Архив:

Тариф на милосердие

Старость, болезнь, одиночество. Первая рано или поздно настигнет всех. От двух других никто не застрахован. И чем преклоннее годы, тяжелее невзгоды, тем сложнее обойтись без посторонней помощи. Нередко случается, что именно помощь извне - и есть та основа, на которой держится жизнь человека.

Старик и горе

Наш мир стареет. Сейчас примерно 15 - 17 процентов населения Земли составляют люди старше 65 лет. Демографы прогнозируют, что через 10 лет эта цифра по меньшей мере удвоится. Катастрофическое старение человечества признано одной из важнейших проблем столетия, актуальной для всех стран, Беларуси в том числе. По последним данным, у нас около 150 тысяч одиноких и более 540 тысяч одиноко проживающих стариков. Но тех, кому по разным причинам также не обойтись без помощи со стороны, в разы больше. Более 1,6 миллиона человек состоят на учете в территориальных центрах социального обслуживания (ТЦСОН) и рассчитывают на поддержку в быту, повседневном уходе.

Поскольку социальная защита населения - один из краеугольных камней государственной политики, успешно развивается целая система медико-социальной помощи: дома-интернаты для престарелых и инвалидов, больницы сестринского ухода, территориальные центры социального обслуживания населения, хосписы... Механизм отлажен и сбоев не дает. Однако спрос пока превышает предложение. По данным социологических исследований, необходимый уход получают три четверти нуждающихся стариков. 25 процентов остаются не у дел. Не потому, что им меньше надо. А потому, что не хватает ресурсов государственной системы социального обслуживания. Чтобы помочь всем, банально не хватает людей...

В самый раз госзаказ

Пару лет назад центр социологических и политических исследований БГУ проводил исследование среди 750 одиноких и одиноко проживающих пожилых людей и инвалидов из Витебской и Гродненской областей, где уровень старения населения наиболее высок. Более 90 процентов нуждались в медицинских услугах, около 87,5 процента - в социальной помощи, 86 процентов - в помощи по хозяйству и 43 процента - в повседневном уходе (кормление, перестилание постелей, личная гигиена и т.д.). При этом свыше 65 процентов респондентов отметили, что предпочли бы не покидать своего дома.

Однако Минздрав и Минтруда и социальной защиты - главные кураторы медико-социального направления - не в состоянии самостоятельно закрыть все проблемные места. Минздрав, по идее, вообще должен сосредоточиться на высокотехнологичной профилактике, диагностике и лечении заболеваний. Кроме того, ежедневный уход всегда сопряжен с решением всякого рода социальных вопросов. У Минтруда и соцзащиты, напротив, нет медработников. По сути, у двух ведомств своя узкая специализация. Но необходимости в дополнительных структурах нет. Почему? Потому что эту нишу вполне могли бы занять общественные организации.

В Германии, например, половину услуг по уходу на дому взяли на себя «частники» и общественники, в США 90 процентов этой ниши заняли коммерческие и некоммерческие структуры, финансируемые этническими, религиозными и благотворительными организациями. Только в Штатах обслуживаемых «надомников» - около 1,7 миллиона человек, а сестры милосердия, волонтеры - это огромная армия добровольцев, готовых работать чаще всего просто за идею. Поскольку в большинстве западных стран государство выплачивает дотации, пособие по уходу людям, которые в нем нуждаются.

У нас тоже возможно нечто подобное. Не первый год ведутся разговоры о необходимости введения государственного заказа на социальные услуги. Суть в том, что государство сможет заказать и «купить» ту или иную социальную работу, а выполнят ее некоммерческие организации. При таком подходе как минимум получится на сто процентов удовлетворить потребность пожилых и инвалидов в помощи извне, улучшить качество социальных услуг, повысить их эффективность. Но пока дело дальше разговоров идет со скрипом. В то же время балансирует на грани выживания деятельность сообществ - потенциальных исполнителей госзаказа: службы сестер милосердия Белорусского общества Красного Креста и Союза сестричеств Белорусской православной церкви.

Тяжкий крест

До 1991 года служба сестер милосердия Белорусского общества Красного Креста (БОКК) насчитывала более 1 тысячи медицинских сестер.

- Это была армия, которая, по сути, закрывала проблему медико-социальной помощи пожилым одиноким людям (впрочем, тогда их было меньше), - говорит координатор проекта БОКК Татьяна Светлович. - Сейчас сестер милосердия в БОКК - чуть более 100... С 2001 года служба сестер милосердия финансируется за счет собственных средств организации, а это либо пожертвования, либо членские взносы. Поэтому количество сестер резко сократилось, а вернуть службе былой масштаб - денег нет.

Между тем, по сути, эта служба и есть та универсальная структура, работники которой, имея медицинское образование, поддерживают нуждающихся и в социально-бытовом плане: за лекарствами-продуктами сходят, покормят-постирают-уберут, на улице погуляют, за коммунальные услуги заплатят... При этом круг их подопечных гораздо шире, скажем, чем у работников ТЦСОН, ведь сестры милосердия БОКК берут на обслуживание еще и пациентов с тяжелыми хроническими заболеваниями: туберкулезом, ВИЧ/СПИД, онкологией. Добавьте ко всему прочему владение уникальной методикой киностетики, разработанной американскими учеными и позволяющей использовать движения собственного тела и моторику мышц, чтобы улучшить способность к передвижению именно у тяжелых, прикованных к постели пациентов. С другой стороны, она же помогает сохранить здоровье и самим сестрам милосердия. Речь ведь идет о тяжелой физической работе: передвинуть, переложить с кровати в инвалидную коляску, помыть...

Среди подопечных сестер милосердия БОКК более 55 процентов - инвалиды I группы, полностью либо частично утратившие способность к самообслуживанию и передвижению. Фактически это потенциальные кандидаты в интернаты для инвалидов, которым другой вариант ухода просто не светит. Под патронажем каждой из сестер милосердия - 7 - 12 человек. Работа без выходных и праздников. Не ради денег (средняя зарплата едва превышает 650 тысяч рублей), а по велению души. Колоссальная милосердная работа. Но при своей колоссальности практически незаметная. Потому что охватывает около тысячи человек из десятков тысяч нуждающихся. Капля в море.

- В 2007 году нами была подготовлена программа оказания медико-социальной помощи одиноким и одиноко проживающим пожилым людям и инвалидам, - рассказывает Татьяна Светлович. - Мы представили ее в Правительстве с просьбой поддержать службу сестер милосердия, чтобы расширить фронт своей работы. Министерства и ведомства высказались за эту идею, в итоге финансирование дополнительных ставок сестер милосердия БОКК было одобрено на самом высшем уровне. Но с началом мирового финансового кризиса дело застопорилось. Нам бы очень хотелось вновь вернуться к этому вопросу. Все остальные расходы мы берем на себя. Такая практика финансирования службы сестер милосердия есть, например, в Украине, Таджикистане, России... Тогда не придется делать упор на стационары для пожилых и инвалидов, расширять сеть учреждений социального характера. Уход на дому и более выгоден для государства, и более гуманен для самого человека.

Все люди - сестры

Уникальна для нас и система сестричеств БПЦ. В стране их около 100. Около 2,5 тысячи совершенно разных по уровню образования, социальному положению, возрасту и профессии, но одинаково верующих и стремящихся к милосердию людей работают, так скажем, по потребности. Если рядом с приходом, где есть сестричество, находится детский дом, основной акцент будет сделан на работе с сиротами, если больница - помощь в стационаре... Плюс уход на дому.

- Если условно разделить работу наших сестер милосердия, то примерно треть ее - это уход на дому. Основной объем приходится на миссионерскую работу в интернатах, больницах, приютах... Еще часть - работа с целевыми группами. Например, в Лиде есть шелтер для жертв домашнего насилия, который создало тамошнее сестричество. В женских консультациях наши сестры милосердия пытаются отговорить женщин от абортов, предлагая взамен духовную и материальную помощь, - раскрывает суть исполнительный секретарь Союза сестричеств милосердия БПЦ Елена Зенкевич. - Но у нас непрофессиональный союз. Здесь помощь зависит от того, что умеет и может дать сам человек, на что благословит батюшка, духовник. Кого-то, например, - на миссионерскую помощь, кого-то - на физическую...

И тем не менее недостаток профессионализма сказывается. «Мы могли бы предоставить нашим подопечным больше квалифицированной и грамотной помощи, помимо духовной поддержки», - уверена Елена Зенкевич. Поэтому недавно при Союзе сестричеств была открыта школа, где готовят сестер на роль санитарок, сиделок, младшего медицинского персонала в больницах и клиниках. В мечтах - создание службы медицинских сестер при Союзе сестричеств милосердия БПЦ. В мечтах, потому что такая служба подразумевает полную занятость, а соответственно и оплату труда. Денег у Союза сестричеств, существующего на пожертвования, понятное дело, нет.

- В этом смысле нам, конечно, нужна помощь государства, - подтверждает Елена Зенкевич. - Но вложения окупились бы сторицей. Потому что у истинного милосердия две компоненты - физическая и духовная. А нужда в нем всегда такая, что работы хватит всем: государственным структурам, светским организациям, благотворительным и религиозным сообществам и каждому человеку в отдельности.

Валентина Мохор

Источник: sb.by

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ