Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Человек-невидимка ищет работу

Человеком-невидимкой в нашей жизни становятся безо всяких чудес. Одна секунда может отделить любого от мира здоровых людей и вытолкнуть в мир инвалидов. Их много, но где они? На улицах городов, в местах отдыха и развлечений, на своей работе часто ли вы встречаете людей с ограниченными возможностями? Иногда создается впечатление, что инвалидов у нас нет вообще. А они есть, и очень многие хотят жить активно, работать. Но... вынуждены вести борьбу за законное право на труд.

Только прочувствовав на себе, что такое быть ограниченным в возможностях, человек задумывается над тем, как действительно конструктивно, а не для галочки, решать возникающие проблемы. Недаром сейчас проходят громкие акции, когда известные люди садятся в коляски и пытаются проехать по большому городу, попасть в магазин, аптеку, получить деньги в банкомате... Какие-то полдня, проведенные на правах инвалида, заставляют увидеть многие вещи в совершенно ином свете. Вот и челнинец Рустем Латыпов признается, что в своей "здоровой" жизни не обращал на инвалидов внимания.

Закаленные сердца

Вокруг были молодые, полные сил люди - Латыпов руководил штабом всесоюзной комсомольской стройки в Набережных Челнах, затем трудился на различных строительных объектах, был секретарем парткома, заместителем генерального директора "Камгэсэнергостроя". А потом его жизнь разделилась на "до" и "после". Лишился ноги, год провел в больнице.

В самые тяжелые для Рустема дни кто-то из знакомых сказал: тебе надо весь свой образ жизни поменять, все прежнее оставить и перейти в "другую галактику". Этот совет, отнюдь не универсальный, Рустему Бариевичу очень помог. Да и сложилось так. Пришлось расстаться с прежней работой, прежней семьей. Друзья молодости, правда, остались и очень помогают. Но старая жизнь давно отрезана. И теперь Латыпов занимается проблемами инвалидов, хотя вернуться к активной жизни было непросто.

- Когда выписался из больницы, месяца три лежал дома, - вспоминает Латыпов. - Приходили ко мне друзья, интересовались: когда уже работать начнешь? Но я был психологически не готов к этому. Друзья, видя мое состояние, не стали сюсюкать. Наоборот, поговорили жестко, без поблажек. Тогда я решился. Первый раз вышел на костылях - сам боюсь, стесняюсь... Сейчас думаю, если б не было этих ребят, я бы так и сидел дома. Запил бы, наверное, и тогда...

В 2006 году Рустем Бариевич вместе со знакомыми, волею судьбы тоже получившими "группу", учредил в Елабуге региональную общественную организацию "Закал".

- Основную задачу мы видели в трудоустройстве инвалидов, - рассказывает Рустем Латыпов. - Поначалу все представлялось в розовом цвете, думали, все сразу получится. Но почти все организации, в которые мы обращались, брать людей с ограниченными возможностями отказывались. Тогда решили, что надо самим заниматься созданием рабочих мест. Собирали прищепки, привлекли к этому около 20 инвалидов. А в 2008 году выиграли грант на открытие автомойки - это был первый серьезный шаг. Нам выделили 780 тысяч рублей.

Этих денег не хватило. Вот тут-то и помогли друзья из "прошлой жизни". Несколько крупных республиканских предприятий вложились в проект, и в 2009 году автомойка заработала - сюда устроили на работу пятерых инвалидов.

- Поддержка очень важна, - говорит Латыпов. - Я не злоупотребляю старыми связями и добрым отношением. Но иногда приходится обращаться за помощью.

Можешь трудиться? Скрывай!

Рустем Бариевич отметил положительные сдвиги: с прошлого года работодателю стали возмещать затраты на оснащение каждого рабочего места для инвалида в размере 30 тысяч рублей. В 2011 году такая компенсация составит уже 50 тысяч рублей. Но все отмечают, что сумма мала. Когда при "Закале" создали 10 рабочих мест для сборщиков прищепок, все только самое необходимое обошлось в гораздо более крупную сумму. А чтобы создать полноценное рабочее место для инвалида, необходимо иметь минимум 500 тысяч рублей, подсчитал мой собеседник.

- Вот у меня лежит список тех, кто хочет устроиться на работу, - Рустем Латыпов кладет руку на стопку бумаги. - Эти люди состоят на учете в центре занятости - 150 человек. А ведь в городе более пяти тысяч инвалидов! По моим подсчетам, процентов 80 хотят работать.

Кто-то просто не верит, что работа найдется. Некоторые не хотят трудиться за копейки. Другие боятся трудностей: как добираться до места работы? Общественный транспорт, улицы, подземные переходы, здания - все это часто не приспособлено для тех, кому непросто передвигаться. Рустем Латыпов вспоминает себя: возможно, он мог продол-жить трудовую деятельность в прежней организации, но там ведь не было условий для него, человека с протезом. Кабинет - на четвертом этаже в здании без лифта...

Но дело не только в этом. Инвалиды считают, что российское законодательство толкает их к пассивности. Изменения в Закон "О социальной защите инвалидов в РФ" от 2004 года устанавливают государственную пенсию и ежемесячные денежные выплаты в зависимости от степени ограничения способности к трудовой деятельности, а не от групп инвалидности, как было ранее. Степень определяется медико-социальной экспертной комиссией и записывается в индивидуальную программу реабилитации. Опыт показал, что чаще всего это решение зависит исключительно от субъективного понимания специалистов МСЭК, утверждает депутат Госдумы, председатель Всероссийского общества инвалидов Александр Ломакин-Румянцев. Таким образом, мы имеем дело практически с запретом инвалидам на труд, с ограничением конституционных прав. Вывод подтверждает Рустем Латыпов:

- Нужен индивидуальный подход! Но многим пишут - "нетрудоспособен". А это крест на человеке, он уже не может встать на учет в центр занятости, его никуда не примут на работу. Но ведь каждый человек на что-то способен. Поэтому мы советуем инвалидам внимательно отнестись к этой графе, чтобы там была указана доступная для них сфера деятельности.

- Я недавно познакомился с инвалидом первой группы. Молодой мужчина, высокий, симпатичный, стихи пишет, а ходить не может, - рассказывает Рустем Латыпов. - Он кое-как передвигается по дому на двух палках и даже не знает, что ему положена трость, что можно добиться инвалидной коляски! Его признали нетрудоспособным. Но ведь руки у него действуют! Должен же человек к чему-то стремиться! А так - семья ушла, он один в четырех стенах. Если инвалид первой группы хочет и может работать, зачем ему мешать? Он же еще и налоги будет платить государству...

Вместе все-таки легче - одна только моральная поддержка дорогого стоит. Коллектив, созданный "Закалом", все равно что семья. Даже кухня у них здесь общая - готовят из продуктов от маленького подсобного хозяйства.

А еще при организации действует протезно-ортопедический центр, филиал казанской фирмы. Прежде инвалидам приходилось ездить за всеми изделиями в столицу. Испытав эти неудобства на себе, Рустем Бариевич сделал все для открытия в Елабуге и Набережных Челнах филиалов.

Руководство Елабуги обнадежило инвалидов в решении еще одной проблемы - транспортной. Было обещано закупить два специальных микроавтобуса, оборудованных подъемником для коляски. Также прорабатывается идея создания социального такси. Ведь только колясочников в городе - 182.

Рукавицы с планеты добра

"Закал" работает совместно с другими объединениями Елабуги. Самая молодая - региональная общественная организация молодежи и детей-инвалидов "Планета добра". Руководит ею Тансылу Хуснуллина. Ее 18-летняя дочь ограничена в движении из-за аварии, в которую попала в младенчестве. Долгое время семья жила замкнуто, словно отгородив свою боль от всего мира. Постепенно изменилась психология родителей, медленно, но меняется и отношение общества к инвалидам. Теперь Тансылу понимает: нужно не лелеять свою боль, а действовать.

Организация, которой нет и полутора лет, хорошо известна в городе. Дети-инвалиды занимаются в кружках и секциях, вместе со здоровыми дают концерты, параллельно собирая средства на благотворительные акции... Потянулись к "Планете добра" и взрослые. В октябре прошлого года здесь заработала швейная мастерская. Для этого Тансылу Хуснуллиной пришлось стать индивидуальным предпринимателем по программе самозанятости. На выделенные средства закупили швейные машины, приняли на работу восемь человек, шесть из которых - инвалиды. Шьют рукавицы, фартуки.

Швеи очень ответственно относятся к работе, говорит хозяйка мастерской. Делают все тщательно, аккуратно, так, что качеству товара все удивляются. На очереди - пошив спецодежды, удалось заключить договор с магазином. Наладить сбыт - вот что важно сейчас. Если кто-то заинтересуется продукцией мастерской, здесь будут очень рады.

А недавно Тансылу получила республиканский грант для начинающих предпринимателей, на средства которого куплены вязальные машины и принтер для нанесения печати на ткань. Мечтает открыть социальный магазин, парикмахерскую. Инвалиды могут и хотят работать, но нужно развивать те направления, которые были бы им интересны, уверена Тансылу.

Недавно "Планета добра" переехала в новое здание, выделенное безвозмездно местными властями.

- Моя главная задача сейчас - отремонтировать его и оборудовать пандусом первый этаж, чтобы начали работать колясочники, - говорит Тансылу. - У нас есть четверо очень активных инвалидов на колясках, жизненной позиции которых можно позавидовать. Например, принимаем на работу бухгалтером Диму. Это замечательный парень, который дистанционно учится в ТИСБИ.

В то же время руководительница общественной организации признает, что работодателям не всегда бывает просто с инвалидами. У кого-то сложилось стойкое иждивенческое отношение к жизни и окружающим, кто-то привык чувствовать себя слабым, многое прощать себе и ждать снисхождения от других.

- Стараемся по мере сил эту психологию изменить. Надо учить с детского возраста не только брать, но и давать. Наши ребята участвуют в концертах, ярмарках и знают - они за это денег не получат, зато помогут тому, кто очень нуждается.

Фотомодель в инвалидной коляске

По данным Минздравсоцразвития, в России сейчас более 13 миллионов инвалидов - каждый десятый житель страны. Лишь менее трети инвалидов трудоспособного возраста работают. Специализированных предприятий для них почти нет. Существует квота по приему инвалидов на работу - по законодательству для организаций с численностью более 100 человек она составляет от 2 до 4 процентов персонала. Но работодатели эту норму нередко игнорируют.

Граждане с ограниченными возможностями не сдаются. Иногда они пробуют себя даже в тех сферах, которые, казалось бы, для них заказаны. На одном из интернет-форумов девушка спрашивает, существуют ли в Москве модельные агентства для инвалидов-колясочников. Обладая хорошими внешними данными, она хотела бы стать моделью, участвовать в фотосессиях. Впрочем, информацию ей никто дать не смог, собеседники усомнились, что наша столица морально к такому готова...

Поэтому друг с другом инвалиды делятся более прозаичными, зато и более надежными, способами заработка. Если человек хочет заработать, он использует все способы, соизмеряя их со своими возможностями, - так подбадривают друг друга. Но надеются, что когда-нибудь их желание работать не будет сопряжено с постоянной борьбой за это право. Ведь борьбы в их жизни и так хватает.

Между тем

В Германии предприятие, на котором работают менее шести процентов инвалидов, ежемесячно выплачивает штрафы в казну. Эти средства компенсируют затраты по трудоустройству на других предприятиях. В Швеции фирмы, принимающие на работу инвалидов, получают субсидии из бюджета - фактически государство помогает работодателю платить инвалиду зарплату. В Китае благодаря специальной государственной программе трудоустроены 80 процентов инвалидов. Для них созданы специализированные учебные центры, есть специальные предприятия, но открыт доступ и в обычные компании, которые обязаны брать в штат определенное количество людей с ограниченными возможностями.

Марина Сельскова

Источник: rt-online.ru