Архив:

Как бездомная журналистка стала "врагом района"

Когда избили журналиста Олега Кашина, встрепенулись все вплоть до Кремля. Боевая тревога, свобода прессы в опасности! И неведомо стране, что далеко от Москвы, в портовом поселке Ванино на севере Хабаровского края, несколько лет в одиночку тянет на себе целую газету Татьяна Седых - учредитель и издатель «Мое побережье».

Генрих Боровик, вручавший ей два года назад премию имени своего сына Артема, сказал, что если и есть у России герои, то это такие люди, как Таня Седых. Почему?

Неограниченные возможности

В прошлом году ей дали еще одну премию - имени А. Д. Сахарова «За журналистику как поступок». Поступок - это очень про нее.

Таня - инвалид. 12-летней девочкой потеряла ногу. Для кого-то это стало бы приговором судьбы, а она получила образование, вышла замуж, родила сына и дочку и добрых два десятка лет моталась за мужем-офицером по гарнизонам тогда еще необъятного СССР. Из Ванина муж полетел дальше, а она осталась здесь, потому что...

Потому что нашла себя. Именно так - нашла не себе, а себя. Кто хочет, может крутить пальцем у виска, но Тане понравилось работать в газете. Вот, собственно, и вся причина распада семьи.

Оказалось, что ей, вроде как по жизни домохозяйке (чаще всего в гарнизонах устроиться даже уборщицей было невозможно), до всего есть дело. Это выяснилось во время ее работы в районке, где Седых заменила собой местный отдел соцзащиты и, конечно, перессорилась с чиновниками.

Из районки ушла в частную газету. Подняла ее тираж своими заметками вдвое, но...

- В районке, - говорит, - был один хозяин, здесь - другой. Там - цензура администрации, здесь - рынка. И я подумала: почему бы не открыть свою газету и не поработать так, как я хочу?

Нашей беседе все время мешают. В маленькую редакцию идут люди, тренькают телефоны. Если бы не эта Танина популярность и не рекордный для маленького райцентра газетный тираж, ни за что бы не поверила, что редактор «Моего побережья» выживает за свои, не за чужие деньги.

- Сбегаем в порт, надо кое-что сфотографировать. Потом договорим. - Таня набрасывает на себя скромную, не по зиме, китайскую куртку на «рыбьем меху»...

Война

Та «рыбья» куртка - с чужого плеча. И квартира, в которой живет, - тоже чужая. Редактор так любимой читателями газеты вот уже шесть лет - погорелец. Прописку имеет, но по указанному в паспорте адресу - пепелище. Таня с дочкой едва не погибли в огне. Прокуратура установила: кто-то ночью облил бензином входную дверь, поднес спичку... Спасались, выбираясь на улицу через окно. Сгорело все: дом, автомобиль, документы, имущество и почти весь тираж первого номера ее новой газеты. Затем и подожгли, чтобы погибли и редактор, и издание, портящее имидж района заметками про коммунальные беды и показуху местных чинуш, про ванинских «братков» и про милицию.

Но уже спустя неделю Таня умудрилась выпустить следующий номер «Моего побережья». И до сих пор ни одного не пропустила. Ютились с дочкой по углам - там, куда пускали добрые люди. Читатели помогали продуктами, вещами, деньгами. Таня кивает: это ценнее всех премий.

Тем временем «горячую» войну сменила «холодная» - местные торговые точки одна за другой стали отказываться торговать «вредной» газетой - надавили чиновники. Вслед за этим наездом Таню едва не сбивает машина - чудом отскочила в сугроб. Написала в газете про замерзающие поселки - в квартире посреди зимы остыли батареи. Наконец редакцию, где к тому времени, кроме нее, работали и получали зарплату несколько инвалидов, попросили с вещами на выход. В освободившееся помещение въехал... райотдел соцзащиты.

Что касается расследования поджога, Таня показывает мне толстую папку с отписками. «Предварительное следствие, - сообщают ей инстанции районного и краевого масштаба, - приостановлено в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых».

Недавно, правда, одного нашли. Расшифровали телефонную запись с угрозами в адрес Седых, установили личность и даже мотив преступления - обидела звонившего газета. Но его признали... «временно невменяемым».

По минному полю без «крыши»

Удивительно, но факт: те, кого так цепляют Танины заметки, ни разу не обращались в суд! Они нападают из-за угла. И каждый раз остаются «неустановленными».

Мы поговорили об этом с нынешним главой администрации Ванинского района Николаем Ожаровским. Он сказал, что по каждому случаю преступлений в отношении журналиста Седых он, глава района, «проводит разбор полетов, но не пойман - не вор». Я заметила, что в станице Кущевской тоже много лет не находили преступников.

- Вы задели важную тему, - посерьезнел глава. - Но ничего общего с Кущевской нет.

Однако когда узнаешь, что позволяет себе в районе местный криминал - верный продолжатель знаменитой ванинской пересылки, - понимаешь, почему Таня - герой и по какому минному полю она идет, опираясь на тросточку. Здесь, в Ванино, местные отморозки не просто стреляли на улицах, воровали и крышевали, а вытворяли все это, что называется, с особым цинизмом, творчески, с огоньком. Это и пожар в Танином доме. И траурный венок под дверь директору школы - женщина посмела возмутиться пьяными дискотеками в местном ДК. И стрельба по памятнику погибшим землякам в День Победы 9 Мая. И пьяный кураж «братвы» прямо в церкви на Пасху...

Все лишь шушукались, а Седых об этом писала. В результате, как выразился глава района Николай Ожаровский, «объединили усилия и беспредел загасили».

Теперь (не надо Звезды Героя!) объединить бы усилия и обеспечить Татьяну квартирой. Но у района, как мне сказали, такой возможности нет. Что до края, то губернатор широким жестом подарил квартиры нескольким хабаровским журналистам. Но фамилии Седых в счастливом списке почему-то не оказалось.

Пару месяцев назад в Хабаровске проходил журналистский форум. Широко проходил, с банкетами и перелетами через всю страну и даже за границу, к китайским коллегам. Проводили форум власть федеральная и краевая, Союз журналистов России. Прекрасный повод был бы, чтобы вспомнить о Татьяне. Ведь она живет недалеко от Хабаровска. Не вспомнили, к сожалению. А надо бы помнить о ней и тысячах других тихих героев, которые каждый день совершают маленький подвиг. И на которых держится не только российская журналистика, но и сама Россия.

Наталья Островская

Источник: penza.kp.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ