Архив:

"Они не прокаженные"

Музей Анны Ахматовой много лет занимается выставочной и просветительской деятельностью, которая направлена на социальную адаптацию детей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. Это дети с ограниченными физическими возможностями, воспитанники детских домов, дети мигрантов, которым непросто привыкнуть к жизни в чужом городе. Поэтому именно здесь в преддверии Всемирного дня борьбы со СПИДом прошла встреча журналистов с главным врачом Республиканской клинической инфекционной больницы (Усть-Ижора), руководителем Научно-практического центра профилактики и лечения ВИЧ-инфекции у беременных женщин и детей Евгением Ворониным и народной артисткой России Светланой Крючковой.

Сегодня в России более 4 тысяч ВИЧ-инфицированных детей, часть из которых оставлена на попечение государства. Чисто медицинская проблема стала для всего общества социальной проблемой сирот. В Республиканской клинической инфекционной больнице с 1991 года лечат ВИЧ-инфицированных детей, зараженных в медицинских учреждениях Элисты, Волгограда, Ростова-на-Дону. В силу обстоятельств больница наряду с медицинскими задачами вынуждена решать задачи социализации и индивидуального развития детей-сирот, живущих с ВИЧ.

Лишь единицы из детей, рожденных ВИЧ-положительными матерями, удается устроить в семьи. Остальные малыши, попадая в дом ребенка, находятся в изоляции от основной группы детей. Эти сироты лишены нормальных условий жизни, а потому отстают в развитии и не имеют навыков общения. Так происходит потому, что страх заражения у большинства людей попрежнему велик, хотя современная медицина свела этот риск на нет.

«К сожалению, очень медленно меняется отношение к людям, живущим с ВИЧ, - сказал Евгений Воронин. - Мы постоянно сталкиваемся с такими примерами. Недавно мне позвонили из Краснодарского края: там отказываются из Дома малютки в Дом ребенка брать ребенка с диагнозом "ВИЧ-инфекция". Мы, конечно, попытаемся на месте урегулировать вопрос, свяжемся с администрацией Краснодарского края, но если не получится - заберем ребенка себе. Хотя наша задача - брать самых тяжелых и трудных больных, у нас есть специфическое для нашей страны отделение (я его неофициально называю "отделением предрассудков"). Сюда мы берем детей, запущенных с социальной точки зрения. В этом отделении было около 20 детей, осталось 10: остальные попали в семьи. Вот последний пример: девочке 4,5 года, весит она 10 кг и по своему развитию соответствует ребенку 2,5 лет.

Знает только свое имя. И связано это только с тем, что она была в полной изоляции: люди, которые находились рядом с ней, посчитали, что заниматься с ребенком, у которого ВИЧ-инфекция, - совершенно бесперспективное занятие. Но это обычные дети! И наша задача, когда эти дети подрастут, устроить их в семьи, потому что никакой самый хороший детский дом не может заменить самую обычную семью».

Сейчас в больнице 35 таких детей, еще недавно их было 55, но 20 - уже в семьях. Среди этих «пациентов» - и дошкольники, и школьники.

«Отказники» есть также в Детском доме № 1 (школьники) и в Доме ребенка № 16, всего в городе их 60-70.

«Чем отличаются ВИЧ-инфицированные дети? Просто сниженным иммунитетом, - объясняет Светлана Крючкова. - Они не прокаженные. А отношение - как к прокаженным. Мы всего боимся, потому что не привыкли быть открытыми. Многое делается демонстративно, для галочки: приехали, подарили мишки, плюшки, игрушки - и уехали. А помощь должна быть постоянной. Это наша привычка ставить клеймо на человека: этот больной, из этого все равно ничего не выйдет... На каком-то медицинском симпозиуме был задан вопрос: что делать, если родители - сифилитики и пять детей родились, естественно, больными? Рожать им шестого? Весь зал сказал: нет. А шестым в семье был Бетховен».

Попадая в семьи, ВИЧ-инфицированные дети социализируются - и меняются коренным образом. За рубежом четверть века назад реакция была столь же опасливой и настороженной, как сейчас в России, но с тех пор многое переменилось.

«В середине 80-х к ВИЧ-инфицированному ребенку боялись прикоснуться - пока свой пример не подала принцесса Диана, - напомнил Евгений Воронин. - В течение недели она посещала Клинический центр Гарлема, где содержались дети с ВИЧ/СПИДом. После того как она уехала, всех детей разобрали в семьи.

20 лет назад, когда мы начинали работать, появлялись статьи, что мы агенты каких-то служб, что мы решили извести население, что если Центр появится, то через два года весь поселок Металлострой, рядом с которым мы работаем, умрет от СПИДа. Ельцину было направлено требование закрыть больницу - под ним подписалось 2,5 тысячи человек! Казалось, что это уже в прошлом, детей стали усыновлять... Но недавно нам снова стали говорить: "Ваши дети - источник заразы; они будут ходить в поселковую баню и перезаражают все наше население". Предлагали отвезти детей в тайгу и возить туда врачей вахтовым методом. Откуда эта агрессия?»

Выходом, по мнению врача и актрисы, должно стать личное участие каждого, выражающееся в разных формах: от помощи брошенным ВИЧ-инфицированным детям до их усыновления.

«Гоголь говорил: зло, которое окружает нас, один человек исправить не может, но он может передать страдания, он может будить совесть. Поэтому нас должно быть чуть больше», - подвела итог встречи Светлана Крючкова.

Источник: aidsjournal.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ