Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

За одной партой с ребенком-инвалидом

Уполномоченный по правам ребенка в РТ Гузель Удачина предложила ввести в Казани инклюзивное образование в порядке пилотного проекта на базе одной-двух школ и детских садов. По ее мнению, это позволит не только реализовать права детей-инвалидов. Оно будет способствовать социально-психологической реабилитации таких детей, исключив в отношении какой-то их части резервную схему воспитания. А с другой стороны, даст отличный воспитательный эффект среди детей здоровых.

Что это? Инклюзивное образование с научной точки зрения - это образовательный процесс, доступный для всех детей. Его цель - создание безбарьерной среды в обучении и проф-подготовке людей с ограниченными возможностями. Этот комплекс мер подразумевает как техническое оснащение образовательных учреждений, так и разработку специальных учебных курсов для педагогов и других учащихся, направленных на их взаимодействие с инвалидами. У инклюзивного образования 8 принципов.

  1. Ценность человека не зависит от его способностей и достижений.
  2. Каждый способен чувствовать и думать.
  3. Каждый имеет право на общение и на то, чтобы быть услышанным.
  4. Все люди нуждаются друг в друге.
  5. Подлинное образование может осуществляться только в контексте реальных взаимоотношений.
  6. Все люди нуждаются в поддержке и дружбе ровесников.
  7. Для всех обучающихся достижение прогресса в том, что они могут делать, а не в том, что не могут.
  8. Разнообразие усиливает все стороны жизни человека.

У нас и у вас. За рубежом об инклюзивном образовании заговорили в семидесятых годах прошлого века. Сегодня в большинстве западных стран сложился определенный консенсус относительно важности интеграции детей-инвалидов. Государственные, муниципальные школы получают бюджетное финансирование на детей с особыми потребностями. Соответственно заинтересованы в увеличении числа учащихся, официально зарегистрированных как инвалиды. В России первые инклюзивные образовательные учреждения появились на рубеже девяностых годов. В Москве из более полутора тысяч школ по программе инклюзивного образования работают лишь 47. В Татарстане таких школ нет вообще. Но есть дети-инвалиды, которые сидят за одной партой с обычными ребятишками.

Эксперимент на 5+. Как складывается судьба Вадима Малолеткова (о первокласснике, перенесшем 8 серьезных операций и оставшемся без ног и кистей рук, мы писали в прошлом году), «КВ» попросили рассказать его маму Ларису:

- Инклюзивное образование - именно то, чего с нетерпением ждут сотни родителей, дети которых вынуждены учиться в коррекционных школах. Конечно, когда я в первый раз отвела сына в обычную школу, на душе был страх и тысяча вопросов: как его примут одноклассники? Сможет ли он влиться в образовательный процесс? Сейчас, к концу учебного года, я смело могу заявить, что Вадим справился со всеми трудностями.

Оказывается, мальчик ничуть не отстает от своих сверстников. Старается по всем предметам, его хвалят учителя и ставят в пример другим первоклашкам.

- Однажды стала свидетелем такой картины: кончился урок, дети быстро стали собирать портфели, - рассказывает Лариса. - Вадиму в отличие от одноклассников требуется больше времени, чтобы сложить все в портфель. Но ребята не разбегаются. Они подходят к Вадиму и помогают ему не только собраться, но и нести портфель. Делаю вывод: ученики понимают, что мальчик нуждается в поддержке, как моральной, так и физической. С их стороны такое отношение - благородный поступок, способствующий развитию толерантности у здоровых детей.

По словам Ларисы, учеба сына в обычной школе имеет только положительный эффект.

- Мальчик не чувствует себя ущемленным. С легкостью вливается в процесс. Не знаю, что было бы с ним в коррекционной школе. Наверное, там он полностью бы замкнулся в себе. Психологическая обстановка в таких школах меня смущает. Принято говорить, что инвалиды - это обычные люди. Я, конечно, поддерживаю это высказывание. Но начинать работать с инвалидами нужно с раннего возраста. И если здоровые дети будут учиться вместе с детьми с ограниченными возможностями, то, бесспорно, и в обществе не будет той психологической грани, которая, увы, еще преобладает.

Сейчас Вадим записался на картинг и мечтает ходить в бассейн.

С другой стороны. Но этот пример очень редкий. К сожалению, не все казанские школы готовы к проекту «Инклюзивное образование».

- Чтобы запустить его, необходимо подумать над методикой преподавания, - поясняет учитель Елена Павлова. - Не исключено, что кто-то из детей сможет все сделать и понять, а кто-то нет. Тому, как организовать учебу в подобном классе, будущих педагогов должны учить в университете. К тому же если в обычную школу можно взять детей с ограниченными физическими возможностями, то умственно-отсталые дети в этой среде развиваться не смогут. Это во-первых.

Во-вторых, почему-то никто не упоминает о домашнем обучении. К сожалению, во многих школах с каждым годом увеличивается число учеников, которые по разным причинам отказываются ходить в школу. Одна из веских причин - давление и агрессия со стороны одноклассников. В вашем случае Вадима поддержали. Но на его пути могут встретиться и те, кто обидит словом или поступком. Значит, необходима помощь психолога. А школьные психологи в казанских школах - редкость. В-третьих, в отличие от заграницы наши школы не оборудованы даже элементарным - теми же пандусами. При их строительстве по-прежнему не учитывается, что школу может посещать и ребенок в инвалидной коляске.

Альбина Ахметзянова

Источник: kazved.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ