Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Врачебные ошибки не стали преступлением

Врачи действовали неправильно, но пациент умер не от этого. Неожиданным образом закончилось расследование одного из самых резонансных петербургских «медицинских» уголовных дел. Решение, принятое следователем Следственного комитета, соответствует действующему законодательству: врачи могут допустить любые ошибки, но если больной умер не из-за них, то врачи остаются безнаказанными.

Не умеют лечить

Позапрошлым летом петербуржец Вадим Федосеев поступил в городскую больницу №26 (на улице Костюшко) после тяжелого ДТП. Состояние у больного было, прямо скажем, не перспективное: черепно-мозговая травма и перелом позвонка шейного отдела позвоночника на фоне неврологического заболевания, затрагивавшего как раз шейный отдел позвоночника. Вадиму сделали операцию по имплатированию протеза, после которой он умер.

Марина Салынина, сестра покойного, решила разобраться в причинах смерти брата - ей казалось, что в трагедии виноваты врачи. По запросу адвоката Марины в петербургском Бюро судебно-медицинской экспертизы было проведено комиссионное исследование трупа.

Во-первых, выяснилось, что у больного оказались сломанными 11 ребер и ещё один позвонок, что не было диагностировано при его поступлении в стационар. Эксперты высказали предположение, что сломанные ребра спровоцировали развитие пневмонии, которую врачи 26-й больницы, как выяснили эксперты, не умели лечить - не назначили адекватного количества антибиотиков и отхаркивающих препаратов, не делали рентген-контроль лёгких, необходимый в таких случаях.

Более того, члены комиссии выяснили, что доктора клиники не сумели правильно подключить больного к аппарату искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Когда у Федосеева начались проблемы с дыханием и возникла необходимость в интубации трахеи (в трахею вставляется трубка, которая подключается к аппарату ИВЛ), потребовалась трахеостомия - процедура, при которой трубка вводится больному в трахею снаружи, через разрез в верхней части груди. Но Вадиму Федосееву сделали совсем другую процедуру, хотя написали правильно: трахеостомия. Другая процедура оказалась не только очень болезненной - она вообще категорически недопустима конкретно для Вадима, который страдал болезнью шейного отдела позвоночника.

«Травма наряду с допущенными дефектами медицинской помощи привели к прогрессированию восходящего отека спинного мозга и наступлению смерти Федосеева В.Е., поэтому дефекты медицинской помощи находятся в причинно-следственной связи с наступлением его смерти...» - было написано в последнем абзаце комиссионного исследования.

По данному факту было возбуждено уголовное дело (часть 2 статьи 109 УК РФ - «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей», которое до недавнего времени находилось в производстве следственного отдела по Московскому району ГСУ СК по Петербургу. На днях стало известно, что дело прекращено в связи с отсутствием состава преступления в действиях двух попавших в поле зрения следствия докторов 26-й больницы: анестезиолога-реаниматолога Бирина и заведующего отделением реанимации Чежина.

Лечили плохо, но умер не от этого

В принципе, логика следствия понятна: в ходе доследственной проверки было проведено два экспертных исследования трупа, результаты которых друг другу по ряду позиций противоречили. Уголовное дело возбудили после описанного исследования, однако для устранения противоречия была назначена независимая комиссионная судебно-медицинская экспертиза в профильном учреждении в Москве. Столичные эксперты пришли к чуть-чуть другим, хотя и похожим с петербургскими коллегами, выводам. Это «чуть-чуть» и стало причиной отказа следствия от уголовного преследования медиков.

Если не вязнуть в специальных терминах, то суть выводов столичных экспертов такова.

Да, решили они, интубация трахеи больному была проведена неправильно, неэффективно и неадекватно его состоянию и имевшемуся заболеванию. Но, в принципе, доктора решили интубировать Вадиму Федосееву трахею в связи с резким, опасным ухудшением его состояния. Это ухудшение состояния было связано с последствиями полученной при ДТП травмы и, в конце концов, привело к смерти пациента. Так что, очевидная врачебная ошибка ни при чём - больной умер от другого. Раз так, то причинно-следственная связь между действиями докторов и гибелью пациента отсутствует.

При этом и.о. следователя Моргайлик установил, какие именно доктора совершили грубые ошибки: это не только рядовой анестезиолог-реаниматолог Бирин, но и заведующий реанимационным отделением 26-й больницы Чежин.

Что касается «незамеченных» врачами переломов 11-ти рёбер и позвонка, то столичные эксперты предположили: они стали результатом реанимационных мероприятий. Такое предположение основывалось на том, что в истории болезни Федосеева не было указаний на жалобы, характерные, в частности, для переломов рёбер. А рентгеновские снимки грудной клетки при поступлении Вадима в больницу почему-то не сделали.

Также столичные эксперты подтвердили вывод своих петербургских коллег: в городской больнице №26 не умеют правильно лечить пневмонию.

Но это не повлияло на основной процессуальный вывод: в действиях врачей нет состава преступления, предусмотренного частью 2 статьи 109 УК РФ. Они действовали неправильно, но больной умер не от этого.

Константин Шмелёв

Источник: fontanka.ru