Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

"Мой малыш такой же, как все!"

Уфимка подняла на ноги сына, которому врачи прочили жить три дня

Заниматься со своим сыном Фирдаус Гизатуллина начала еще в роддоме. Давид родился шестимесячным. Всего за несколько дней до этого Фирдаус проходила очередное УЗИ, и ее заверили, что все отлично - беременность протекает без осложнений. А тут такое... - Малыша уже хотели оформлять как выкидыш, - вспоминает Фирдаус. - Сказали, мол, все равно не жилец, и даже если выживет, то будет больным...

Ситуация была критичной: воды отошли в три часа ночи, а родился он только наследующий день в час дня - все это время ребенку было нечем дышать. Постоянно подходили врачи, предлагали согласиться на искусственные роды (прерывание беременности на поздних сроках. - Прим.ред.), но я никого не слушала. Более того, даже от кесарева отказалась категорически: «Мой ребенок нормальный! Я буду рожать сама!»

Врачи говорили: «Проживет три дня максимум»

Давидка родился легкий, как перышко - чуть больше килограмма. Как он смог выжить - только Богу известно. От недостатка кислорода малыш был сине-фиолетового цвета, грудная клетка напоминала впадину. Легкие до конца сформироваться не успели - спасал аппарат искусственной вентиляции легких. Сердце тоже не справлялось: два раза вообще останавливалось - была клиническая смерть, но врачам удавалось запустить его заново. Так и лежал маленький Давид весь в трубках в специальном кувезе и упорно боролся за жизнь.

- Врачи предупредили: «Проживет дня три максимум», - говорит Фирдаус. - Мы решили его окрестить: пригласили батюшку, родных прямо в реанимацию. А в конце, когда на сыночка брызнули святой водой, Давидка поднял руки и ноги. Это было его первое движение! Мы, конечно, все плакали. А наследующий день ко мне в палату прибежали удивленные врачи: появилась надежда!

«Даже если бы он был инвалидом, я бы дошла до конца»

В соседнем кувезе лежала еще одна девочка - получилось, что тяжелых детей в роддоме было сразу двое. Ту девочку медики, кстати, тоже выходили, но родные от нее все равно отказались: сразу после больницы малышку передали в детский дом. У Фирдаус даже мысли такой не было.

- Отказаться? Ни за что на свете! - возмущается она. - И хоть мы с мужем на тот момент разошлись, все равно это был желанный ребенок. Муж, кстати, тоже меня поддержал: он тогда жил в Москве, но деньгами помогал регулярно. Конечно, многие пытались отговаривать: мол, есть же у вас уже дочь, зачем вам больной ребенок? Медиков понять тоже можно - они меня жалели. Это я потом уже узнала, что последствия вентиляции легких могут быть самыми непредсказуемыми: ребенок может оглохнуть, ослепнуть, быть недоразвитым. Но даже если бы он стал инвалидом, я бы все равно дошла до конца! В больнице Фирдаус с сыном провели почти четыре месяца.

- Дольше нас там никто нележал. Огромное спасибо врачам, которые помогли его выходить. Им было непросто: у Давида была врожденная пневмония - надо было регулярно удалять гной из легких. Кроме того, он очень медленно прибавлял в весе. Это стало самой настоящей проблемой. Давидку мы кормили через зонд - брать грудь он просто не мог: не было сил, - вспоминает Фирдаус. - Пока мы не наберем два необходимых килограмма, выписывать нас отказывались. Кстати, вышло очень интересно: сынок родился 19 августа, а когда я поинтересовалась у заведующей датой выписки, она ответила: «С первым снегом, дорогая». Так оно и случилось. Дело было в ноябре: мы готовились к выписке - завтра должны были ехать домой, а ночью пошел первый снег. Это был знак!

Читать начал в три с половиной года

Дома на первых порах приходилось трудно. Периодически во сне у Давида останавливалось дыхание, и он становился белым как мел. Врач предупредила: «Если он пролежит так секунд 15-20, и вы не заметите,он может умереть во сне». Целый год Фирдаус с мамой спали по очереди - дежурили у постели ребенка.

Когда через полтора года Давид с мамой пришли в тот самый роддом, врачи были вшоке.

- Это что ли тот самый «выкидыш» бегает? - улыбались они, глядя на карапуза в валенках, который ничем не отличался от сверстников.

Врачи, естественно, были довольны. Но как гордилась сама Фирдаус! Она утверждает, что поднять сына на ноги ей помогли две вещи. Первое - абсолютная вера и второе - усиленные занятия.

Заниматься с ребенком наша героиня начала буквально с первого дня его жизни.

- Мне приносили в роддом книги, и я постоянно читала Давидке вслух, учила с ним буквы. Свекровь меня постоянно спрашивала: «Зачем ты времятратишь?», но я чувствовала,что это необходимо, - объясняет Фирдаус. - До двух лет Давидне разговаривал - только мычал. Окружающие уверяли, что он вряд ли когда-нибудь скажет «мама». Я стояла на своем:«Еще как будет!». И Давид заговорил! Более того, выяснилось,что он знает все буквы - не зря мы учили их с пеленок. Читать сын тоже начал очень рано. Какя это поняла... Идем мы как-топо улице, он останавливается перед вывеской и по буквам читает название магазина:«Б-у-р-а-т-и-н-о». И это в три споловиной года! С такими диагнозами! Я тогда чуть не расплакалась. Именно в тот момент я поняла, что мой малыш такой же, как все. Он еще долго читал по буквам, как мы когда-то с ним учили, но перед школой у него уже было беглое чтение.

От инвалидности отказались

Фирдаус уверена, что вылечить можно абсолютно любого ребенка.

- Мне врачи еще в роддоме объясняли, что с малышом нужно постоянно разговаривать, -говорит Фирдаус. - Я с Давидом разговаривала постоянно. Даже когда уходила просто попить чай, все ему объясняла. Ребенок должен слышать речь все время. Есть мамы, которые со своими детьми не разговаривают. Так, на бытовом уровне: покормил, погулял, усыпил... Это неправильно.

А еще наша героиня наотрез отказалась оформлять своему ребенку инвалидность, хотя знакомые уговаривали: в этом случае ей бы полагалось неплохое пособие и бесплатные лекарства. - Не нужны мне эти деньги!- говорит Фирдаус. - Ребенок- инвалид - это клеймо на всю жизнь. Я не хотела ставить его своему сыну. Сейчас Давиду 8,5 лет. Он ходит в обычную гимназию и очень хорошо учится, говорит на русском, башкирском, а в свободное время занимается каратэ.

Но судьба вновь испытывает Фирдаус на прочность. Не успела она поднять на ноги второго сына, как очередная проверка: третий ребенок Ролан родился тоже с непростым диагнозом -ДЦП. Но и тут наша героиня не отчаивается.

- Если уж мы со вторым ребенком выкарабкались, то и здесь все будет нормально! Я верю!

Кстати

Мамы объединяются, чтобы помогать друг другу

История Фирдаус - далеко не единственная. Это понимаешь, когда попадаешь в уфимский реабилитационный центр для детей с ограниченными возможностями. «Комсомолку» пригласили сюда на один из новогодних утренников: в тот день ребята показывали сказку про домовенка Кузю. Конечно, без заминок не обойтись, да и сами актеры страшно волнуются и периодически забывают текст, но когда понимаешь, какие это дети - им можно простить все. У многих страшные диагнозы: ДЦП, аутизм. Они никогда не станут такими, как все, но перед центром и не стоит подобных задач. Главное - помочь им адаптироваться к жизни.

- Недавно мы провели конкурс среди детей-инвалидов «Созвездие талантов», - говорит Гульшат Ибрагимова, председатель общественной организации «Совет матерей «Материнское сердце». - Мы, конечно, знали, что детишки талантливы, но не представляли, что настолько! Они были, как настоящие артисты. Первое место заняла девочка, которая плохо видит, но вы бы слышали, как она поет! Как знать, может, в будущем она станет знаменитостью. Еще один конкурсант очень плохо ходит, но просто потрясающе читает стихи. А, может, это будущий уникальный диктор?

Динара Нажипова

Источник: ufa.kp.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ