Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Санкт-Петербург - город не для инвалидов

"Добиралась до ресторана на Лиговке пешком от Московского вокзала. Испачкала всю замшу, - делится впечатлениями от огромной лужи вполовину пешеходного перехода на Лиговском проспекте блогерша Наталья". Ругать аномальную погоду, бездельников дворников, их начальство, начальство начальства... - нужное подчеркнуть, остается слегка избитым, но все же модным трендом. Редко кто вспомнит, что в Петербурге живут те, кому действительно сложно дойти, но не на каблуках в рестораны и пабы, а в аптеку, в больницу или в церковь. Причем не только зимой, но и летом. Речь об инвалидах-колясочниках.

На улицах их почти не встретишь. Петербург с его имперским центром и советскими окраинами остается для них полосой препятствий, и снежные сугробы здесь ни при чем.

Вниз по лестнице

- Я сюда на социальном такси добрался, - рассказывает Алексей Кузьмин. - Конечно, удобно. Но только заказывать его нужно заранее, дня за два. Да и обратно на нем не всегда уедешь. Вот, например, сегодня попал в собес во время обеда. А ведь социальное такси заказывается на строго определенное время. Поможете до дома добраться? По дороге расскажу, как инвалиду живется в Петербурге.

Конечно, помогу. На самом деле я не надеялся, что Алексей будет ждать меня в центре. Думал, по-быстрому от его дома вместе до аптеки прогуляюсь. Увижу, что ступени высокие, пандусов нет. Посмотрю, как петербуржцы реагируют на просьбы инвалида занести его вверх к аптеке. А потом вынесу им вердикт в бездушии или, напротив, восхвалю их отзывчивость.

Выйти из собеса оказывается не так просто, на улицу ведут пять-шесть ступенек. Сбоку на них положены рельсы пандуса, но спуск очень крутой и упирается в закрытую створку двери.

- Вам помочь? - подозревая, что самое трудное впереди - спуститься в метро, стараюсь побыстрее расправиться с «незначительными» препятствиями.

- Да, если не сложно, - не отказывается Алексей. - Только одной вашей помощи мало будет. Подождите, я еще кого-нибудь попрошу.

На просьбу почти сразу откликается мужчина в пальто. После небольшого инструктажа, как правильно поддерживать коляску, вместе спускаем Алексея к выходу.

Ближе там, где невысоко

Напротив собеса троллейбусная остановка. Это на Старо-Невском. До метро «Площадь Александра Невского» метров сто. Но ехать до дома Алексея на проспект Ветеранов решаем через площадь Восстания.

- На станциях пересадки ступеньки без эскалаторов, - убеждает отказаться от короткого варианта пути Алексей. - Много времени там потратим и сил.

Нужного транспорта ждем полчаса. Один за другим пропускаем троллейбусы.

Это обычному петербуржцу подойдет любой маршрут - от собеса до Московского вокзала общественному транспорту некуда свернуть. А для человека на коляске нужен социальный салон низкопольного автобуса.

- Быстрее бы пешком добрались, - вздыхает Алексей.

Наконец подошел нужный троллейбус. Но из-за припаркованных у обочины машин предпочел остановиться ближе к середине дороги. Чтобы попасть в салон, приходится опять обращаться за помощью к прохожим.

- Вообще-то у этого троллейбуса есть откидная ступенька для инвалидов, чтобы как по горке на коляске можно было заехать, - признается Алексей. - Но в Петербурге я ни разу не видел, чтобы водители ими пользовались.

- А почему бы не попробовать, - предлагаю я. - И вежливо прошу кондуктора откинуть ступень на остановке.

Посовещавшись с водителем, кондуктор предлагает не начинать традицию:

- На остановке поближе к поребрику подъедем, так будет и вам и нам удобнее.

В метро колясочников провожают недобрым взглядом

С дежурными станции «Площадь Восстания» Алексей знаком лично. Как-то они отказались его пустить к эскалатору. Дескать, сопровождающий у тебя липовый, из прохожих, кто из метро на эскалаторе тебя поднимет?

- Из-за них опоздал на последний троллейбус от станции проспект Ветеранов, - вспоминает Алексей. - В итоге добирался шесть километров домой по трассе. Но вы об этом писали.

Завидев человека в коляске, сразу подходит дежурный:

- Без сопровождающего?

- Один, - ради эксперимента притворяется Алексей.

- Давай, помогу, - обескураживает сотрудник метрополитена.

- Мы для этого работаем, - придерживая коляску, на эскалаторе говорит отзывчивый дежурный.

- А где женщина, что раньше здесь стояла? - спрашивает Алексей. - Та, что меня не пускала.

- А! Это про тебя писали? Как видишь, ее здесь больше нет, перевели. Теперь дежурят мужчины.

Как только помощник уходит, человека окружают десятки недобрых глаз. Как будто у них деньги просят.

- Привыкайте, среди пассажиров метро образ человека в коляске дискредитирован, - разводит руками Алексей. - Из-за попрошаек. Они надевают военную форму и собирают милостыню по вагонам. А на самом деле у колясочников пенсия около двенадцати тысяч рублей, а у инвалидов боевых действий порядка двадцати.

Без помощи прохожих никуда

От метро до дома в этот раз Алексей добрался быстро. Преодолеть ступени на выходе из метро помогли трое студентов. Первый же троллейбус, как по заказу, пришел низкопольный. А вот у родного парадного пришлось постоять.

- Хоть я и живу на первом этаже, но домой попасть самостоятельно не могу, - признался Алексей. - Лестницы в парадном слишком крутые, и даже пандус, постеленный сверху, не помогает добраться наверх. Так и сижу обычно, жду соседей или родителей с работы.

Кстати, Алексей Кузьмин не всегда передвигался по городу на коляске, когда-то он ходил на костылях, а еще раньше - на своих ногах... Врожденная болезнь позвоночника.

- Грустно, но таких, как я, среди инвалидов немного, - разговорился Алексей. - Мы ездим на сборы по другим городам, даем концерты. А большинство ведь дома сидят. Это психологическая боязнь попросить помощи у незнакомых. А в Петербурге ее приходится просить постоянно, город ведь строился не для инвалидов.

Компетентно

Председатель правления общественной организации инвалидов «Доступная среда» Юрий Бажулин:

- Увы, нет правил, по которым старые дома, где находятся социальные объекты, оборудовались бы подъемниками или пандусами. Без посторонней помощи инвалидам не то что не попасть в музеи, театры, библиотеки, церкви, а даже зачастую не выйти из дома. Хотя это проблема не только Петербурга, но и всех городов России.

Было бы выходом включить в технический паспорт зданий графу «доступность», где указывали бы, удобно ли здание для инвалида-колясочника. Эти сведения помогли бы контролировать, как исполняется законодательство и в России, и в Петербурге в частности.

Алексей Мавлиев

Источник: spb.kp.ru