Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Человек из легенды

Великая Отечественная грянула в день, когда ему исполнилось 19. Через год о нем уже писали фронтовые газеты, а к концу войны в Красной Армии, пожалуй, не было воина, который не знал его имени. Человек из легенды, победивший смерть, ставший уникальным примером несгибаемости духа - так говорят о дважды Герое Советского Союза Василии Петрове. Его судьба не имеет аналогов. Да, о нем можно было бы запросто написать вторую «Повесть о настоящем человеке». Но в отличие от легендарного летчика Маресьева, продолжившего воевать с ампутированными ногами, артиллерист Петров бил врага, лишившись обеих рук.

Без рук, с тяжелым ранением в ногу он продолжал сражаться так, что являл собой пример удивительных мужества и отваги. Великую Отечественную еще 23-летний Василий закончил на Одере - командуя полком, с двумя геройскими звездами на груди и в звании майора. Причем он остался в строю и после Победы - дослужился до генеральских погон, написал несколько книг, защитил диссертацию... Увы, многие молодые и не только запорожцы ныне даже не знают о своем мужественном земляке. А ведь каких-то пару десятков лет назад о Василии Петрове ходили легенды. Накануне 9 Мая «Правда» решила о них вспомнить и выяснила, что никакие это не легенды - чистая правда.

С первых минут

В Великую Отечественную войну Василий Петров вступил уже с ее первых минут. Владимир-Волынский укрепрайон, где командовал взводом совсем молоденький лейтенант, одним из первых принял на себя удар немецко-фашистских захватчиков. Офицерской службе Василия Петрова в тот роковой для всей страны день исполнилось лишь две недели. «Проснувшись, я не мог сообразить, что происходит... Стены содрогались. Над головой, раскачиваясь, жалобно звенела люстра. Комнату заполнял едкий дым. Где-то совсем рядом, за стеной, гремели взрывы... Война! Я взглянул на часы. Стрелки показывали 3 часа 02 минуты», - так начало войны в своих мемуарах опишет уже генерал-майор артиллерии Василий Степанович Петров.

В огне не горит

Воевать Василию Петрову довелось противотанкистом. Это, без вариантов, сугубо на передовой, в постоянных дуэлях с бронированными «тиграми» да «леопардами». Или, как говорят фронтовики, в кромешном аду. После каждого боя потери противотанкистов были огромными. Но лейтенанту Петрову до поры до времени везло. О нем можно было запросто сказать: «В воде не тонет и в огне не горит».

«В 42-м на Дону мы подошли к переправе, и в этот момент фашистские самолеты подожгли мост. Признаюсь: я не мог найти решения. И вдруг - на пылающий мост врывается одна машина с пушкой, вторая, третья... Мост рухнул, но батарея, ведомая Пет-ровым, успела проскочить на ту сторону и прямой наводкой стала расстреливать пехоту и танки врага», - вспоминал уже в мирное время генерал-майор артиллерии, бывший командир соединения 40-й армии Иван Куприн.

Кстати, свой проход «сквозь огонь и воду» уже капитан Василий Петров повторил через год - на Сумщине. Сначала организовав переправу через реку Сула своим батареям, сам офицер преодолел пылающий мост уже под артобстрелом и бомбежкой с воздуха.

«Истребители не сдаются!»

Та самая переправа через Сулу состоялась 14 сентября 1943 года. Через два часа после нее три батареи капитана Петрова были атакованы 13 танками и батальоном немецкой пехоты. Противотанкисты приняли бой - за короткое время вывели из строя семь бронемашин и уничтожили две роты пехотинцев. Но тут из-за спин воинов раздались крики: «Рус, сдавайся!». 150 немецких автоматчиков за-шли батареям в тыл и окружали их. «Истребители не сдаются!» - закричал капитан Петров и лично повел в атаку на врага своих подчиненных. Бой кипел два часа, и в итоге наш земляк таки вывел из окружения свои подразделения. Не остановило Василия Петрова даже ранение в плечо - до конца схватки он оставался в строю.

На Букринском плацдарме

Уже через неделю после боя и ранения капитан Петров снова отважно принял вызов врага. Заменив выбывшего из строя командира полка, наш земляк и его подразделение успешно форсировали Днепр. Первыми, оказавшись на правом берегу реки, артиллеристы Петрова захватили «пятачок» Букринского плацдарма и держали его не одни сутки, в кромешном дыму и аду. Огнем батарей прямо на передовой руководил лично Василий Степанович Петров. А 1 октября офицеру пришлось и самому становиться за орудия - контратака немецких танков вывела из строя весь расчет 1-й батареи. Петров подбегал то к одному, то к другому орудию, становился на место наводчика и метко вел огонь. «1 октября 1943 года при танковой контратаке немцев тов. Петров, находясь в боевых порядках, руководил огнем и лично подбил четыре немецких танка, два шестиствольных миномета», - свидетельствует один из наградных листов Василия Степановича.

«И меня отправили в морг...»

В тот же день на Букринском плацдарме случилось непоправимое - Петров получил тяжелые ранения в бедро, голову и обе руки. «Нашли меня только на рассвете. Я потерял много крови. Мое почти безжизненное тело переправили через Днепр. В перегруженном сверх всяких представлений медсанбате очереди ждали сотни раненых бойцов. И меня отправили в морг...» - вспоминал уже в мирное время Василий Степанович. Тяжелораненого капитана сочли безнадежным и не стали даже оперировать. Еще живой Пет-
ров оказался в сарае, где штабелями складывали тела погибших до похорон - под грудой усопших. Семье героя в село Дмитриевку полетела похоронка...

Второе рождение

И лишь настойчивость однополчан Петрова позволила ему во второй раз родиться. Когда командиру бригады, где служил капитан, доложили, что Петров отправлен в морг, то тот приказал немедленно найти тело Василия для погребения с воинскими почестями. Целые сутки поиска ничего не дали - искали нашего земляка даже среди уже погребенных. Пока кто-то не услышал стон, доносившийся из сарая-морга. «Мои товарищи потребовали всех показать, и где-то в нижнем ярусе обнаружили меня», - вспоминал после буквально воскресший Петров. Капитан выжил, но лишился обеих рук - одну оторвало еще во время сражения, вторую пришлось ампутировать из-за гангрены.

«Родился в Тамбове»

Затем в биографии Петрова были долгие месяцы госпитальной жизни. Не менее героической, чем в строю. Ведь даже трудно представить, сколько нужно силы воли и мужества человеку с ампутированными руками, чтобы не пасть духом. Кстати, тогда Василий Степанович все же немного не выдержал - изменил себе биографию, и в его личном деле появилась запись «Родился в Тамбове». Офицер не хотел быть обу-зой своим родным и даже не сообщил в родную Дмитриевку, что все-таки выжил. Решил, что лучше пусть близкие считают его без вести пропавшим. Кстати, именно из-за той записи бюст дважды Героя Советского Союза Василия Петрова стоит не на его малой родине, а в городе Тамбове.

Снова в строю

«Мы думали о Василии Степановиче, когда освобождали Житомир и Тернополь, когда вышли к государственной границе. Знали: невозможно после такого ранения вернуться в строй. И опять вопреки всему верили: а наш Пет-ров вернется. И он вернулся к нам в полк - с «Золотой Звездой» Героя!» - вспоминает гвардии старшина запаса, ветеран 40-й армии Андрей Дмитриевич Сазонов. Вот так весной 44-го уже в звании майора и с геройской звездой наш земляк вернулся на службу. Заметьте, войну лишенный обеих рук Петров продолжил не в тылу или в штабе, как ему предлагали, а на передовой, в своей родной части. Вот где огромные воля и любовь к своей Родине! В состав действующей армии майор Петров был возвращен с разрешения самого Верховного главнокомандующего Иосифа Сталина. Однополчане встречали Героя Советского Союза торжественно - словно второе полковое знамя!

Вторая звезда

Как тут не вспомнить народное выражение «Как без рук», означающее крайнюю степень беспомощности. Так вот Василий Петров его полностью дискредитировал. Вернувшись в строй, он прошел с боями Польшу и вошел в Германию. И самое удивительное - и доселе невиданное в истории! - было в том, что 22-летний майор, не имея обеих рук, уверенно командовал в то время истребительно-противотанковым артполком. И всегда этот полк шел самым первым - впереди пехоты. Таков уж род
войск - истребительная противотанковая артиллерия. А потом был бой под Дрезденом. Во время него гвардии майор Петров лично поднял в атаку на вражескую высоту стрелковый батальон. Он встал во весь рост и закричал: «Пехота за мной!». Увидев безрукого майора, солдаты без колебаний пошли в атаку. Ведомые бесстрашным комполка воины обратили в бегство противника. На поле боя осталось 350 трупов и девять подбитых танков противника. В этом сражении Петров и заслужил вторую «Золотую Звезду» Героя Советского Союза. Но получил ее только в госпитале, куда угодил с пробитыми пулями ногами...

Прощение

Кстати, с тем самым гитлеровцем, который его ранил, Петров разобрался очень редким для войны способом - простил. Пленного унтер-офицера, который признался, что стрелял в майора, раненный Василий Степанович приказал вывести за линию соприкосновения войск и... отпустить с миром.

«Исход войны был уже предрешен, и смерть этого парня ничего не меняла. У него была красно-белая ленточка на его френче между второй и третьей пуговицами. Такие нашивки вручали всем солдатам Вермахта, принимавшим участие в зимней кампании 41-го. Лежа на носилках, я смотрел на этого парня и думал: «Этот человек прошел всю войну. И сейчас, когда до ее окончания остаются считанные дни, он должен погибнуть?.. Несправедливо!» - объяснял свое тогдашнее решение уже после войны Василий Петров.

Как все

Василий Степанович оставался героем и после вой-ны. Каждый прожитый ним день - уже подвиг. Он постоянно боролся с непониманием окружающих. Ведь многие желали видеть героя немощным инвалидом на отдыхе. А он продолжал служить, имел такое право - по личному распоряжению Сталина Петрова зачислили в ряды Вооруженных Сил пожизненно. И еще всячески старался доказать, что способен выполнять любые задачи, как все, а может даже и лучше. Назло инвалидности Василий Петров не пользовался лифтом, играл в футбол, ежедневно совершал часовые пробежки и делал по 1000 приседаний! Он даже расчесывался и брился самостоятельно - для этого во дворе на дереве для него прикрепили расческу и бритву. Не говоря уже о том, что лично, без чьей-либо подмоги, написал сотни тысяч страниц рукописей своих мемуаров. С помощью специального приспособления, крепившегося к протезу. То есть каждая буковка рождалась ценой огромных усилий всего тела.

Отец солдатам

Рассказывают, что, будучи еще лейтенантом, Василий Петров всегда ел из одного котла со своими подчиненными, а холодными ночами всегда накрывал своей шинелью лошадей, которые тягали орудия его батареи. Подобные «странности» были присущи и уже дослужившемуся до генеральских звезд Петрову. Его спартанский образ жизни удивлял многих: спал на солдатской койке и всячески открещивался от каких-либо льгот. Василию Степановичу как-то еще в застойные времена областные власти хотели построить за свой счет дом у Азовского моря. Дважды Герой Советского Союза назвал предложение абсурдом. Тогда же запорожцы предлагали присылать Петрову во Львов, где он служил, продукты. На что генерал возмущенно ответил: «Вы думаете, я не могу их себе купить?»

Никто не забыт?

Генерал-полковник Петров скончался в 2003 - на 81-м году жизни. Человек-легенда прожил без обеих рук, с осколками в груди и 17 шрамами, которые жгли все тело почти 60 лет. Он вошел в историю как единственный воин без обеих рук, защищавший свою Отчизну на поле боя. Василию Степановичу посвящали стихи, книги и киноленты. Имя Петрова носит базирующаяся в Запорожье артиллерийская бригада. Вот только в родной Дмитриевке так до сих пор и нет хотя бы бюста в память о героическом земляке. Никто не забыт?

Роман Акбаш

Источник: pravda.in.ua