Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Лишние люди

Недавно столичное правительство обнародовало программу социальной интеграции инвалидов на 2011 год. Судя по документу, число рабочих мест для горожан с ограниченными возможностями выросло в четыре раза. Порадуют их не только обилием вакансий, но и разнообразием новых специальностей. Однако достаточны ли эти меры для того, чтобы реально помочь жаждущим найти свое место под солнцем? С какими сложностями сталкиваются инвалиды на фирмах, стараются ли чиновники эти проблемы решить?

Без ноги 34-летний Павел Назимов остался 2 года назад - после страшной автомобильной катастрофы. Жена и 3-летний сын погибли на месте. Павел после комы и двух сложнейших операций вернулся домой, к 70-летней матери. Вместе с ними мы сидим в крохотной кухне однокомнатной квартиры подмосковного Подольска. Меня потчуют чаем и лучшим в доме лакомством - блинами с повидлом. Рассказывая о проблемах сына, Евгения Васильевна плачет. Сам Павел нервно теребит пустую брючину, прикрывшую то, что осталось от изуродованной ноги.

Главным аргументом работающего с ним после трагедии психолога было: жизнь на этом не кончается, лишился Павел ноги, а не головы. Значит, сможет отвлечься от горестей работой (до катастрофы Павел 7 лет трудился системным администратором в крупном промышленном холдинге). Не тут-то было. В трех фирмах при виде соискателя на костылях сотрудники отделов кадров переглянулись и ухмыльнулись. В четвертой в свой кабинет Павла вызвал руководитель управления по работе с персоналом и доходчиво объяснил: они даже рассматривать резюме инвалида не будут, ведь такие, как он, доставят компании массу ненужных хлопот. Клятвенные заверения Павла, что никакими положенными ему по Трудовому кодексу преимуществами он пользоваться не будет, результатов не дали. В пятой компании явившийся на собеседование Павел не смог пройти дальше проходной. «С калеками тут не связываются», - хамовато заявил упитанный бритоголовый охранник.

После этого случая желание несчастного работать как ветром сдуло.

- Живем на мамину и мою пенсию, - скупо цедит слова он. - Еле сводим концы с концами.

- Сын в жуткой депрессии, - разрыдалась Евгения Васильевна, как только Павел уковылял в свою комнату. - Он молодой, полный сил. Хочет и может работать. Ему, как мужчине, важно приносить домой деньги, это позволило бы ему чувствовать себя полноценным человеком. На деле же получается, что Павел бьется в глухую стену. Хоть наизнанку вывернись, а никому он не нужен.

Капкан для оператора

Зато посчастливилось найти работу 37-летней незрячей Марине. Оператором на телефон в небольшой столичный call-центр ее пристроила подруга сестры, занимающая там должность заместителя директора. За 5 лет работа Марины ни разу не вызвала нареканий. Однако как только высокопоставленная покровительница ушла в декрет, у слепой протеже начались проблемы.

- Наша зарплата состояла из двух частей: оклада в 10 тысяч и премии в 15 тысяч. И вот полгода назад мне неожиданно не заплатили премию, - рассказывает она. - Сначала я думала, что так за что-то наказали весь наш отдел, но нет, без денег оставили только меня.

Попытка выяснить, с чего вдруг ее постигла подобная кара, принесла плачевные результаты.

- Начальник со мной не церемонился, объяснять ничего не стал, заявил прямо: если что-то не нравится - можете увольняться, держать не будем, - вспоминает Марина.

Марина поплакала, но хлопать дверью не стала: иллюзий по поводу того, что инвалиды в столице с легкостью находят работу, она не питала. Три месяца назад ее постиг новый удар. Сотрудникам объявили - дела компании идут не лучшим образом, а значит, зарплату придется урезать. После подобных демаршей руководства большая часть коллектива разбежалась. А вот Марине идти было некуда. Сейчас она получает шесть тысяч рублей, но о смене работы даже не помышляет.

- А куда мне деться? Надо ж хоть чем-то заниматься. Засяду дома - с ума сойду от тоски, - вздыхает она.

Ноль без палочки

У Светланы Ореховой атрофия мышц, она не ходила ни разу в жизни. Все детство провела дома - с мамой, папой, куклами и телевизором. Вместо школы домой к ним ходили репетиторы, но поступить в институт хрупкая и застенчивая Светлана все же решилась. Она мечтала учиться на бухгалтера, но это ей так и не удалось. После подачи документов в свой кабинет ее вызвал декан факультета и доходчиво объяснил: делать в числе его студентов девушке нечего.

- Вроде бы ученый человек, профессор, а правильных слов подобрать не смог, - плачет мама Светланы Оксана Дмитриевна. - Сказал, что для этой профессии моя дочь - ноль без палочки и просто займет в институте место другого человека. А посему, пусть даже нервы себе не треплет: будь она хоть семи пядей во лбу, вступительные экзамены ей не сдать.

После таких откровений получать высшее образование Светлана не захотела, осталась сидеть дома. Сейчас ей 23 года, и ее семья понимает: самой зарабатывать себе на хлеб насущный девушке не удастся. Дело даже не в том, что Светлане не хватит элементарных знаний и навыков (ее здоровые сверстники исхитряются пристраиваться на работу, имея за плечами хоть 9 классов образования). Куда важнее другое: выросшая в четырех стенах, Света не умеет общаться с людьми, боится одна выходить на улицу, с кем-то знакомиться. О какой работе в коллективе или успешном прохождении собеседования в этом случае может идти речь?

- Помрем мы с мужем - что станет со Светкой? - горестно вздыхает ее мама.

Слово и дело

Если верить чиновникам, то о проблемах инвалидов они не забывают, время от времени руководители различных уровней козыряют громкими цифрами. На одном из заседаний московского правительства столичный мэр Сергей Собянин заявил, что в 2011 году для граждан с ограниченными возможностями будет создано более восьми тысяч вакансий, тогда как в прошлом году инвалидам предлагали не более двух тысяч вариантов трудоустройства. Три тысячи мест департамент труда и занятости планирует создать за счет вакансий, имеющихся в базе. Еще три тысячи предложат по программе квотирования рабочих мест, тысячу вакансий организуют на фирмах малого и среднего бизнеса, а на промышленных предприятиях будет создано 600 мест. Плюс к этому 400 инвалидов чиновники планируют принять в учреждения социальной сферы города. Бесспорно, подобные потуги лучше, чем совсем ничего. Но существует ведь и другая статистика. В Москве сейчас насчитывается 1,2 млн лиц с ограниченными возможностями, из них 240 тысяч - трудоспособного возраста. По медико-социальным показаниям работать могут 150 тысяч человек, однако на деле трудоустроены не больше 15-20%. Как, спрашивается, оставшиеся ужмутся до предложенных им 8 тысяч вакансий?

Плюс к этому эксперты уверены: к проблемам инвалидов надо подходить с другой стороны. Что толку организовывать рабочие места для колясочников и незрячих, если о «безбарьерном пространстве» в городе по-прежнему можно только мечтать, и инвалид элементарно не сможет добраться до работы? Какая польза от квотирования, если минимальная зарплата инвалида и плата за его отсутствие на рабочем месте одинаковы - в Москве это около 9,5 тысячи рублей?

- Работодатели по сей день очень неохотно берут на работу людей с ограниченными возможностями. Им кажется, что с ними слишком много мороки: они вечно будут на больничном, им положены более длинные отпуска, их нельзя оставлять сверхурочно и сложно уволить. На самом деле - все это мифы, - рассказывает руководитель отдела трудоустройства региональной общественной организации инвалидов «Перспектива» Михаил Новиков. - Как правило, инвалиды дорожат своей работой и вряд ли будут часто пользоваться положенными им преимуществами. Что касается более сложной процедуры увольнения, то в Трудовом кодексе вообще нет статьи, предписывающей это. Заставить же руководителей фирм брать на работу инвалидов насильно практически невозможно. Им проще платить штрафы за невыполнение этого требования или заводить «левые» трудовые книжки.

Вдобавок к этому в стране катастрофически не хватает организаций и специалистов, способных помочь инвалиду при трудоустройстве: оказать ему надлежащую юридическую консультацию, правильно составить резюме и выбрать подходящую вакансию, подсказать, как грамотно вести себя на собеседовании.

Неуч в инвалидной коляске

Отдельная песня - обучение граждан с ограниченными возможностями. По статистике, из 593 тысяч российских детей-инвалидов образование получают около 250 тысяч. В основном они учатся на дому или в специальных интернатах. Остальные живут неграмотными. И происходит это в то время, когда во всем мире практикуется метод, позволяющий обогатить малышей и подростков с ограниченными возможностями такими же знаниями, как и их здоровых сверстников.

Речь идет об инклюзивном - «включенном» или «совместном» образовании. Ученые твердят: для тысяч детей - это единственный шанс получить нормальные знания, научиться общаться со сверстниками и вырасти полноправными членами общества. Ведь где бы ни учились дети с инвалидностью - на дому или в специнтернатах, у них нет никаких социальных отношений, связей, контактов, знакомств, дружб, точек соприкосновений. На словах российские чиновники прелесть задумки вроде бы понимают. Что же происходит на деле?

- Наша школа вообще не приспособлена к тому, чтобы принять ребенка-инвалида, - сокрушается член Общественной палаты РФ, руководитель организации «Право ребенка» Борис Альтшулер. - Речь тут идет не только об отсутствии физической доступности, скажем, для детей незрячих или колясочников, но и невозможности предоставить индивидуальный подход каждому ученику. И сдвигов никаких не предвидится. В готовящемся законе «Об образовании» речь по-прежнему идет о шаблонном обучении, которое не предусматривает ни индивидуального подхода к каждому ученику, ни разделения обязательной программы на разные уровни сложности, чтобы по-стичь ее могли дети с разным уровнем интеллекта и способностей.

Что в этой истории самое печальное? Пожалуй, то, что время, которое наша страна может потратить на создание приемлемых для жизни инвалидов условий, не берется предсказать даже самый дальновидный эксперт.

Только цифры

В нашей стране зарегистрировано 13 миллионов инвалидов - около 9% от всего населения страны. 6 миллионов из них - трудоспособны, однако найти работу исхитрились лишь избранные счастливцы - не более 15%. Особенно низка занятость среди инвалидов первой и второй группы - 8 процентов. Для сравнения: в Соединенных Штатах трудоустроены 29% инвалидов, в Великобритании - 40%.

В столице около 10 тыс. квотируемых предприятий, из них только 50% соблюдают эти квоты. Остальные должны вносить определенную сумму за то, что они не используют труд инвалидов, но делают это только 2,5 тысячи предприятий.

Ежегодно в бюджет Москвы поступает около 1,2 млрд рублей штрафов от предприятий, которые, имея штат численностью более 100 человек, не предлагают, как положено по закону, 2% рабочих мест инвалидам.

По оценкам экспертов, более 50% людей с инвалидностью в нашей стране ни разу в жизни не предприняли попытки устроиться на работу. Среди причин подобного явления - психологические проблемы, неверие в собственные силы, отсутствие физической возможности добраться до рабочего места, необоснованно низкая заработная плата.

А как у них?

В XX веке во многих странах законодательно закрепили обязанность работодателя предоставлять определенную часть рабочих мест инвалидам. Система «квота - штраф» (такое название она получила на Западе) применяется во многих странах мира, в том числе в таких экономически развитых, как Германия и Франция.

Штрафы за невыполнение квот направлены, c одной стороны, на создание равных условий для работодателей, с другой - способствуют созданию новых рабочих мест для инвалидов. Так, в Германии поступления от штрафов ежегодно превышают сумму в 200 миллионов евро, а во Франции - в 240 миллионов евро. В первую очередь эти средства используются для вовлечения в процесс производства тяжелобольных инвалидов. Основной эффект системы квотирования заключается в том, что в странах, ее применяющих, резко возрастает уровень занятости среди инвалидов трудоспособного возраста.

В США федеральное правительство еще в 1998 году задалось целью разрушить существующие барьеры в трудоустройстве инвалидов. Начинать решили с себя - практически все государственные структуры получили распоряжение брать на работу людей с инвалидностью. Тогда же конгресс принял поправку к статье 508 Закона о реабилитации, согласно которой все федеральные агентства должны сделать все свои электронные и информационные технологии доступными для людей с ограниченными возможностями. Также поправка обязывает все федеральные агентства предоставлять каждые 2 года отчет о проделанной работе в данной сфере.

Китай рассматривает расширение занятости инвалидов как одну из важнейших мер по ликвидации их бедности. В последние годы занятость среди трудоспособных инвалидов повысилась с 50 до 80 с лишним процентов. Так, к концу 2007 года в китайских городах были трудоустроены более 4,3 миллиона инвалидов, на селе этот показатель достиг 16,97 миллиона человек. В целях содействия трудоустройству инвалидов и защиты их права на труд в Китае приняты закон о защите инвалидов и положение о трудоустройстве инвалидов. Часть инвалидов занята на специализированных предприятиях, часть работает на других предприятиях в соответствии с правилами, согласно которым каждое предприятие или учреждение обязано трудоустраивать определенное количество инвалидов в зависимости от общей численности работников, остальные инвалиды ведут индивидуальное хозяйство.

Ольга Шульга

Источник: tribuna.ru