Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

"Добрыня" помогает слабым выжить в социальных джунглях

Центр для людей с ограниченными умственными возможностями "Добрыня", расположенный в городе Курчатове Курской области, называют нетипичным не только для своего региона, но и для всей страны. "Добрыню", действительно, отличает многое: от принадлежности к концерну "Росэнергоатом" (Курская АЭС) и, соответственно, более высокого, чем в большинстве интернатов, финансирования, до совершенно нового подхода к реабилитации.

Но в непростых российских условиях существование "Добрыни" - одного из лучших реабилитационных учреждений в России - оказалось под угрозой.

Педагоги предпочитают не думать о том, что будет, если "Росэнергоатом" перестанет финансировать центр, и осваивают очередной "нетипичный" для России вид социальной адаптации инвалидов - модель подготовки к самостоятельной жизни в форме поддерживаемого проживания.

Взрослые дети

Когда "Добрыня" открылся в конце 90-х, заведующая центром Наталья Кицул думала, что учреждение просуществует максимум пять лет, а потом необходимость в нем исчезнет: российский социум будет интегрировать детей-инвалидов, как это происходит на Западе: их начнут принимать детские сады и школы, а затем трудоустраивать на предприятия.

"Но - случилось так, как случилось. С начала перестройки, несмотря на большие надежды для инвалидов, которые давало законодательство, положение их в России улучшилось лишь частично. А в части трудоустройства даже ухудшилось", - считает она.

Спустя 12 лет "Добрыня" все так же необходим не только жителям Курчатова, но и других районов Курской области, откуда родители ежедневно привозят сюда детей. Сегодня у специалистов центра около сотни воспитанников от трех до 45 лет с различными диагнозами: детский церебральный паралич, осложненный умственной отсталостью, ранний детский аутизм, синдром Дауна и другие заболевания.

"Около 50 детей до 16 лет находятся в первом отделении, где педагоги развивают их по индивидуально-ориентированным программам в группах до 10 человек. Еще около 50 детей старше 16 лет занимаются в трудовых мастерских", - рассказывает Кицул. И тут же оговаривается: "Для нас все воспитанники - "дети". Хотя западные коллеги меня бы поправили: "Старше 16 лет - не дети, а взрослые люди, хотя поведение - детское".

Модель "Добрыни"

У западных коллег Наталья Кицул и ее подчиненные во время стажировок научились многому. На основе этого опыта "Добрыня" создал собственную модель длительной комплексной помощи инвалидам в соответствии с их индивидуальными программами реабилитации.

"Человек со стороны увидит в нас нечто среднее между детским садом, профессиональным училищем и домом творчества", - улыбается заместитель заведующей центром Жанна Маслова.

Наталья Кицул добавляет, что в основе нестандартного устройства центра лежат немецкая, американская и корейская модели работы с инвалидами.

"От немецкой модели мы взяли рациональный подход к организации среды, которая дает инвалидам возможность почувствовать себя успешными. От американской - опору на сохранившиеся творческие возможности. От корейской - технологию обучения трудовым навыкам", - говорит заведующая "Добрыни".

Неординарные личности

День воспитанников Центра ежедневно начинается с занятий с логопедами, дефектологами, психологами. После обеда с ними занимаются воспитатели.

"Каждый ребенок в "Добрыне" - неординарная личность. Поэтому у нас нет и не может быть единообразных программ. Есть общие подходы, а программа подбирается для каждого ребенка в зависимости от тяжести его состояния и индивидуальных особенностей", - уточняет Кицул.

Такое отношение к детям дает хорошие результаты.

"Когда Наташа находилась дома, она боялась общения и развивалась медленно. За те полгода, которые она ходит в центр, дочь меняется прямо на глазах: общается с детьми и взрослыми, учит стихи, играет. А я в то время, пока она находится здесь, могу посвятить себя собственным делам", - говорит Оксана, мама четырехлетней Наташи.

Кицул добавляет, что к 6-7-ми годам большинство воспитанников "Добрыни" либо попадают в коррекционные классы школ, либо обучаются в самом центре.

"Но когда они заканчивают школу, возникает вопрос: куда идти дальше? Мы поняли, что просто не можем отпустить их в социум, где им сегодня просто нет места. Тогда в "Добрыне" появилось второе отделение - трудовые мастерские, где взрослые люди с ограниченными возможностями могут не только самовыражаться, но и общаться со сверстниками и педагогами", - говорит заведующая центром.

Социальные джунгли

Кицул вспоминает историю двух знакомых американских девушек с синдромом Дауна. Их родители добились того, чтобы обе получили образование по облегченным программам в университете.

"Сегодня у одной собственная артистическая студия, которую ей помогают содержать родители, другая публикует стихи. В Германии люди с тяжелыми диагнозами собирают водопроводные краны и делают стеклоподъемники для "Мерседесов". А в Сеуле изготавливают на заводе детали для телевизоров "Самсунг". И ведь кому-то же там не лень годами вырабатывать у инвалидов один простейший навык к этой работе!" - говорит она.

Педагогам "Добрыни" тоже не лень развивать творческие способности своих воспитанников. В гончарной мастерской на свет появляются красивая посуда и глиняные игрушки-свистульки. Рукодельницы швейной мастерской выпускают не только великолепные игрушки, но и предметы быта, которые куряне с удовольствием покупают на благотворительных ярмарках. Из мастерской лозоплетения выходят корзины и плетеная посуда. А в мастерской бисероплетения "вырастают" сверкающие всеми цветами деревья и цветы. Самих авторов этих работ, которые с детской радостью показывают сделанные своими руками изделия, сложно назвать несчастными.

"А ведь их не возьмут заниматься ни в один кружок в местном доме творчества, потому что уставы не позволяют", - замечает Жанна Маслова.

"К сожалению, в России до сих пор не сложилось социокультурной модели отношения к инвалидам. Здоровые люди пытаются конкурировать: боятся, что они отберут у них рабочие места. Многим до сих пор не хватает благородства оставить простейшие виды работ людям, которым природа дала в разы меньше, а самим заниматься чем-то более сложным. На новогодних каникулах наших педагогов, воспитанников и детей, выехавших в Курск в торгово-развлекательный центр, не пустили в ресторан, практически не объяснив причины. Все это наводит на мысль, что Россия во многом - социальные джунгли, где слабый должен погибнуть", - с горечью говорит Кицул.

Будущее под вопросом

В прошлом году в непростых российских условиях едва не погиб сам "Добрыня".

Как рассказал РИА Новости заместитель председателя правительства Курской области Владимир Проскурин, в прошлом году "Росэнергоатом" предложил администрации Курской области перевести центр на государственное финансирование с сохранением спонсорской помощи концерна.

"На уровне правительства Курской области и руководства концерна велись переговоры, в результате которых "Росэнергоатом" пообещал финансировать центр в 2010 году и подтвердил свое намерение выделять средства в тех же объемах в 2011 году. Будет ли концерн это делать дальше, точно неизвестно. Надеемся, будет, потому что коллектив и воспитанники, безусловно, потеряют при переходе на государственное финансирование. К сожалению, область не сможет финансировать уникальный для региона и страны центр больше, чем другие госучреждения", - говорит Проскурин.

"Да, мы сохранили нашу поддержку центру на 2011 год", - подтвердил РИА Новости официальный представитель концерна Алексей Сяганов.

"Для нас это, конечно, положительная социальная нагрузка. Но по нашей позиции в дальнейшем будет принято отдельное решение, и пока рано об этом говорить", - добавил он.

Особое измерение

Около пятидесяти взрослых людей в карнавальных костюмах пляшут и веселятся на новогоднем празднике, как дети. По уровню восприятия окружающей действительности они и есть дети: 27-летний Саша, приветствуя, неожиданно целует в щеку - видел, что взрослые так часто делают при встрече. Но понять, с кем каким образом себя надо вести, страдающий аутизмом Саша не может: он не делит мир на своих и чужих.

"Большинству из наших ребят свойственно видеть только одну краску: если к ним относятся плохо, мир их пугает, если окружают заботой и теплом, они в каждом встречном видят друга. В этой доверчивости заключается определенная опасность", - поясняет Кицул.

Что будет, если этих больших детей оставят те, кому они больше всего доверяют, заведующая "Добрыни" предпочитает не думать, живя сегодняшним днем. В этом дне - благодарные глаза родителей, награды патриархии и Общественной палаты, и главная награда - ежедневные маленькие успехи воспитанников.

"Возможно, кому-то их успехи покажутся смешными: подумаешь, выучил несколько новых слов, движений, освоил простой навык. Однако надо помнить, что эти люди живут в узких рамках возможностей, которые им дала природа, и каждый, чтобы идти вперед, делает усилия, которые, может быть, обычным людям и не снились", - говорит Кицул.

Впрочем, сотрудники "Добрыни" и члены общественной организации "Родительский клуб "Содействие", созданной родителями воспитанников центра, все же заглядывают и в день завтрашний.

"Недавно родительский клуб приобрел две четырехкомнатные квартиры, на базе которых планируется создать учебные квартиры, чтобы наши взрослые воспитанники могли жить самостоятельно, но при поддержке родителей и специалистов центра", - делится планами Кицул.

По ее словам, в ближайшее время в России должны принять закон о попечительстве, который поможет определить юридическую модель проекта по адаптации воспитанников "Добрыни" к самостоятельной жизни. Цель же его уже ясна - дать инвалидам больше независимости, чтобы в случае потери родственников они не отправлялись в интернат, а жили в учебных квартирах под контролем общественной организации.

"Ребята уже приходят в эти квартиры, самостоятельно готовят себе еду, общаются, убирают за собой и возвращаются в свои семьи. Вначале родители беспокоились: смогут ли они? А теперь сами спрашивают, можно ли их детям приходить в "общежитие" чаще", - улыбается заведующая.

Кицул добавляет, что многие родители часто спрашивают у священника, окормляющего "Добрыню", за что Бог наказал их ребенка болезнью.

"Отец Роман отвечает: "Возможно, для того, чтобы мы по отношению к ним реализовывали свою человечность". И это, действительно, так. Лично я оцениваю прожитое время по тому, что смогла сделать для них. Это - твоя истинная человеческая ценность. Остальное - мишура, наносное", - говорит Кицул.

Наталия Губарева

Источник: center.rian.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ