Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Где и как учить детей с ограниченными возможностями

В Ставропольском государственном педагогическом институте прошла VII Международная научно-практическая конференция по антропологии детства. Это мероприятие, ставшее традиционным, обычно привлекает в Ставрополь известных ученых и педагогов. На этот раз самой заметной фигурой был Николай Малофеев - академик Российской академии образования, директор Института коррекционной педагогики РАО, корифей специального образования. Вместе с ректором СГПИ профессором Людмилой Редько он вел круглый стол по проблемам инклюзивного и специального образования в России.

Ответы академика на вопросы собравшихся в актовом зале института участников конференции, по сути, стали мастер-классом «на заданную тему» - как, чему и где учить детей с ограниченными возможностями здоровья.

Последние веяния в этой области - инклюзивное образование. Это когда дети-инвалиды учатся вместе со здоровыми сверстниками в обычных школах. Так в Дании, Швеции, других странах Европы. Говорят, и нам с них следует брать пример.

Что импонировало, так это честность, с которой Николай Малофеев подошел к проблеме. Шведскую модель инклюзивного образования, заметил он, нужно брать вместе со шведской моделью экономики. И заблуждаются те, кто думает, что все дело в пандусах и специально оборудованных школьных туалетах. То есть они нужны, конечно, но сами по себе ничего не решают. Необходима еще соответствующая эмоциональная среда учебного заведения, когда ребенок с ОВЗ (ограниченными возможностями здоровья) будет принят одноклассниками, их родителями и педагогами. Нужно дорогостоящее оборудование, чтобы, например, адаптировать преподавание под слабослышащего или слабовидящего ученика. А главное, необходима серьезная подготовка учителей. В Европе она входит в программу обучения по любой педагогической специальности. Все будущие учителя и воспитатели слушают лекции по работе с детьми-инвалидами. Каждый школьный педагог в той же Дании знает систему Брайля. И при этом в учебном заведении, где внедрена инклюзия, работают еще и специалисты: тифло- и сурдопедагоги, психологи и т. д. Не говоря уже о том, что наполняемость классов при таком обучении должна быть снижена.

Нетрудно понять, что российская реальность далека от этой картины. Перескакивать на большой скорости в поезд, идущий в обратном направлении, опасно. А мы, по мнению Н. Малофеева, именно это и делаем, противопоставляя, в частности, инклюзию традиционному отечественному обучению детей с ОВЗ в спецшколах, где имеются профессионалы-коррекционщики и выверенные методики. Безусловно, дети-инвалиды, чьи проблемы тем не менее позволяют им учиться в общеобразовательных школах вместе со здоровыми ровесниками, есть и сейчас. В нескольких субъектах РФ идет эксперимент по инклюзии. Но огульного и поспешного введения интегрированного обучения (к чему порой так склонны чиновники) быть не должно - в этом, на мой взгляд, был пафос выступления академика Малофеева на конференции.

Говорил он и о необходимости принятия закона о специальном образовании и другой нормативной базы в этой области, отсутствие которых очень осложняет жизнь семье и школе. В частности, нет утвержденных образовательных стандартов для обучения детей с ОВЗ.

Более подробно о стандартах в специальном образовании Н. Малофеев рассказал в интервью «Ставропольской правде». Институт коррекционной педагогики РАО, которым он руководит, является их разработчиком.

- Николай Николаевич, что даст введение федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС) для детей с ограниченными возможностями здоровья?

- Они в реальности смогут воспользоваться правом на образование, гарантированным Конституцией. Сейчас дети с грубыми нарушениями, которые не могут освоить школьную программу, на этом основании признаются необучаемыми. Система образования их отторгает. Учителю (а иногда и психологу) не приходит в голову, что обучение - это не только преподавание ребенку академических знаний. Это может быть, например, научение его навыкам социального контакта. «Глазной контакт» с родной мамой для ребенка с аутизмом - достижение.

Дети с ОВЗ имеют чрезвычайно большие различия - от практически нормально развивающихся, но испытывающих временные и вполне устранимые трудности, до ребят с необратимым тяжелым поражением центральной нервной системы. И образовательные стандарты для них должны быть разными.

В декабре прошлого года приняты стандарты нового поколения для начальной школы, по которым общеобразовательные учебные заведения начнут работать с 1 сентября 2011 г. В процессе их подготовки Министерство образования и науки РФ обратилось в наш институт с предложением высказать свой взгляд, по каким стандартам должны учиться дети с ОВЗ. Мы выиграли грант и три года создавали концепцию этих ФГОС, версии для детей с разными нарушениями. Документ мыслился как дополнение к ФГОС для начальной школы. Сейчас мы запустили свои разработки для обсуждения во многих регионах РФ, в том числе и на Ставрополье. Будем добиваться, чтобы в этом году наш проект стал реально действующим документом. Пока такие стандарты не приняты, дети с ОВЗ остаются группой манипулирования: их можно отправить в спецшколу, в инклюзию, вообще отказать в обучении...

В институте разработаны четыре варианта ФГОС. Каждый содержит два компонента - «академический» и «жизненной компетенции». Под последним имеется в виду развитие у детей адекватных представлений о собственных возможностях и ограничениях, способности вступать в коммуникативные отношения и других понятий и навыков. Стандарты содержат требования к материально-техническим условиям обучения.

Ребенок может учиться в обычной общеобразовательной школе, в специальном (коррекционном) учебном заведении или на дому. Это зависит от тяжести, степени и комбинации нарушений. В самом тяжелом IV варианте заказчиком образовательных услуг является семья. Специалист объясняет родителям, что может их ребенок, и они вместе обсуждают, чему его учить. Этот договор является частью стандарта.

- А родители придут с таким ребенком - куда? Напишут заявление на учебу - кому?

- Начнем с самого простого. Есть местные органы управления образованием. Там обязаны маме сказать: у вас есть ребенок с ОВЗ, в такое-то время он должен начать учиться. Чтобы определить тип образовательного стандарта, ему предлагается пройти комиссию. (При этом последнее слово - согласна ли семья на предлагаемый вариант обучения для дочери или сына - остается за ней).

Сейчас родители с «тяжелым» ребенком у нас фактически предоставлены сами себе. Как будто это Адам и Ева, а каждое такое дитя - перворожденное...

- На Ставрополье есть организации родителей, воспитывающих детей-инвалидов. Они объединяются, делятся опытом...

- Родители молодцы! Замечательно. Но мы все платим налоги. В стране есть наука, которая знает, как помочь этим детям, как их учить. Почему люди, чьи дети в этих разработках нуждаются, не могут даже узнать, что они есть? В конце концов, образование - это все же дело государственное.

Лариса Прайсман

Источник: stapravda.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ