Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Какая ты сегодня, медицина?

Резонанс на материал в серпуховской газете «Шанс», в номере от 30 ноября 2010 г. получился значительный. Люди обратились к главе Серпухова с коллективным письмом ­ просьбой о помощи, разместив копию заявления в газете. Группа больных рассказала корреспонденту «Совета» о невыносимых условиях жизни без инсулина, пожаловалась на неудовлетворительное, по мнению людей, питание в ЦРБ и коснулась вопроса оформления групп инвалидности в местной медико­социальной экспертной комиссии (МСЭК, бывшее ВТЭК, руководитель Николай Афанасьев ­ - прим. авт.).

Именно господин Афанасьев первым среагировал на статью «Доктор, миленький, спасите...» тем, что дважды атаковал редакцию газеты визитами и бурно возмущался высказываниями граждан о нем в газете. Жаль, что Николай Николаевич не увидел в публикации того, что автор выразил сомнение в некоторой информации больных о нем, не спеша верить в их намеки на корыстную зависимость или необъективное поведение доктора. Автор до сих пор не считает Афанасьева «заинтересованным лицом» или взяточником. Но люди же приходят в редакцию с рассказами о наболевшем и просят продолжить важную тему, а у редакции нет резона не верить гражданам и лишать их возможности высказаться. Вот и Тамара Васильевна ­ пенсионерка из Лукина ­ приехала и просит слова:

­Прочитала вашу газету, очень мне материал понравился, правду написали. Ещё убедилась, что есть справедливость, коль пишете такое, совесть имеете. После инфаркта я 24 дня в ЦРБ пролежала, насмотрелась: внимания к больным не хватает, полы редко мыли, нянька не спешила судно убрать, кормить лучше больных должны. После выписки меня участковый терапевт Маргарита Алексеевна Фаргер убедила, что инвалидность мне дадут, велела документы собирать. Нам, деревенским, это сложно: в Большевик и по Серпухову долго моталась, хлопотала о бумажках. В феврале 2008 г., на ВТЭКе молодая женщина­врач расспросила меня, полистала документы и сказала, что я здоровая, и не положена мне инвалидность. Если же не согласна, то могу ехать в Москву и доказывать болезнь. Какая там Москва ­ к ним кое­как добралась тогда. Встала я со стула перед молодухой той, стою, а в горло ком подступил, и слезы покатились. Вышла в коридор, горько мне, сердце прихватило ­ упала я на пол. Люди помогли, откачали...

Врач М. А. Фаргер очень удивлялась и возмущалась, что не признали мне инвалидность. Не поехала я в Москву, писать не стала и хлопотать за справедливость. Лежу теперь дважды в году в больнице, на лекарства почти половина пенсии уходит. Ветеран труда, 38 лет стажа имею, на КСК работала, а внимания к себе не добилась. Спасибо газете, что защищает простых людей, хорошо это.

Врач одна мне говорила: «Принеси им в кармане ­ и будет у тебя группа инвалидности...» А чего я дам, если нет у меня, если одна на пенсию живу? Случай был: еду в электричке, женщины из Каменки едут, и одна говорит другой, что муж больной, и она, мол, на ВТЭК с ним ходит, денежку даст ­ и на год группу продлевают. Когда я сама туда ходила, ждала очереди, вижу: мужчина на костылях, с отрезанной ногой, и спросила: ­ Давно вы на группе? Он ответил: ­ Более трех лет хожу сюда ежегодно, врачи так требуют, а тяжело на костылях ходить.

Я подумала, как же у нас все дико в медицине, вот что врачи делают с нами. Или не врачи? А кто тогда?

Екатерина Фоминична Малолыченко тоже в редакцию заглянула, рассказала:

Четыре года назад это было. Пенсионеркой я вынуждена была работать уборщицей, ведра с водой таскала. Ноги очень болели, артроз беспокоил, лечилась. Врач сказала, что мне группа инвалидности положена, я ведь с костылем ходила, надо было делать операцию на коленном суставе. Но врач ВТЭКа заявила, что у меня все нормально и можно работать. Я тогда в сердцах ответила им: «Ну, а взятку вам за свою болячку, так и знайте, давать не буду!» ­ и ушла ни с чем. С работы пришлось уволиться. Езжу теперь ежегодно в Ховрино лечиться. Примеров, как мой, много в Серпухове. Один знакомый мужчина, слепой почти, дал 20 тысяч рублей врачу за то, что тот обещал ему улучшить зрение. Взяточник пропал с деньгами, перейдя на работу в другое учреждение, ­ ни помощи, ни денег у слепого. Врачи давно другими стали, мало кто способен не брать взятки. А люди сами суют, где надо и где не надо, все у нас изменилось, все продается и совесть ­ тоже.

Удивил и очень обрадовал приход в редакцию известного в городе врача Н. (жаль, не могу назвать имя этого достойного гражданина, слово давал -­ прим. авт.) и его рассказ:

Неправда, что все врачи продажные и лишь за деньги работают. Обидно читать, когда в рейтингах взяточников ставят моих коллег­врачей впереди чиновников, милиционеров, педагогов... У вас в материале была затронута великолепная, пожалуй, важнейшая для Серпухова тема ­ здравоохранение и его отсталое состояние. Никто кроме вашей газеты так откровенно и жестко не говорит в последние годы о медицине. Молчать стыдно и противно. Вы затронули момент, когда человеку, многие годы находящемуся на высоком посту в медицине, дана возможность обогащаться за счет страданий и трудностей людей. И тогда высокопоставленный врач, казалось бы, живущий на одну зарплату и не практикующий в московских клиниках, тем не менее, умудряется иметь шикарную дачу и дорогостоящую иномарку, третью за последние годы.

Горожане стремились к изменению власти в городе и добились цели. Без изменений в городской медицине невозможно улучшить жизнь серпуховичей. Тысячи граждан связаны с МСЭК, и она не должна быть вне поля зрения. Не бросайте эту тему, доведите её до конца, и очень многие граждане будут вам благодарны.

Газетная полоса не позволяет, к сожалению, разместить все факты и примеры, связанные с экспертной комиссией, но вот история семьи пенсионеров Валентины Ивановны и Геннадия Ивановича Проценко достойна внимания.

Валентина Ивановна рассказывает:

Про комиссию Афанасьева вы даже мягко написали. Иногда я думаю, что он ­ враг мой злейший после того, как он отнесся к моему мужу. Несколько лет назад супругу удалили легкое, он едва остался в живых. Все врачи говорили, что первая группа инвалидности ему гарантирована пожизненно. Однако Афанасьев дал вторую группу и обосновывать решение не стал. Онкология, жуткий кашель, тяжелое нарушение дыхания ­ ничего на врачей не подействовало. Вскоре сняли с него и вторую группу, заменив на третью. После того дикого факта я ездила к Афанасьеву, кричала там и плакала: «Да есть ли у вас совесть?! Неужели группа зависит, как люди говорят, от степени подношения? В жизни никому взяток не давала и вам не дам!» Даже сказала ему, что обращусь в суд, что родственник мой в Конституционном суде работает. В ответ Афанасьев посмеялся: «Да, жалкий наш суд, если будет с вашими делами разбираться...» До сих пор мой Геннадий Иванович на третьей группе, без уколов дня прожить не может.

Потом и мне инвалидность дали. Врачи Баландина и Зайцева уверяли: ­ Вам, Валентина Ивановна, вторая группа должна быть. Но Афанасьев третью дал. Часто лежу в ЦРБ, в неврологии. Кормят плохо, здание допотопное ­ гадюшник да и только. Если бы не куча котов, то от крыс спаса не было бы. Вся радость ­ это мои врачи Александр Адаменя и Людмила Довгополик, врачи «скорой» Лариса Грицук и Людмила Хижняк. А Николая Афанасьева мне трудно врачом называть. Помню рассказы знакомых женщин из Курилова, они говорили, что платили деньги, и им продлевали группы, а переставали давать ­ и даже третью группу снимали с них... Это хорошо, что газета заговорила об этом, может, услышат там, где следует, на меня можете положиться, свидетелем в суд пойду, если надо. Учителем я работала, плохому не учила, и меняться мне уже поздно.

Врач Н. обмолвился про роскошную дачу успешного доктора, уже 12 лет возглавляющего Серпуховскую МСЭК, а добрые люди предоставили её фотографические изображения. Поистине дача достойна внимания. Прекрасный двухэтажный особняк на отделанном фундаменте, с шестью евроокнами, укрываемыми металлическими решетками и такой же дверью. Особенно роскошно и богато выглядит оснащение территории зоны отдыха врача от трудов праведных. Она в изобилии пестрит дорогостоящими постройками и предметами ручной работы. Здесь: вазы цветочные и фонари осветительные в большом количестве, малые архитектурные формы и садовая мебель, гламурная статуя и фонтан, беседка с мебелью и оригинальная крытая автостоянка, шикарное металлическое ограждение участка и без малого полутысячедолларовой стоимости мангал ­ почти художественное произведение! Участок просто образцово показательный! Здесь много другого шика, подобного которому не имеет ни один из десятков соседних участков в СНТ «Коммунальник». Говорят, большинство серпуховских врачей не имеет такого. Может, они просто неудачники?

Виктор Тяглов

Источник: mosoblpress.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ