Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Девушка с ДЦП незаслуженно попала в интернат для душевнобольных

В Московском Центре для больных ДЦП заканчивается курс реабилитации Кати Тимочкиной. Для 18-летней девушки, прикованной к инвалидной коляске, месяц, проведeнный в столичной больнице, стал самым счастливым в жизни. Здесь она общается с друзьями, учится работать на компьютере. И, самое главное, в Москве еe никто не считает слабоумной.

О скором возвращении в свой интернат в Самарской области Катя думает с ужасом. Из-за халатности чиновников девушка, у которой нет нарушений психики и проблем с интеллектом, вынуждена постоянно жить среди душевнобольных людей.

Несколько толчков инвалидной коляски и остановка. Руки устают очень быстро. Но только так Катя Тимочкина может передвигаться. Большую часть жизни девушка пролежала на больничной койке. Без лечения и занятий. Даже читать Катя научилась совсем недавно.

Катя Тимочкина: "Сейчас я читаю про одну бизнесменшу про ее тяжелое детство, потому что там про жизнь, я знаю, что это выдумка и все хорошо закончиться, но мне ее жалко".

В детский дом она попала младенцем. Мать от девочки отказалась. В 6 лет специальная комиссия установила, что Катя отстает в развитии. Так бывает практически со всеми сиротами. Без родительской заботы малыши с трудом познают мир. Но у Кати есть еще один диагноз. ДЦП. Перед врачами стоял выбор, куда направить ребенка: в обычный интернат или специальный.

Ирина Скупова, уполномоченный по правам человека Самары: "К детям, которые тоже неблагополучны, поместить ребенка, не умеющего ходить, где нет ставок педагогов, которые ухаживали бы или в учреждение, где ей оказывался бы уход по основному заболеванию".

Но специализированного интерната для инвалидов колясочников в Самаре нет. Единственным местом, куда можно было поместить больного ребенка, оказался детский дом для душевнобольных. В одной палате там жили и мальчики и девочки. На улицу с третьего этажа Катю выносили раз в неделю. На руках. Соседи по палате.

Сейчас Катя в Москве. Впервые ее привезли в специальный реабилитационный центр. Здесь больных ДЦП учат контролировать свое тело и движения. Но это лишь временно. Возвращаться в Самару Катя не хочет.

Катя Тимочкина: "Ну, для меня это очень плохо. Это значит я не получу образования, ни работы ничего. И я потеряю своих друзей, которых имею здесь".

Друзья Кати - волонтеры. Они подарили ей ноутбук и учат на нем работать. Несколько недель назад Катя написала своe первое электронное письмо.

Мария Царькова, волонтер: "Ей нужна поддержка, направление. Не закрытие в интернат, что сиди, у тебя есть бисер и приносят еду, перед Катей должна быть дорога. Что она учиться, она постепенно становиться более самостоятельной".

Недавно Кате Тимочкиной исполнилось 18 лет. По закону ее могли выпустить из детского интерната для душевнобольных. Девушка надеялась что так и будет и мечтала поступить в институт. Но очередная спецкомиссия вновь решила, что Кате нужна психиатрическая помощь, и суд признал ее недееспособной.

Позже другая, по словам друзей Кати, более тщательная, экспертиза установила что девушка психически здорова. Но суд своего решения менять не стал. Так она попала в заведение для душевнобольных. Такие места есть во многих городах России. Здесь взрослые на уроках учат различать цвета, а в игровой собирать пирамидки для младенцев. Многие проведут так всю жизнь. В личной беседе врачи признают, что Кате здесь не место. Но отпускать ее не торопятся.

Наталья Жукова, директор Похвистневского Дома Интерната для психически больных: "Катя морально не готова. Девочка еще не привыкла к нам большой семье нужно хотя бы полгода".

Сама Катя думает по-другому. Со своей интернет страницы она буквально молит о помощи!

Катя Тимочкина: "Выбраться отсюда – всe, что я хочу на данный момент".

У Юрия Кузнецова такой же диагноз - детский церебральный паралич. От него тоже отказались родители. Но Юрию повезло. Вместо специального интерната, его положили в больницу. Там с ребенком занимались.

Сейчас он не нуждается в посторонней помощи. Юрий главный редактор газеты, которая рассказывает о проблемах инвалидов. Издание называется "Мы часть общества". Доказывать это приходиться постоянно.

Юрий Кузнецов: "Инвалидность - это не приговор и достойная жизнь может быть абсолютно разной. Если мы говорим что человек с инвалидностью такой же как все, он должен иметь право на выбор".

Сейчас Катя и ее друзья надеются на пересмотр дела. Что, в конце концов, даст ей право самой распоряжаться собственной жизнью.

Представители реабилитационного центра, где сейчас находиться Катя, не хотят вмешиваться в конфликт и отказываются от комментариев. Единственное что они могут сказать с уверенностью, что через месяц курс лечения кончится и Кате придется уехать. Пока единственное место, где ждут девушку - все тот же интернат для душевнобольных.

Источник: http://1tv.ru/

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ