чем-то, пришлось собрать дополнительные документы", - объясняет участковый врач-психиатр Леонора Чикишева.

Своё право на рассудок Екатерина отстояла - прошла добровольное обследование, подтвердившее её полную адекватность. Девушка до сих пор не понимает, кому и зачем понадобилось это судебное безумие?

"Цели тут могло быть две: либо это удобство манипулирования моим жильём, поскольку я одиноко проживающий человек. И вторая - просто снять меня с обслуживания совсем, чтобы я им не мешала", - считает Екатерина Максимова.

Подозрения у девушки вызывает пункт договора о социальном обслуживании - он обязывает клиента информировать соцработника не только обо всех сделках с недвижимостью, но даже о любых планах на неё. Это стандартное условие, вероятно, допустимо, если клиент - пожилой человек, не способный разобраться в тонкостях жилищного законодательства и рискующий стать жертвой мошенников. Но правомочность поголовного - и под угрозой расторжения договора - требования таких отчётов адвокаты ставят под сомнение.

"Это означает необходимость сообщать совершенно посторонним людям о намерениях, а это серьёзные операции, связанные с деньгами. Это может привести действительно к серьёзным вещам, колоссальным злоупотреблениям со стороны тех же сотрудников", - полагает адвокат Владимир Артёмов.

"Даже если Екатерину признают недееспособной, в квартире остаётся квартиросъёмщик, который живет на этой площади, и никому больше эта площадь не может принадлежать. И потом, в соответствии с распоряжением Департамента, мы вообще не имеем права, ни один из сотрудников, претендовать на площадь наших клиентов", - утверждает Людмила Левшакова.

Была ли это в таком случае попытка избавиться от неудобного клиента, месть за жалобы или просто своеобразный способ разрешить конфликт, неясно. В центре социального обслуживания все подозрения отрицают. Аргументируют: Екатерина продолжает у них обслуживаться. Она снова сменила соцработника - и пока на него не жалуется.

Анастасия Саховская

Источник: vesti-moscow.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ