Архив:

Фабрики здоровья: два мнения

Лечить в московских больницах будут в два раза быстрее

Новость о сокращении времени пребывания пациентов в больницах Москвы в два раза взволновала и обычных горожан, и столичных медиков. Однако в России уже есть успешный опыт внедрения "ускоренного" стационара, который может быть перенесен на столичное здравоохранение.

Лежать по несколько недель в больнице - чисто российская специфика. По оценкам специалистов, в нашей стране количество коек в стационарах в два раза больше, чем в среднем по Европе. Да и сроки лечения отличаются в той же пропорции. В России лечатся 14-15 дней, в Швеции - 5,9, в Германии - 7,5 дня. Программа модернизации столичного здравоохранения призвана превратить московские больницы в высокотехнологичные "фабрики здоровья".

Больше половины стоимости пребывания в стационаре занимает "гостиничная услуга" - траты на само здание, коммунальные расходы, зарплата обслуживающего персонала и т.д. Хотя реально ложиться на лечение в стационар необходимо лишь тем пациентам, которые нуждаются в круглосуточном врачебном наблюдении и профессиональном сестринском уходе.

Причина столь долгого пребывания на больничной койке - плохое технологическое обеспечение большинства российских клиник.

- Человек нередко ложится в больницу лишь потому, что в приемном отделении не могут сразу поставить диагноз и кладут его, чтобы понаблюдать, - объясняет директор Санкт-Петербургского НИИ Скорой помощи им. Джанелидзе Сергей Багненко. - Поэтому модернизация, конечно, необходима.

То, что собираются внедрить в московских больницах, Сергей Багненко начал делать более 10 лет назад в своем институте.

- Сейчас до 40% больных мы отпускаем из приемного отделения, потому что снимаем острый диагноз, с которым его привезла "скорая помощь", - рассказывает Сергей Багненко. - У нас есть возможность сразу сделать биохимический анализ крови, при необходимости - УЗИ или КТ, мы снимаем острый болевой синдром или дыхательную недостаточность, и если нет серьезных оснований для госпитализации - инфаркта, инсульта, хирургической патологии, - отпускаем человека домой, сделав определенные назначения.

Когда в 1999 году только начиналась реорганизация работы НИИ Скорой помощи им. Джанелидзе, в этой клинике на 900 койках лечили 21 тысячу больных в год. А к 2005 году - уже 50 тысяч в год. Как же к этому пришли?

- Мы начали с создания круглосуточных диагностических технологий, создали отделения экстренной помощи, которые впоследствии легли в основу концепции развития скорой медпомощи в стране. У нас в институте было создано такое же отделение "эмердженси", как во всем мире. Это другой механизм сортировки больных, круглосуточная линейка всех диагностических служб. Мы одними из первых в стране ускорили лечебный процесс. И сейчас практически во всех крупных стационарах Петербурга на одну койку приходится 50 больных в год, а не 25, как во многих регионах.

Однако для таких масштабных изменений в больницах Москвы придется перестроить и всю работу поликлиник, создать реабилитационные центры и пр.

- В больнице должны оказывать высокотехнологичную помощь. Но необходимы и реабилитационные центры, центры фельдшерского ухода, хосписы. Они должны избавлять высокотехнологичные центры от этих пациентов. Но это вовсе не значит, что реабилитационные центры не должны быть высокотехнологичными. Просто у них другое направление, - поясняет Багненко.

При этом надо помнить, что самая хорошая программа модернизации может столкнуться с некоторыми российскими реалиями и зайти в тупик. Например, подтверждение инвалидности для пожилых людей у нас нередко увязывается с количеством госпитализаций в году. И даже если пациенту по состоянию здоровья вовсе не нужно ложиться в больницу, он все равно будет этого добиваться всеми правдами и неправдами. Потому что в некоторых случаях для продления инвалидности нужно три (!) госпитализации в год.

Похожая ситуация и с материнским капиталом. Раньше любые боли у беременной женщины считались признаком угрозы прерывания беременности. Ей предлагали госпитализацию, от которой она могла отказаться. Это допустимо и сейчас. Только в таком случае она вполне может лишиться права на получение маткапитала.

Елена Лория

Москва: лечить некому, нечем и некогда

У нас очень любят поговорить о демографии и увеличении численности населения, повышать которую преимущественно пытаются за счет стимулирования рождаемости. Притом что в нормальных странах этот показатель растет исключительно за счет сокращения смертности и увеличения продолжительности жизни. Но долго живущим старикам ведь придется пенсии платить. А это накладно. Вот если бы они как-нибудь потихоньку все повымерли...

Руководитель столичного здравоохранения товарищ Печатников предлагает превратить московские больницы в «фабрики здоровья», где люди не будут валяться месяцами, а будут проходить лишь необходимый интенсивный курс лечения. При этом основную тяжесть вылечивания возьмут на себя поликлиники, которые сперва человека хорошенько обследуют и подготовят к госпитализации, а потом так же великолепно реабилитируют после пребывания в больнице. В самой больнице достаточно будет полежать с недельку - и хватит.

Что ж, идея сама по себе интересная. Но оторванная от жизни. Причем оторванная не в чем-то одном, а во всем сразу.

Так уж вышло, что мне в последние годы пришлось неоднократно сталкиваться и с больничным устройством, и с поликлиническим. Этот опыт был абсолютно, тотально удручающим! Особый ужас ситуации придавало понимание того, что это же московские больницы и поликлиники. Причем некоторые с громкими именами. А что же творится где-то в провинции!

Начнем с того, что поликлиника ни материально, ни технически, ни кадрово просто не в состоянии готовить человека к госпитализации. Конкретных специалистов может не быть на месте неделями. Запись к врачу на какое-нибудь УЗИ может растягиваться на месяц! А квалификация докторов часто совершенно неприемлемая. Причем эти проблемы не решаются пресловутой дачей денег врачу. Нет никакой гарантии, что и за деньги тебя вылечат. Они, наверное, просто не умеют лечить.

Попав, не приведи господь, в больницу, ты сталкиваешься с грязью, обшарпанными стенами, полами и потолками. С тем, что на весь этаж один врач, который при всем желании не может уделить должное внимание всем больным. В выходные дни пациент вообще брошен, потому что дежурный врач может быть один на сотню больных.

Лекарства зачастую приходится покупать самому, и поди еще найди эти лекарства! Потому что в аптеках отечественных препаратов нет, импортные продаются по диким ценам, есть далеко не везде, а там, где есть, вам не дают абсолютно никаких гарантий, что лекарства не «паленые». Сами врачи предупреждают, что в таких-то и таких-то местах лучше не брать, что более половины таблеток и микстур - подделка.

А оборудование? Томограф - нужнейшая вещь - страшный дефицит. Но я столкнулся с неожиданной проблемой в той больнице, где этот аппарат был. Сделав снимок, доктора не могли поставить диагноз. Они не могли даже сравнить этот снимок с предыдущим! Они просто не понимали, что перед ними! Смотришь в книгу - видишь фигу. Врачи не умеют работать на современном оборудовании, даже если оно у них есть.

При этом существовал норматив: держать человека в палате не более 21 дня. Хотя есть такие заболевания, которые не вылечиваются за 21 день. И человека просто, как бандероль, выкидывают из больницы, написав, что он «выписан с улучшением».

Почему это придумали, известно. В какой-то момент распространилась практика, когда родственники просто оставляли стариков и старух в больницах, не желая о них заботиться. И те жили в госпиталях годами! Но из-за этих случаев всех сгребли под одну гребенку.

А теперь вообще сроки хотят ужесточить до одной недели. Даже грипп за неделю не проходит, а что говорить о тяжелых переломах, инфарктах, инсультах! Нам скажут, что в исключительных случаях срок пребывания в больнице можно продлить. Но врачи идут на это неохотно. Потому что у них нехватка койко-мест, потому что они не заинтересованы в том, чтобы пациенты умирали у них в отделении и портили статистику.

А после того как человека выкинут из стационара, ни о какой реабилитации в поликлинике и речи быть не может. Потому что большинство специалистов просто не ходят по домам, и, таким образом, инвалиды, немощные и просто серьезно больные люди остаются без врачебного надзора. Плюс к тому все та же нехватка сил, средств, времени и тому подобное.

Таким образом, чтобы превратить больницы в «фабрики здоровья», нужна полная перестройка системы здравоохранения. Которую вряд ли кто-то станет проводить. А вот ввести безумные нормативы по пребыванию людей в стационаре легко. И тогда наши больницы превратятся в настоящие фабрики смерти.

Антон Орех

Источники: izvestia.ru и specletter.com

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ