Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Отсутствие успехов в борьбе с наркотиками не позволяет России успешно бороться с инфекцией ВИЧ

Москва - Наркоманы здесь такие же, как и везде в мире: помятые, с пустым взглядом, ходят по московским аптекам, где незаконно продают лекарства без рецептов, ищут, где бы по-быстрому ширнуться. Конечно, зависимые от героина у всех на глазах ничего нового собой не представляют и местные жители редко обращают на них внимание, но эта проблема недавно оказалась символом некоего более серьезного провала.

Страна стала одним из слабых звеньев всемирной кампании по борьбе с распространением инфекции ВИЧ, и главной причиной этого, по словам представителей международных организаций здравоохранения, становится неконтролируемое употребление наркотиков путем инъекций.

Эпидемия в этой стране идет вразрез с общемировыми тенденциями: год от года ее темпы растут быстрее, чем практически в любой другой стране мира. В 2009 году в России отмечено почти 60 тысяч случаев заражения ВИЧ - вирусом, который вызывает СПИД, то есть на 8% больше, чем в 2008 году (данные Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу). Из этих новых случаев заражения более 60%, как считается, вызваны внутривенным введением наркотиков, а среди прочих было немало случаев заражения через половую связь с наркоманом.

Южноафриканская Республика, где заражений происходит больше, чем в любой другой стране, с большим отрывом обходит Россию по общему их числу (в 2009 - 390 тысяч случаев), но годичная скорость учащения заражений уменьшилась уже почти вдвое по сравнению с пиковым периодом в конце 1990-х.

«Я исследую проблему заражения людей ВИЧ уже двадцать пять лет и должен отметить существенное ухудшение ситуации [в России]», - говорит глава Федерального центра по профилактике и борьбе со СПИДом доктор Вадим Покровский.

В последние годы государство активизировало борьбу с болезнью, но, по словам доктора Покровского, ныне действующие программы практически игнорируют те группы населения, которые наиболее важны с этой точки зрения.

По официальным оценкам, инъекциями наркотических веществ в России злоупотребляет значительно более миллиона человек, причем они нередко используют общие нестерильные иглы, заражая друг друга. Эти люди находятся в числе наиболее маргинализированных представителей российского общества; ради того, чтобы избавить их от аддикции, их скорее прикуют к больничной койке на месяц, чем предоставят элементарное лечение. А такие вещи, как сексуальное образование и прочие профилактические программы, государственные чиновники воспринимают в штыки.

«Кто входит в основные группы риска? Наркоманы и проститутки, - комментирует советник Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИД Лев Зохрабян. - Чтобы изменить ситуацию, деньги выделять нужно именно на эти группы. Но если посмотреть в бюджет, то окажется, что на профилактические работы с группами риска в ближайшие годы не выделено вообще ничего».

Представители высшего руководства страны постоянно обвиняют США в том, что они не смогли искоренить производство героина в Афганистане, из-за которого Россия страдает от наркомании. По данным Федерального службы по контролю за оборотом наркотиков, около 90% российских наркоманов принимают афганский героин.

Но когда наркотики сквозь плохо охраняемые границы с бывшими советскими республиками попадают в Россию, дилеры получают возможность работать с обширной клиентской базой наркоманов, которым почти никак не помогают слезть с иглы. В некоторых регионах прошли эксперименты с программами обмена игл, но, хотя в других странах эта мера показала свою эффективность при борьбе с распространением ВИЧ, на национальном уровне ее утверждать не стали.

Представители высшего руководства органов здравоохранения и власти огульно осуждают применение к героиновым наркоманам заместительной терапии, то есть предоставление им метадона или иных наркотиков, что считается эффективным методом отучения от привычки; объясняется это тем, что речь идет о замене одной аддикции на другую. Врачи, пренебрегающие официальным запретом на подобное лечение, подвергаются преследованиям и даже издевательствам со стороны молодежных группировок, пользующихся поддержкой Кремля.

Русская православная церковь, в последнее десятилетие ставшая довольно значительной силой в политических делах страны, также выступает резко против подобных профилактических мер.

Даже в новой стратегии борьбы с наркотиками, разработанной по приказу президента Дмитрия Медведева прошлым летом, признается неспособность России адекватным образом справиться с проблемой.

«Профилактическая работа, предоставление медицинской помощи и реабилитация пациентов, страдающих от зависимости, - это недостаточно эффективно», - говорилось в документе, опубликованном на сайте Медведева.

Многие наркоманы, собравшиеся у дверей одной аптеки на юге Москвы, говорят, что уже пытались покончить со своей привычкой.

«И хочешь бросить, и не можешь», - жаловался тридцатитрехлетний седеющий Максим, и по покрытым шрамами рукам в нем было видно завзятого наркомана. Другой, отказавшийся назвать свое имя и ходивший с дырами в теле размером с монету (результат воспалений от неправильных инъекций), боится лечиться, потому что его могут арестовать, и это довольно обоснованные страхи.

Милиция часто арестовывает наркоманов и отправляет в специальные вытрезвители, где врачи предлагают им (а иногда и заставляют) немедленно отказаться от наркотика, что в некоторых редких случаях даже приводит к смерти. Прошлым летом организаторы восемнадцатой международной конференции по СПИДу в Вене выпустили декларацию (направленную преимущественно на Россию и страны бывшего Советского Союза), в которой утверждали, что подобные практики заставляют наркоманов уходить в подполье, что затрудняет работу по профилактике заражения ВИЧ.

Не сказать, что государство вообще не понимает серьезности эпидемии. В утвержденной Медведевым стратегии национальной безопасности России распространение ВИЧ и СПИДа названо «одной из основных угроз национальной безопасности в сфере медицины и здравоохранения».

Сейчас в России официально зарегистрировано более 500 тысяч случаев заболеваний ВИЧ, хотя эксперты из Объединенной программы ООН и прочих организаций полагают, что реальное число зараженных может быть ближе к миллиону, то есть столько же, сколько в США, где населения в два раза больше.

Часть проблемы - это то, что государство начало борьбу слишком поздно. Эпидемия свирепствует еще с тех пор, как двадцать лет назад развалилось советское государство, но всерьез действовать государство начало лишь в 2006 году, когда в качестве страны-хозяина саммита «большой восьмерки» взяло на себя обязательство побудить чиновников в более активной борьбе с заразой. Владимир Путин, бывший тогда президентом (сейчас он занимает пост премьер-министра), потребовал на рекордно высокую величину повысить финансирование этой борьбы, и с тех пор расходы на нее росли ежегодно.

В этом году государство намерено почти вдвое увеличить расходы на лекарства от СПИДа, доведя эту цифру до уровня 600 миллионов долларов. Об этом сообщает сотрудница Министерства здравоохранения, контролирующая политику в отношении ВИЧ и СПИДа, Галина Чистякова. Она не считает, что у России есть проблемы с обузданием эпидемии, и отмечает, что, по данным министерства, количество заражений в 2010 году немного снизилось в сравнении с предыдущим годом.

Покровский и прочие утверждают, что государственные программы зачастую вязнут в громоздких и неэффективных бюрократических системах российского государства. Даже попытки предоставлять лечение больным СПИДом, на которые и тратится большая часть выделяемых государством денег, к успеху не приводят.

Врачи и пациенты жалуются на постоянную нехватку антиретровирусных препаратов; дошло до того, что пациенты начали создавать в интернете специальные сообщества (например, pereboi.ru), через которые можно отслеживать ситуацию с дефицитом медикаментов и помогать тем, кому их не хватает, связываться с теми, у кого есть лишние. Кроме того, пациенты устраивают уличные протесты и обращаются в суды.

Многие наркоманы, подхватившие заразу, даже не знают, что лекарство существуют, о чем сообщил двадцативосьмилетний Петр Никитенко, бывший наркоман, ныне работающий в московской организации «Ясень». По его словам, он отказался от героина с помощью родственников, избежав судьбы большинства своих друзей, которые, по его словам, сейчас заражены ВИЧ.

«Я их все хороню, - сказал Никитенко. - Умирают от СПИДа, причем все чаще и чаще».

Майкл Швирц

Источник: inosmi.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ