Архив:

Защита Писаренко

Отец слепой девочки отстаивает права своего ребенка на образование

Ростовскую гимназию N 19 заканчивает слепая с рождения девочка Наташа Писаренко. Что это стоит ей и ее родителям? Наташа учится в восьмом классе. Учится на "отлично". Весь день расписан: в семь утра подъем, обычная школа, потом музыкальная. А еще консерватория, занятия немецким языком... Наташа играет на фортепиано, скрипке, аккордеоне, пишет музыку и песни. В конкурсах участвует вместе со зрячими одноклассниками. И - побеждает. Родители Наташи уверены, что всего этого бы не было, если бы дочь была оторвана от сверстников и полноценной жизни.

Перед первым классом встал вопрос выбора школы. Таким детям обычно предопределена одна дорога - в специнтернат для слепых в Новочеркасске. Но родители пошли в ближайшую к дому гимназию N19. Приняли. И это была первая победа.

- Приняли на условиях домашнего обучения, - продолжает отец Наташи. - Наташа могла ходить в школу. Но в то время трудно было спорить с системой образования. И мы просто попросили директора разрешить посещать каждый день школу.

Мама Ольга освоила азбуку Брайля, и каждый день от руки все эти годы переписывает учебники на понятный ее дочери язык. Вот уже восемь лет мама и Наташа сидят в классе за одной партой, и в дневниках у девочки одни пятерки. И это - вторая их победа.

Наташа освоила компьютер, мобильный телефон и многие задания выполняет на ноутбуке. В школе к ней прекрасное отношение, всегда в курсе ее успехов и проблем директор гимназии Арутюн Назарян. Но в рамках своих инструкций сама школа совершенно не готова к обучению "особенных" детей. Все, что удается Наташе Писаренко, получилось лишь благодаря удивительному самопожертвованию ее родителей. Но ведь Наташа хочет двигаться дальше. Как только вошло в обиход понятие "инклюзивное образование", отец начал писать обращения, с тем, чтобы Наташу перевели на такую форму обучения.

- Всякий раз чиновники настойчиво напоминали, что Наташе нужно учиться в специнтернате для слепых. Некоторые вообще спрашивали: а что вы в обычной школе делаете? - говорит Николай. - Правда, Наташа приказом переведена-таки на интегрированное образование в этой же гимназии.

Хотя перевод пока только на бумаге. А на деле им говорят, что для организации интегрированного образования нет денег.

- У Наташи не было брайлевских учебников, прибора для письма по системе Брайля, нет специальной бумаги и технических устройств, - говорит Писаренко. - Нет и учителей-брайлистов.

Замминистра образования Ростовской области Марина Мазаева признает несоответствие материала учебников, изготовленных по системе Брайля для незрячих, и учебников обычной школы.

- Сроки освоения программного материала в специальных коррекционных учреждениях не совпадают с установленными сроками в общеобразовательной школе, - пишет чиновница в ответе Писаренко. - И единственное в России издательство печатает учебники по системе Брайля с учетом программ спецшкол.

При этом семья в избытке может иметь то, что Наташе не надо. Так называемая индивидуальная система реабилитации обеспечивает инвалидов по зрению белой тростью для слепых и градусником с речевым выходом. А ведь на это тоже уходят немалые государственные деньги. Системе не хватает гибкости и реально индивидуального подхода: да, одному хватит и трости, но другому нужны обучающие программы. Между тем, не опускающий рук Николай Писаренко прознал, что существует на свете такой умный прибор - брайлевский дисплей. Девочка сможет он-лайн читать все тексты рукой, проверять ошибки. Дисплей стоит почти 120 тысяч рублей, полный комплект, с компьютером и принтером, - примерно 500 тысяч. Но именно с его помощью перед Наташей может пасть последняя преграда в ее стремлении к знаниям и свободе выбора. И отец снова начал обивать пороги министерств и ведомств.

Но вот образец ответа чиновников в кипе других, похожих как две капли воды: "Процесс интеграции детей с ограниченными возможностями здоровья в массовой общеобразовательной школе характеризуется тем, что потребности детей с ограниченными возможностями приводятся в соответствие с действующей системой образования, которая в целом остается неизменной. Действующее законодательство в области образования не предполагает обеспечение реабилитационными техническими средствами детей, интегрированных в массовую школу".

Отец написал президенту. Дмитрий Медведев поручил министерству образования и науки разобраться с проблемами Наташи Писаренко и проблемами обучения слепых детей в школах в целом. Как сообщила пресс-служба Кремля, министр обещал помочь. После этого закованная в инструкции система стала медленно проворачиваться лицом к отважной девочке, желающей учиться.

С участием корреспондентов "РГ" в кабинете директора гимназии состоялась встреча Наташи, ее родителей, сотрудника аппарата уполномоченного по правам ребенка и представителей министерства и городского управления образования. Они предложили компромисс: девочка будет получать дополнительное образование с дистанционной формой обучения, которое предусматривает оснащение центра этим современным компьютерным комплексом. Но Наташа и родители категорически не хотят учиться на дистанции. Их цель ходить в школу, как все обычные дети.

- Мы не отказываем им в этом праве, Наташа, как и прежде, останется ученицей 8-го класса "Г", - утверждает специалист минобразования Ольга Безрякова. - Единственное, ей нужно будет выполнять задания, положенные по курсу дистанционного обучения.

Но родители боятся, что в плотном расписании Наташи времени и сил выдержать еще одну нагрузку просто не останется. Кроме того, дистанционное обучение пока опробовано только для людей с проблемами опорно-двигательного аппарата. Для слепых программы еще не разработаны.

В своем желании сдвинуть неповоротливую систему Николай Писаренко думает и о других детях, попавших в подобную ситуацию. В скольких семьях царит отчаяние, и на детей, которые

не такие, как все, просто махнули рукой.

Сейчас Николай Писаренко готовит иск в суд - на министерство образования Ростовской области. На необеспечение Наташи оборудованием, позволяющим иметь полноценный доступ к среднему образованию. Он хочет одержать третью победу в борьбе за своего ребенка.

Комментарий

Светлана Каракосова, консультант Уполномоченного по правам ребенка в Ростовской области:

- На ребенка, обучающегося в коррекционной школе-интернате, тратится примерно 200 тысяч рублей в год. А сколько - на того, кто учится в обычной школе? В среднем около 45 тысяч. Необходимо на уровне государства пересматривать нормативы и правовые документы. Говорить о том, что министерство не хочет помочь Наташе Писаренко, не совсем корректно, возможности помощи ограничиваются рамками законов.

Лариса Ионова

Источник: rg.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ